Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от

  Борьба хасидов: Библиотеку Ленина закрыла санэпидстанция


        22 ноября была опечатана в связи с нарушениями санитарных норм Государственная библиотека им. В. И. Ленина. Эксплуатация основных фондов и зданий библиотеки остановлена на неопределенный срок.
        За два дня до закрытия библиотеки в ее помещении любавичские хасиды отметили сухой голодовкой очередной раунд борьбы за возвращение коллекции Шнеерсона.
       
Библиотека основана в 1862 г. как частная коллекция графа Николая Румянцева.
        Граф не оставил завещания, и его брат передал библиотеку в государеву собственность. В 1925 г. Румянцевский музей переименован в Государственную библиотеку им. В. И. Ленина. Сейчас ее фонды насчитывают около 40 млн книг.
        Каждый день обслуживается от 2 до 10 тыс. клиентов. С 20-х годов библиотека ни разу не закрывалась для регулярной профилактики фондов. За последние пять лет судьба собрания вызвала неподдающееся подсчету количество публикаций в прессе и решений правительственного уровня.
       
        Главный санэпидврач Москвы неоднократно устно предупреждал руководителей библиотеки о необходимости ее немедленного закрытия. К такому же выводу — об аварийности состояния ГБЛ — пришла комиссия ВС СССР в прошлом году.
        Библиотека ждала обещанной реконструкции. Месяц назад НИИ гигиены труда АМН СССР еще раз сделало замеры и вынесло заключение об уровне нарушений санитарно-гигиенических норм в библиотеке. 14 ноября техническая инспекция труда Московской федерации профсоюзов, уже закрывавшая ранее два московских театра — Малый и имени Ермоловой, вынесла предписание о закрытии библиотеки.
        Руководство библиотеки тем не менее просило не делать этого. Однако, не вняв его мольбам, утром 22 ноября здание опечатал технический директор технической инспекции Николай Охотин. В момент закрытия директор библиотеки Анатолий Волик находился в Монгольской Народной Республике и повлиять на ход событий не мог.
        Между тем уже два дня шла и находилась в самом разгаре сухая голодовка хасидов. Гордые хасиды объявили ее 20 ноября во втором подъезде ГБЛ. Однако, как пожаловался корреспонденту Ъ раввин Ицхак Коган, "в 9 часов, перед закрытием библиотеки, нас просто начали бить". Хасиды удалились, не прекращая испытывать голод. Только наступивший шабат вынудил их сделать паузу до начала следующей недели.
       
        Коллекция Шнеерсона: 12 тысяч книг и 381 рукопись. Личная собственность духовного главы хасидской общины любавичского рабби Шнеерсона. Декретом СНК РСФСР от 1918 г. признана национализированной и передана в закрытые фонды библиотеки. Исключительные имущественные права на владение коллекцией, по мнению хасидов всего мира, принадлежат зятю Шнеерсона Менахему, живущему в США. 8 октября с. г. Госарбитраж РСФСР обязал ГБЛ вернуть коллекцию хасидам.
ГБЛ отказала, заявив, что ее архивы — национальное достояние советского народа.
       
        Хасиды решились на голодовку, потому что 18 ноября Высший арбитражный суд РСФСР вторично и окончательно постановил начать в этот же день передачу собраний коллекции Шнеерсона из ГБЛ в фонды специально для этого созданной Еврейской национальной библиотеки. Однако, как и в прошлый раз, ГБЛ совершила акт гражданского неповиновения и ничего не выдала.
        Решив, что без личной инициативы не обойтись и дальше, хасиды сами направились к руководству Ленинской библиотеки и потребовали вернуть святыни немедленно. Но даже и такая категоричность не помогола. 20-го утром хасиды снова явились в ГБЛ (на этот раз прихватив с собой ящики для транспортировки). Дальше гардеробной стойки их не пропустили, и тогда они стали требовать администрацию вниз, к барьеру, на диалог, требуя все-таки уважать Россию и выполнить решение ее законной власти. В ответ они услышали от спустившихся к ним простых русских библиотекарей: "Правительства приходят и уходят, а книги все равно останутся у нас. Никто нас не заставит сдать коллекцию".
        В беседе с корреспондентом Ъ начальник отдела библиотек Минкульта СССР (ныне — Межреспубликанский комитет по культуре) Артур Толстиков пояснил: "Ленинка, равно как и наше ведомство, не является собственником фондов. Это национальное достояние. И распоряжаются им только президенты СССР и РСФСР, а также депутаты. Лишь их решение будет выполняться". Толстиков прокомментировал конфликт корреспонденту Ъ: "Самое смешное, что пока еще нет доказательств, что зять (то есть Менахем. — Ъ) является наследником личного имущества Шнеерсона. У нас, например, это бы не прошло: зять — не кровный родственник. И во-вторых, несуществующая еврейская библиотека, которая не зарегистрирована в Минкультуры РСФСР, — это все обман, выдумки".
        Согласно другой версии, правительство опасается открыто покровительствовать хасидам, поскольку выдача коллекции стала бы прецедентом денационализации, механизм которой еще никем официально не обсуждался.
        Однако доподлинно известно, что именно правительство и лично Михаил Горбачев неоднократно распоряжались на предмет помощи ГБЛ (а значит, и коллекции Шнеерсона, все еще числящейся в фондах оной). Тем не менее реконструкция до сих пор даже не начата. Договор на 150 млн долларов о реконструкции между библиотекой и югославской фирмой "Интерэкспорт" был заключен 5 ноября 1990 года, однако подрядчикам до сих пор не выплатили аванса.
        В предписании , посредством которого была закрыта ГБЛ, предписывалось устранить санитарно-эпидемиологические недостатки. Однако среди свободных от борьбы с хасидами сотрудников библиотеки распространено твердое убеждение, что эта расплывчатая формулировка более чем невыполнима из-за огромного объема работ. Книги штабелируются в проходах между стеллажами. Запыленность превышает предельно допустимые нормы в 10 раз. Освещение вместо положенной нормы в 150 люкс/м2 составляет в книгохранилищах и на столах 15--20 (посетителям рекомендовалось приносить с собой источники освещения). С прошлого года не отпускается ни цента на комплектование отдела иностранной литературы. Научные журналы не поступают уже год. Месяц назад загорелось нотно-музыкальное хранилище. Мешают то и дело врывающиеся в помещение хасиды.
        Председатель профбюро библиотеки Татьяна Бирюкова сказала корреспонденту Ъ, что единственное теперь посильное дело для сотрудников — снизить уровень запыленности. Но и это сложно, поскольку в библиотеке нет даже пылесосов.
        В Верховном Совете России обсуждается неофициальное предложение директора национальной библиотеки конгресса США Джеймса Биллингтона. Он готов финансировать библиотеку, однако ставит условие: книжным собранием должны руководить признанные специалисты. Это предложение поддерживают близкие к президенту России народные депутаты СССР академик Юрий Рыжов, режиссер Довлат Худоназаров и Галина Старовойтова. Не исключено, что попавшая под американский патронат ГБЛ все-таки будет вынуждена отдать книги Шнеерсона хасидам.
       
        ЮРИЙ Ъ-ПАНКОВ, СЕРГЕЙ Ъ-САМОШИН

Комментарии
Профиль пользователя