Коротко

Новости

Подробно

Леонид Парфенов намедни выдал

Как все прогрессивное российское телевидение молча слушало приговор самому себе

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В четверг поздно вечером в телецентре "Останкино" состоялась торжественная церемония вручения телевизионной премии имени Владислава Листьева. Но всю торжественность затмила речь ее первого обладателя Леонида Парфенова. Впервые за последние годы о ситуации, сложившейся на российском телевидении, о цензуре в телеэфире и зависимости федеральных телеканалов от власти, публично заявил самый популярный тележурналист страны. Эти слова были сказаны господином Парфеновым прямо в лицо руководителям государственных телеканалов и представителям федеральной власти. С подробностями — АРИНА БОРОДИНА.


Столь торжественной и статусной церемонии на российском телевидении, пожалуй, не было уже лет десять. В знаменитой останкинской студии N 1 (АСБ-1), где, кстати, в прошлом году записывалось телеинтервью президента Дмитрия Медведева руководителям трем федеральных телеканалов, собрались люди, которые уже очень давно не встречались вместе. Всего было человек восемьдесят. Одними из первых пришли глава ВГТРК Олег Добродеев и его первый заместитель Антон Златопольский. Гендиректора НТВ Владимира Кулистикова не было, но канал представляла его заместитель Татьяна Миткова. Были руководители почти всех коммерческих и сетевых каналов — глава "СТС Медиа" Антон Кудряшов и гендиректор канала Вячеслав Муругов, руководитель "ТВ Центра" Александр Пономарев, главный редактор Russia Today Маргарита Симоньян, глава "Национальной Медиа Группы" и канала РЕН Александр Орджоникидзе, гендиректор ТВ-3 Александр Карпов... Руководители медиахолдингов, радиостанций, крупных телепроизводящих компаний, известные ведущие и журналисты: Светлана Сорокина, Владимир Познер, Марианна Максимовская, Антон Хреков...

Кроме того, среди приглашенных были Иван Демидов, который сейчас работает в администрации президента, в подчинении Владислава Суркова, глава Федерального агентства по печати Михаил Сеславинский, замминистра связи Александр Жаров. Уже позже приехал и сам министр — Игорь Щеголев.

Еще в марте, спустя 15 лет после убийства Владислава Листьева, в память о нем его вдова Альбина Назимова, коллеги-телевизионщики, "Первый канал" и Академия Российского телевидения придумали персональную премию, у которой каждый год будет только один победитель (персона, программа, событие или творческий коллектив). Кроме того, эта премия, в отличие, к примеру, от той же ТЭФИ, подкреплена еще и очень внушительной суммой — 1 млн рублей. Выдвигать претендентов на премию и определять победителя могут только члены жюри. В его составе: Альбина Назимова, Михаил Швыдкой, Константин Эрнст, Олег Добродеев, Татьяна Миткова, Роман Петренко, Александр Пономарев, Анатолий Лысенко, Эдуард Сагалаев, Леонид Парфенов, Леонид Якубович, Виталий Вульф, Антон Хреков, Иван Демидов, Леонид Ярмольник. Еще до объявления имени победителя организаторы особо подчеркивали, что первый обладатель премии имени Владислава Листьева избран единогласным решением жюри, но его имя хранилось в тайне.

Все было выдержано в особом стиле: специально на заказ исполненные внушительные приглашения, строгий дресс-код — black tie. В самой лаконично украшенной студии были расставлены накрытые столы с закусками, официанты подавали шампанское. На сцене сидел симфонический оркестр. Организаторы явно решили изменить традицию и вручать эту камерную телепремию, так, как раньше в России еще не никто не делал. Зато в Америке именно в таком формате часто чествуют лауреатов международных телепремий. Церемония началась под звуки музыки и на экране замелькали знаменитые кадры из программ Владислава Листьева. Затем на сцену вышла его вдова Альбина, вынесла статуэтку, которую она придумала сама, произнесла речь. Ведущим церемонии был Владимир Познер, объявив имя лауреата — Леонида Парфенова,— он подчеркнул: "Это человек, с которым у меня давно идет нескончаемый спор, что важнее — форма или содержание".

Есть ощущение, что в тот вечер господин Познер окончательно проиграл в споре Леониду Парфенову. Потому что все это благолепие, которое витало в останкинской студии, враз померкло, спустя всего минут десять после того, как под аплодисменты собравшихся в студии Леонид Парфенов, выйдя на сцену получать статуэтку из рук Анатолия Лысенко, заговорил со сцены. Но сначала на экране пошли кадры из разных проектов и фильмов Леонида Парфенова. Бросалось в глаза то, что среди показанных отрывков не было только самого главного парфеновского проекта, о чем он сам говорил в том числе и в интервью "Ъ",— общественно-политического еженедельника "Намедни", из-за которого его в 2004 году как раз и уволили с НТВ.

