Коротко

Новости

Подробно

Прямая речь

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Вы на фронт пойдете?


Николай Левичев, председатель партии "Справедливая Россия":

— Не хочу — у нас другая история. Мы помним сказки про "нерушимый блок коммунистов и беспартийных" с 99% голосов. А пожелание лидера "Единой России" могут, как это обычно бывает, извратить. Чтобы отчитаться перед начальством, функционеры будут загонять людей в народный фронт, как раньше загоняли в "Единую Россию".

Валентина Петренко, председатель комитета Совета федерации по социальной политике:

— Да, потому что этот фронт должен объединить тех, кто хочет изменить жизнь страны к лучшему. Я каждый день вижу людей, наталкивающихся на препятствия в виде пассивных чиновников, дыр в законе, коррупции. Народный фронт поможет свести эти проблемы к минимуму, ведь если что-то делается на высоком уровне, значит, будет реализовано. А само слово "фронт" следует трактовать как первую линию какого-либо движения. Главное, чтобы к нему не примазывались те, кто прошли путь от онанизма до коммунизма, прогибаясь под каждую линию.

Андрей Бунич, президент Союза предпринимателей и арендаторов России:

— Нет, там и без меня уже достаточно филателистов, собаководов и любителей старины. Вообще достаточно странный пиар-ход в свете 9 Мая. На фронтах люди погибали, а здесь чего? Национальный фронт связан с оппозиционной деятельностью, а "Единая Россия" — партия, в которой состоит все высшее чиновничество. Против чего они будут бороться? Скорее, это фронт преследует одну цель — убить возможность альтернативного голосования. То есть купить всех: идите к нам, получайте депутатские мандаты и не парьтесь.

Александр Федоров, председатель совета директоров коллекторского агентства "Центр ЮСБ":

Нет, мне представлялось, что идея народных фронтов себя дискредитировала в начале 1990-х. Оказывается, нет. Однако сейчас под знамя народного фронта можно привлечь народ, только если сделать врагом по другую линию фронта чиновников, которых как раз возглавляет Владимир Путин. Абсурд. Думаю, что идеей фронта Путина кто-то сильно подставил.

Виктор Похмелкин, лидер Движения автомобилистов:

— Зачем, я так на баррикадах уже много лет. И борюсь как раз с тем, что этот фронт будет защищать — засильем монополистов, бюрократией, диктатурой посредственности и прочим, чем славится "Единая Россия". Я был депутатом Госдумы четырех созывов, и мне не нужен этот лифт, чтобы попасть в их ряды, ведь все мои главные оппоненты: нефтяники, гаишники и прочие — давно сплотились вокруг "Едра". Да и дураков у них там наверху нет — им не нужны неуправляемые люди с противоположными взглядами на политическую ситуацию. И такие попытки оживить политическую жизнь мне просто смешны.

Гарри Каспаров, лидер "Объединенного гражданского фронта":

— Ни в коем случае! Не для того мы шесть лет назад создали свой фронт, ведущий борьбу за демонтаж путинского режима, чтобы так просто расстаться со своими принципами. Использование Путиным военной терминологии отражает признание того, что режим давно ведет войну со своим народом. Но я надеюсь, победят граждане, а не коррумпированная элита.

Ксения Собчак, телеведущая:

— Нет. Вступление ни в одну организацию не дается просто так, придется чем-то поступиться. Меня можно много в чем упрекнуть, но есть вещи, в которых я абсолютно чиста. Я никогда не состояла в политорганизациях, движениях или партиях, хотя было множество предложений. Пусть я не так веду программы и делаю то, что не всем нравится, но быть вне политики — моя принципиальная позиция, на это у меня есть причины.

Геннадий Селезнев, председатель Госдумы второго и третьего созывов:

— Нет, не хочу быть кнопкой, голосующей за фракционные решения. Мне жалко людей, которые так попадут в Думу. Там балом правит "Едро" с жесткой фракционной дисциплиной, фракция решила — голосуй, даже если ты трижды академик и трижды не согласен. Этот фронт не подразумевает борьбу, там на доты грудью ложиться не надо. А я предпочитаю живую работу.

Сергей Лисовский, член Совета федерации:

— Хотел бы. Я следую тактике Ленина: надо использовать любую легальную, парламентскую трибуну. Часть единороссовской номенклатуры не хочет появления новых людей ни в партии, ни в политике. Единственный способ разорвать круг — создать такой фронт. Так что это хороший политический и пиар-ход.

Всеволод Чаплин, глава синодального Отдела по взаимоотношениям церкви и общества, протоиерей:

— Духовенству запрещено занимать госдолжности и входить в партии. Исключения возможны только в особых случаях. Пока исключений не было. Очень многое зависит от того, что из себя этот орган будет представлять. Не станет ли он лишь еще одной коалицией, сможет ли объединить все части политического спектра и силы, заинтересованные в диалоге между народом и властью. А идея очень разумная. Церковь много раз призывала создать механизмы, которые объединяли бы разные партии и общественные организации. Но роль этих механизмов должна быть именно в объединении, а не в политборьбе.

Комментарии
Профиль пользователя