Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

 В Большом меняют коней
       Накануне открытия юбилейного 225-го сезона в Большом театре произошла очередная революция. Вчера президент Владимир Путин подписал два указа, которые в корне меняют статус Большого и внутритеатральную расстановку сил. Большой театр теряет свою автономию, а оба его главных руководителя — Владимир Васильев и Владимир Коконин — лишаются своих должностей. С этого сезона Большой театр возглавит экс-директор петербургского БДТ и один из руководителей телеканала "Культура" Анатолий Иксанов.

       Слухи о кадровых переменах в Большом театре циркулировали с весны. Первой жертвой называли худрука-директора Владимира Васильева. По иным версиям, заодно с ним должен был "полететь" и исполнительный директор театра Владимир Коконин. Фамилии преемников назывались самые невероятные. Наиболее распространенной была "петербургская" версия о создании объединенной дирекции обоих столичных театров под руководством худрука Мариинки Валерия Гергиева. Впрочем, осведомленные источники в Москве этот слух всерьез не рассматривали, зато об упразднении должностей обоих директоров поговаривали как о деле весьма вероятном.
       Дело в том, что пять лет назад Большой театр добился невероятных привилегий. Тогдашний переворот, в результате которого театр покинула вся его творческая верхушка (главный дирижер Александр Лазарев, главный художник Валерий Левенталь, главный балетмейстер Юрий Григорович), привел к власти танцовщика и хореографа Владимира Васильева. Васильев, прежде чем согласиться на новое назначение, выговорил себе и театру чрезвычайные полномочия.
       По новому, принятому в 1995 году, уставу Большой был выведен из ведения Министерства культуры, получал самостоятельную строку в бюджете и подчинялся напрямую главе правительства. Двух главных театральных чиновников (художественного руководителя-директора и исполнительного директора, оба — обладатели права финансовой подписи) мог назначать и, соответственно, освобождать от должности только премьер-министр. Худрук-директор театра получил право заключать двухлетние контракты с руководителями творческих подразделений (оперы, оркестра, балета, миманса и др.) без каких-либо консультаций и согласований. Театр мог изыскивать спонсоров, партнеров и прочих благотворителей. Чтобы не обидеть петербуржцев, схожим уставом наградили и Мариинку.
       Однако вожделенная свобода действий не привела московский театр к благоденствию. За пять лет Васильев так и не смог выработать внятной художественной программы и выбраться из затяжного творческого кризиса (частные успехи балетной труппы следует отнести на счет некоторой самостоятельности ее теперешнего худрука Алексея Фадеечева). Ко всему прочему Большой окончательно завяз в собственной реконструкции. Из года в год пожарные объявляли здание аварийным, и каждый раз, несмотря на их запреты, театр открывал очередной сезон. Театральное начальство упрекало российское правительство в недофинансировании и пренебрежении нуждами Большого, ЮНЕСКО проводило громкие, но вполне бесполезные акции. Однако здание филиала (куда Большой собирался переехать на время ремонта) так и осталось недостроенным, да и сам план реставрации и модернизации исторического здания повис в воздухе.
       И вот накануне юбилейного сезона появились два указа президента. Первый, касающийся ремонта, выглядит малореалистичным. В нем "одобрено предложение правительства о проведении начиная с 2001 года реставрации и реконструкции Большого театра". Правительству предложено "в трехмесячный срок определить государственного заказчика, сроки проведения и источники финансирования работ". При такой формулировке понятно, что все опять начинается чуть ли не "от печки".
       Другой указ значительно конкретнее — он лишает Большой всяких удельных привилегий. Ельцинские рескрипты 95-го года подлежат забвению. Театр вновь переходит в ведение Министерства культуры: главу Большого — генерального директора — утверждает правительство по представлению Минкульта. Его заместителей (в том числе "генерального художественного директора" и "главного администратора") тоже назначает Минкульт, хотя и "по представлению гендиректора". Должности "исполнительного директора" и "худрука-директора" упраздняются безотлагательно (соответственно, вместе с занимающими их двумя Владимирами — Васильевым и Кокониным). Устав же театра предлагается немедленно переписать. Впрочем, Большому (как и бывшему Госкино) оставили отдельную строку в бюджете. Надо сказать, что вся операция была проведена в лучших традициях секретных служб: артистов и сотрудников Большого президентские указы застали врасплох.
       Вчера все были так потрясены, что отказывались комментировать известие. В самом деле: к осени слухи о кадровых перестановках вроде бы утихли, волнения улеглись. Любитель массовых празднеств Владимир Васильев готовился отмечать юбилей, причем начать собирался непосредственно со сбора труппы. На 1 сентября для нескольких сотен приглашенных гостей было запланировано целое представление с рапортом об успехах театра, оглашением творческих планов, представлением публике вновь поступивших артистов и фуршетом для избранных. Не исключено, что празднество все-таки состоится: указ президента вступает в силу лишь с момента его опубликования.
       Фамилия нового гендиректора уже циркулирует по кулуарам и звучит в эфире. Им станет "человек Швыдкого" Анатолий Иксанов — бывший директор питерского БДТ, переведенный впоследствии на одну из руководящих должностей на телеканал "Культура". Впрочем, по заверениям теперешних коллег Иксанова, с телевидения его "пока еще никто не увольнял". В пирамидальной структуре Большого вот-вот утвердят и второе звено: на место "генерального художественного директора" приглашен Геннадий Рождественский — дирижер с мировым именем и биографией, тесно связанной с Большим (еще в 50-е он работал в театре в качестве балетного дирижера, а с 1965-го по 1970-й занимал пост главного дирижера). После переговоров с представителями Минкульта, Рождественский, судя по всему, дал согласие.
       Однако вопрос его возвращения на главную сцену страны, пока еще открыт. В своем интервью радио "Эхо Москвы" Михаил Швыдкой назвал еще два имени кандидатов в "генхуддиректора": Александр Лазарев и Евгений Светланов. После выступления министра в эфире уязвленный действующий худрук-директор Владимир Васильев прислал ему телеграмму: "Узнав из вашего интервью о принятых решениях по Большому театру и понимая всю сложность сложившейся у вас ситуации, избавляю вас от необходимости личного общения".
       
       ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА, ЕЛЕНА Ъ-ЧЕРЕМНЫХ

Комментарии
Профиль пользователя