Коротко

Новости

Подробно

Сукук, мудараба и другие источники дохода

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 46

Коран запрещает правоверным давать в долг под проценты. Вместо этого финансисты мусульманских стран используют различные механизмы партнерства и раздела дохода от совместного бизнеса или использования имущества. Как ожидается, 24 марта один из этих инструментов впервые появится в России: Татария подпишет мандат на выпуск сукук — исламских облигаций.


МАКСИМ КВАША


Как рассказал "Деньгам" гендиректор ИФК "Линова" Ренат Лотфуллин, 24 марта на конференции в Казани планируется подписать мандат на выпуск первых в России исламских облигаций — сукук — на сумму около $200 млн. Организаторами займа являются Kuwait Finance House, Malaysia и малайзийская же трастовая компания Amanah Raya Berhad, а "Линова" выступает как соорганизатор.

Первоначально речь шла о том, что это будут облигации Республики Татарстан. Местная пресса сообщала, что именно о таких договоренностях шла речь во время визита президента Республики Татарстан Рустама Минниханова в Малайзию, однако затем решение было скорректировано. Эмитентом ценных бумаг станет специально организованное SPV, оригинатором — госкомпания, название которой до конференции не называют, подчеркивая, что в качестве обеспечения выступят земля и недвижимость.

По словам Лотфуллина, к новому инструменту уже проявлен заметный интерес, причем со стороны инвесторов не только из мусульманских стран. Интересуются им и российские инвесторы. В частности, на конференции запланировано выступление Заида Малеха из "ВТБ Капитала". ВТБ, кстати, и сам не так давно собирался выпустить исламские облигации, но из-за кризиса эмиссия сукук сорвалась.

А как рассказал независимый консультант по рынку инструментов с фиксированной доходностью Антон Табах, в 2005-2006 годах в Москве наблюдалась "бешеная" активность финансовых институтов из стран Персидского залива, пытавшихся организовать выпуск сукук. Но из-за неопределенности применения российского законодательства никто тогда "не стал с этим связываться".

Похоже, в Татарии с этой проблемой надеются справиться. Опробованным на еврооблигациях способом: SPV будет офшорным — люксембургским или малайзийским. А полученные средства пустят на финансирование инфраструктурных проектов в Казани.

Как и предписывают законы шариата, проценты по экзотическому для России финансовому инструменту не предусмотрены. Вместо них инвесторы получат доход от служащего обеспечением имущества. Какой именно, потенциальные покупатели облигаций поймут из бизнес-плана. Как легко догадаться, инструмент предназначен для квалифицированных и институциональных инвесторов. Россиянам, интересующимся розничными услугами исламского банкинга, придется подождать или искать их в арабских странах.

По-арабски "сукук" значит "чек, расписка", но сейчас это понятие, как правило, используется в отношении финансовых инструментов, которые принято называть исламскими облигациями, хотя по сути они больше напоминают паи инвестиционных фондов. Само употребление слова "облигация" в их отношении спорно: сукук не являются инструментами с фиксированной доходностью.

Впрочем, иногда эти бумаги структурируются таким образом, что видимость фиксированного дохода все же возникает. Для этого имущество в собственности оригинатора займа сдается в аренду, а арендные платежи уже распределяются между инвесторами. Заметим, что такие схемы, равно как и обязательство обратного выкупа, иногда сопровождающее сукук, вызывают споры и недовольство. Причем не только религиозных властей, но и финансовых регуляторов. Так, например, по данным S&P, с 2007 по 2008 год рынок сукук сократился с $50 млрд до $14 млрд из-за отповеди председателя ученого совета Организации бухгалтерского учета и аудита исламских финансовых институтов (AAOIFI) шейха Мухаммада Таки Усмани. Он заявил, что 85% сукук не соответствует нормам исламского права. По другим данным, общий объем выпущенных исламских облигаций в 2009 году превышал $100 млрд.

За стремлением татарских финансистов выпустить непривычные для нашего рынка инструменты стоят не только соображения этики. Это еще и попытка привлечь в Россию новый класс инвесторов. По разным оценкам, объем рынка исламского финансирования составляет $1-1,5 трлн. "Ну и наконец,— говорит Лотфуллин,— это просто другая модель ведения бизнеса. Которая строится на принципах более честного и справедливого партнерства, а не на отношениях кредитор--должник".

Так что, может статься, в будущем мы выучим еще несколько непривычных для нашего уха слов: "мушарака" и "мудараба" — долевое участие, "мурабаха" — что-то вроде факторинга, "риба" — запрет на ссудный процент, "гарар" — запрет на спекуляцию, "майсир" — запрет на неосновательное обогащение, сделки пари и традиционное страхование. Тем более что ни православным канонам, ни светским взглядам на жизнь принципы исламских финансов никак не противоречат.

Комментарии
Профиль пользователя