Коротко

Новости

Подробно

Ногинский прокурор обложил данью начальство

В деле о крышевании незаконных казино взятки давались сверху вниз

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Вчера по делу о крышевании подмосковными прокурорами незаконных игорных заведений было предъявлено обвинение в получении взятки экс-прокурору Ногинска Владимиру Глебову. По версии следствия, деньги господин Глебов получал от своих непосредственных руководителей — ранее арестованного бывшего начальника 15-го управления областной прокуратуры Дмитрия Урумова и в недавнем прошлом первого зампрокурора Мособласти Александра Игнатенко, объявленного в розыск. Поскольку в громком деле присутствуют и другие "неустановленные лица" как в качестве взяткодателей, так и получателей взяток, следствие не собирается останавливаться на достигнутом.


Обвинение по ч. 4 ст. 290 УК РФ (получение взяток в особо крупном размере) содержащемуся в СИЗО "Лефортово" Владимиру Глебову предъявил старший следователь по особо важным делам при председателе следственного комитета России (СКР) Денис Никандров. По версии СКР, с лета 2009 года по февраль 2011 года господин Глебов, а также находящийся в розыске экс-прокурор Клина Владимир Глебов и другие "неустановленные" прокуроры Подмосковья получали деньги от своих бывших руководителей. Взяткодателями следственный комитет считает находящегося в розыске бывшего заместителя прокурора Московской области Александра Игнатенко и арестованного главного надзорщика Мособлпрокуратуры за следствием Дмитрия Урумова. Последнего, как сообщал "Ъ" (см. номер от 12 мая), СКР обвинил в получении в тот же период взяток от предполагаемых организаторов незаконного игорного бизнеса Ивана Назарова, Марата Мамыева и Аллы Гусевой.

В Басманном суде, избиравшем меру пресечения для экс-прокуроров, господин Никандров сообщил, что всего прокурорам было передано около 15 млн руб. за "преступное бездействие" по отношению к игорной империи Ивана Назарова, которую правоохранители обязаны были прикрыть. При этом сколько денег "досталось" городским прокурорам и конкретно Глебову, неизвестно — в фабуле обвинения об этом не говорилось ни слова. Зато в числе взяткодателей опять же оказались "и другие неустановленные лица", что, в свою очередь, видимо, дает следствию основание для привлечения в качестве обвиняемых по этому делу и других руководителей прокуратуры.

Владимир Глебов вину не признал, заявив следователю, что никаких взяток, тем более от своего руководства, он не получал. По словам адвоката обвиненного Магомеда Аминтазаева, господина Глебова возмутил сам факт того, в чем его обвинили. Защитник отметил, что у его подзащитного до сих пор был безупречный послужной список, никаких денег за "крышевание" казино тот не брал, а наоборот, в меру сил и возможностей боролся с незаконными игорными заведениями в своем городе.

Заметим, что в разных игорных заведениях Ногинска, по данным следствия, были установлены 1200 игровых автоматов. Как рассказывают местные правоохранители, после объявления борьбы с незаконным игорным бизнесом эти заведения не раз закрывали, а аппараты демонтировали. За два месяца, предусмотренные законодательством, необходимо было провести техническую экспертизу аппаратов, чтобы установить факт вмешательства в их программное обеспечение (настройку на безвыигрышную работу), и возбудить на основании выводов экспертов уголовное дело по факту нарушения авторских прав и мошенничества. Однако поскольку средства на экспертизы и оплату аренды складов для изъятых аппаратов не выделялись, по прошествии двух месяцев аппараты приходилось возвращать хозяевам и те возобновляли работу в другом месте и под другой вывеской.

Доказательствами вины арестованных прокуроров, в том числе господина Глебова, в получении взяток послужили показания ранее арестованных Ивана Назарова и его подельников, которых, в свою очередь, видимо, освободили от ответственности за дачу взяток. В примечании к 291-й статье УК (дача взятки) сказано, что "лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки".

Адвокат Аминтазаев, в свою очередь, заявил, что помимо показаний свидетелей у следствия нет никаких других доказательств вины господина Глебова. "Главной уликой в делах о взятках должны являться меченые деньги, изъятые с поличным у задержанного, а их нет,— отметил он.— Не оказалось у моего клиента и предметов роскоши, которые могли быть куплены на незаконные доходы". Прокурор, как уже сообщал "Ъ", жил вместе с женой и сыном в двухкомнатной квартире в обычной ногинской "хрущевке", имел небольшой, в пять соток, участок земли и пользовался только старой служебной "Волгой".

Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя