Коротко

Новости

Подробно

К "Южному потоку" присобачили Болгарию

Подписано соглашение о создании СП

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

В субботу премьер Владимир Путин в Софии встретился с болгарским премьером Бойко Борисовым. В этот день были наконец подписаны документы о создании СП по трубопроводу "Южный поток", которых ждали от Болгарии уже не один год. Еще один подарок болгарский премьер не хотел афишировать, но, по его словам, российский премьер предложил показать подарок всем журналистам и членам делегаций. С подробностями из Софии — специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


Когда больше года назад партия Бойко Борисова выиграла парламентские выборы, а сам он стал премьер-министром и встретился в первый раз с Владимиром Путиным, показалось, что мастер спорта по дзюдо вряд ли когда-нибудь найдет общий язык с мастером спорта по каратэ.

На первой же встрече господин Путин в очень резких выражениях предложил новому болгарскому премьеру определиться наконец со строительством нефтепровода Бургас--Александруполис. Эта идея обсуждается уже около десяти лет, и российский премьер заявил, что за год построен чуть ли не весь российский участок ВСТО, а несчастные несколько десятков километров российско-болгарского нефтепровода, выгодного всем, кто задействован в этом проекте, до сих пор являются предметом головной боли болгарского правительства (прежнее правительство уже было согласилось строить, но тут-то и пришла очередь ему уйти).

Идея трубопровода "Южного потока", который должен был выходить на берег в Болгарии, зависла в территориальных водах третьих стран. Россия назло Болгарии даже начала рассматривать вариант создания такого СП в Румынии. Очевидно, это подействовало. К вчерашним переговорам все было готово. Главе "Газпрома" господину Миллеру и его болгарскому коллеге оставалось только подписать соглашение акционеров и устав акционерного общества, где доли поделены 50 на 50. Они это и сделали.

После этого премьеры провели пресс-конференцию. Болгарский премьер нависал над столом как боксерская груша и при этом сидел почти вполоборота к Владимиру Путину и зорко смотрел по сторонам, так что, с одной стороны, казалось, что ему не очень интересно тут, а с другой — он невольно заставлял вспоминать о его прошлом охранника VIP-персон.

— Я хотел бы подчеркнуть,— заявил тем временем Бойко Борисов,— что в соответствии с дорожной картой по "Южному потоку" мы опережаем сроки, зафиксированные в ней, на несколько месяцев.... на два месяца.

Болгарский премьер и дальше много говорил о том, как он постарался, чтобы опередить время. На самом деле складывалось впечатление, что ему хочется, прежде всего, опередить Владимира Путина.

— Вчера,— сказал болгарский премьер,— мы разговаривали с еврокомиссаром Оттингером (европейский комиссар по энергетике.— А. К.), с тем чтобы можно было согласовать это соглашение, которое должно соответствовать европейскому законодательству... Мы договорились, и я благодарю премьера Путина, что они согласились с тем, чтобы счета проекта "Южный поток" были открыты в болгарском Банке развития — 100-процентном болгарском банке.

У Бойко Борисова, казалось, не было никакой уверенности во Владимире Путине как в переговорщике. Иначе бы болгарский премьер не сказал:

— Я бы хотел, чтобы он (российский премьер.— А. К.) повторил еще раз, что болгарские архивы 1939-1944 годов будут возвращены в Болгарию. Он отметил в рамках пленарного заседания, что подобные культурно-исторические ценности должны быть возвращены той стране, которой они принадлежат.

Бойко Борисов хотел, чтобы Владимир Путин перед журналистами повторил то, о чем они говорили наедине. Позже он вообще пообещал опубликовать все стенограммы субботних переговоров с российским коллегой, а это как минимум странно в дипломатической практике.

Он еще не знал, как аукнется все это в конце пресс-конференции.

— Что касается атомной электростанции "Белене", мы договорились, что эксперты будут продолжать работу, направленную на то, чтобы мы имели самую дешевую и в то же самое время самую надежную станцию в Европе (почему бы нет?) и в мире,— продолжил Бойко Борисов.

Его стремление объять необъятное нисколько не удивляло. Достаточно было посмотреть на него, чтобы понять: на тренировках он давно привык к такому подходу.

— Что касается цен на газ,— сказал господин Борисов,— мы надеемся, что ответ будет получен в ближайшем будущем от премьера Путина, потому что мы не раз говорили о том, что это имеет большое значение для конкурентоспособности болгарской экономики.

Казалось, Болгария, как и остальные европейские страны и как Украина, например, хочет скидок на цену, которая получается в результате расчетов общеевропейской формулы цены на нефть, и старается продать свое участие в "Южном потоке", а также участие России в строительстве атомной станции в Белене в пакете с ценами на газ.