Со сцены господин Парфенов сказал, что "обескуражен" получением этой премии. Отказываться, правда, не стал, и от денежной составляющей в 1 млн рублей, надо полагать, тоже. Затем он сказал о самом Владе Листьеве, поблагодарил съемочную группу, с которой сейчас работает, свою жену Елену Чекалову. Тепло отозвался об Эдуарде Сагалаеве и Александре Пономареве (они в разные годы возглавляли молодежную редакцию Центрального телевидения, где начинал работать Парфенов). Вряд ли случайно господин Парфенов не сказал ни слова об НТВ, где проработал почти десять лет, хотя в студии сидел и один из основателей этой телекомпании, господин Добродеев. А вот гендиректора "Первого канала" Константина Эрнста, который сидел рядом с Олегом Добродеевым, Леонид Парфенов поблагодарил отдельно: "За шесть лет, что я провел вне текущего эфира, именно Костя давал мне возможность работать".

Казалось бы, на этом в меру эмоциональную, но вполне стандартную речь лауреата можно было и закончить. Но тут на сцену вышел официант, поставил на трибуну фужер с водой и затем к микрофону подошел господин Парфенов. Он достал из кармана бумажку и, уже сильно волнуясь, сказал, что ему разрешили, согласно регламенту, произнести речь минут на семь, что он и сделает, зачитав написанный им текст. В реальности речь длилась немногим больше пяти минут. Но уже после первых слов "сегодня утром (25 ноября.— "Ъ") я был в больнице у Олега Кашина..." стало понятно, что для Леонида Парфенова все-таки содержание несоизмеримо важнее, чем форма.

В студии стояла абсолютно полная тишина. Перед первыми лицами российского телевидения, уже давно встроенными в нынешнюю вертикаль власти, господин Парфенов в свойственной ему полубубнящей манере читал как раз про то, что "за всяким политически значимым телеэфиром угадываются цели и задачи власти... ее друзья и враги", про то, что "замалчивается до четверти спектра общественного мнения, а высшая власть предстает дорогим покойником: о ней только хорошо или ничего" (подробнее см. справку). Было понятно, что каждое слово и предложение Парфенов прописал заранее и до запятой, иначе это был бы не он. Чем ближе к концу шла речь, тем четче читал ее господин Парфенов. Но было видно, как сильно он волновался. Даже галстук-бабочка немного съехал набок.

Во время выступления Леонида Парфенова несколько приглашенных многозначительно переглядывались между собой. Корреспондент "Ъ" получила сразу три SMS от присутствующих в студии телевизионных деятелей со следующими текстами: "Вот это да!", "Ну, дал!" "Ого-гоо!". Но после того как господин Парфенов закончил выступать, хлопали все без исключения.

А дальше ведущий церемонии Владимир Познер, словно Леонид Парфенов ничего такого и не говорил, со словами "давайте перейдем к более спокойной ситуации" продолжал вести вечер и предложил собравшимся поздравить первого победителя премии. Желающих оказалось немного. Про то, о чем со сцены только что говорил господин Парфенов, никто из приглашенных на церемонию не сказал ни слова. Запомнились слова господина Эрнста, который, в частности, сказал, что "Парфенов лучший в профессии. И здесь нет ни одного человека, который бы придерживался другого мнения". Приглашенные захлопали, но выступать больше никто не стал. Затем началась неофициальная часть церемонии — пела Нино Катамадзе.

Корреспондент "Ъ" еще в студии подошла к Леониду Парфенову. Он был явно не такой, как всегда. И волнение, судя по всему, только усиливалось. На мой вопрос, вы вообще понимаете, перед кем вы читали свою речь и какая теперь будет реакция и последствия, господин Парфенов, посмотрев на меня с недоумением, ответил: "Нет, ну а как?! Я по-другому поступить не мог...". Стоявший сзади его коллега сказал: "Если не нравится, вручали бы тогда премию Аркадию Мамонтову".

Перед церемонией все выглядело абсолютно светски, многие теленачальники даже приходили парами и очень мило, по-дружески общались между собой, что действительно редко можно наблюдать между людьми этого статуса на публичных мероприятиях. А вот выходили они из студии, где вручалась премия имени Владислава Листьева, все больше поодиночке, тихо, незаметно и почти не общаясь между собой. Леонид Парфенов, похоже, испортил им зарождающийся новый телевизионный праздник.

Арина Бородина


Комментарии
Профиль пользователя