Коротко

Новости

Подробно

Нина и Саша нигде не живут

Красноярск отказал сиротам в жилье

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Валерий Панюшкин


специальный корреспондент Российского фонда помощи

Про дело Нины и Саши Гусевых "Ъ" рассказал несколько месяцев назад в рамках проекта Русфонда "Правонападение". Нина и Саша — брат и сестра, выпускники детдома в Красноярском крае. Нина учится в медицинском институте, Саша работает автослесарем. До сих пор власти не предоставили Гусевым жилье, которое по закону причитается всем выпускникам детдомов. Новости неутешительные: мы подали три судебных иска, чтобы восстановить попранные права Нины и Саши, и все суды проиграли. Красноярские чиновники не гнушались предоставлять суду подложные, задним числом составленные документы.


Согласно закону о дополнительных гарантиях детям-сиротам, они "имеют право получить жилье по месту жительства вне очереди". Внимание! Федеральный закон гласит: по месту жительства! Однако в Красноярском крае с 2005 года действует указ губернатора, по которому дети-сироты имеют право получить жилье не по месту жительства, а по месту утраты родительского попечения. То есть не там, где живут, где учатся, работают и социализированы, а там, где были изъяты из семьи. То есть если, как в случае Нины и Саши, дети лишаются родителей в далеком селе Идринском, потом воспитываются в детдоме Светлогорска, потом, как Нина теперь, живут и учатся в Красноярске, то жилье они должны получать не в Красноярске и не в Светлогорске даже, а в селе Идринском, где их старый дом разрушен и где сто лет уже не строится никакого жилья.

На наш взгляд, губернаторский указ 2005 года противоречит не только федеральному закону, но и здравому смыслу. Какой смысл писать, что дети должны получить жилье там, где жилья нет и не будет? Смысл только тот, чтобы молодые люди не получили жилья никогда.

Дабы преодолеть эту абсурдную ситуацию, мы подали в Красноярске иск об установлении юридического факта места жительства Нины Гусевой. Юридически Нина не живет нигде. У нее нет места жительства. Фактически она живет в Красноярске, в общежитии мединститута. Об этом свидетельствует множество документов, в том числе временная регистрация в паспорте. Суд не мог не признать Нину фактически живущей в Красноярске. Однако если бы суд признал Нину фактически живущей в Красноярске, то пришлось бы давать ей в Красноярске жилье, ибо федеральный закон выше губернаторского указа. Но суд поступил проще. Суд просто не принял к рассмотрению наш иск.

Одновременно развивались две детективные истории, в каждой из которых ключевые документы появились задним числом.

В 2005 году дом в селе Идринское, где жили Нина и Саша, пока их не изъяли из семьи, был признан негодным к проживанию. Иными словами, дом развалился.

В 2007-м Нина и Саша подписали заявления с просьбой внести их в список жителей села Идринское, не имеющих жилья. Они не помнят, как и когда это заявление написали. Возможно, приезжали какие-то люди в детдом, вызвали детей в кабинет и попросили подписать что-то непонятное. Но даже если бы они написали эти заявления в здравом уме и твердой памяти, понимая, что делают, все равно — в список жителей села Идринское Нина и Саша были внесены не в 2007 году, а в 2006-м.

Администрация Идринского внесла Нину и Сашу в список детей, нуждающихся в жилье, на год раньше, чем Нина и Саша об этом попросили. И это незаконно.

История стала еще абсурднее в прошлом году. 3 марта 2010 года, проживая в Красноярске, Нина и Саша обратились в местную администрацию с просьбой предоставить им жилье по месту жительства, то есть в Красноярске. Администрация молодым людям отказала, сославшись на указ губернатора, по которому жилье должно предоставляться не по месту жительства, а по месту потери родительского попечения.

Тогда летом 2010 года Нина и Саша подали в суд иск с требованием предоставить им жилье в Красноярске, то есть по месту жительства, то есть согласно федеральному закону.

В августе 2010 года идринская администрация официально сообщила суду, что Нина и Саша не состоят на учете в селе Идринское, то есть никто в селе Идринском жилья им предоставить не может и не собирается.

А чуть позже неизвестно как в суде появилось постановление идринской администрации, согласно которому Гусевы поставлены на квартирный учет в селе Идринское в июне 2010 года. Этакой временной инверсии позавидовал бы любой изобретатель машины времени. В августе 2010 года идринская администрация писала, что молодые люди на учете не стоят и потому жилья не получат. А потом заявила вдруг, что стоят с июня.

К сожалению, мы не знаем, как устроены тайные договоренности между красноярской администрацией и идринской. Мы не знаем, как, когда и при каких обстоятельствах договорились чиновники задним числом поставить Нину и Сашу на очередь в Идринском, где они не получат жилья никогда, а если получат, то бог весть что с этим жильем делать. Мы не знаем, почему так трудно, до подлогов трудно предоставить молодым людям жилье по месту жительства, то есть в Красноярске. Мы не знаем, почему суд боится юридически установить, где Гусевы живут на самом деле.

Мы знаем только, что выпускники детдомов имеют право получить жилье вне очереди по месту жительства. Это федеральный закон, и мы будем настаивать на его исполнении в судах высших инстанций.

Комментарии
Профиль пользователя