— Что касается нефтепровода Бургас--Александруполис,— закончил болгарский премьер,— то я еще раз заявил нашу позицию. По мнению населения и специалистов, прокладка этого нефтепровода нарушит экологический баланс.

Тут дало о себе знать советское прошлое Болгарии и самого Бойко Борисова, потому что только в этом прошлом беспроигрышно было ссылаться на мнение трудящихся.

Кроме того, стало понятно, что проект Бургас--Александруполис, по мнению болгарских переговорщиков, в этот пакет не входит.

Впрочем, Владимир Путин публично не соглашался с версией пакетного соглашения. На вопрос, "объявлена ли капитуляция болгарской стороны и будут ли действительно снижены цены на газ", он переспросил:

— Простите, о каких компромиссах идет речь, я не понял? Я не понял, о каких компромиссах вы говорите?

Болгарская журналистка взволнованно уточнила:

— Шла речь о том, что какая-либо из сторон должна пойти на компромисс, для того чтобы были подписаны эти документы. Например, достигнут ли какой-то компромисс по ценам на газ, для того чтобы был осуществлен проект "Южный поток"?

— Проект "Южный поток" никак не связан с ценами на газ,— пожал плечами российский премьер.— Что мы предлагаем? Прямо с российского берега провести трубопроводную систему на болгарский берег и гарантировать на 100% ритмичное, устойчивое энергетическое снабжение самой Болгарии и южной части Европы — вот о чем идет речь. Сегодня Болгария получает от российской стороны за транзит небольшого количества газа в другие страны примерно €600 млн... или долларов... точно не помню. А если мы осуществим проект "Южный поток", то Болгария будет получать только за то, что на ее территории лежит труба, почти 2,5 млрд. Вот эти средства можно использовать на то, чтобы довести до конечного потребителя газ по более низким ценам.

Бойко Борисов тоже не согласился с идеей пакетного соглашения. Но для него отрицать вероятность такого соглашения, как оказалось, важно по другим причинам:

— Мы никогда не увязывали между собой различные проекты, потому что это отдельные проекты, которые отдельно развиваются. Никогда между нами не было посредников! Я хочу подчеркнуть это. И конкретный пример: Берлускони (премьер-министр Италии.— "Ъ") никогда не разговаривал со мной по теме проекта "Южный поток" и ни по какой-либо другой теме, несмотря на то что между нами прекрасные отношения — между мной и господином Берлускони, между господином Путиным и господином Берлускони!

Болгарский премьер не в состоянии был удержаться от того, чтобы не сравнивать свою дружбу с итальянским премьером с его же дружбой с российским, потому что такое сравнение, каким бы лестным оно ни было для Владимира Путина, все равно было в пользу Бойко Борисова.

Для него важнее всего, кажется, было убедить общественность, и не только болгарскую, но и европейскую, что он самостоятельный политик. И почему-то чем старательнее он убеждал, сидя по-прежнему вполоборота к российскому премьеру (и к присутствовавшему в зале еврокомиссару), тем меньше в это верилось.

И вот этого он не отрицал:

— По-моему, мы с господином Путиным защитили свое реноме людей с характером! Никто ни перед кем не капитулирует!

Болгарская журналистка спросила о проекте так называемого третьего энергетического пакета ЕС:

— Он серьезно меняет вообще весь механизм требований к поставкам энергоресурсов в Европу. В этой связи хотела бы узнать ваше мнение об этом энергетическом пакете. Как он сказывается на переговорах по цене на газ и может ли он отразиться на реализации проекта "Южный поток"?

Эта тема интересовала российского премьера:

— Решение, которое предлагает Еврокомиссия, продиктовано благими соображениями, направленными на либерализацию рынка газа. Однако к чему сводятся предложения по этому энергетическому пакету? К тому, чтобы те компании, которые владеют трубопроводным транспортом, не имели возможности и права прокачивать энергоресурсы, в том числе газ, по этим трубам. Это означает, что в какой-то участок магистральных труб могут вклиниться малые компании, которые не имеют отношения ни к самому транспорту, ни к производству газа. И это будет дополнительная накрутка на конечную цену. Это первая угроза, которая возможна при реализации этого энергетического пакета.

Российский премьер оказался, мягко говоря, не сторонником третьего пакета:

— Ну и, наконец, это, безусловно, будет сдерживать развитие самой энергетической инфраструктуры в Европе. Если, скажем, такие крупные игроки, как "Газпром", не будут иметь права строить новые инфраструктурные объекты, то совершенно очевидно, что развитие — это касается не только "Газпрома", это касается и крупных европейских компаний, которые занимаются добычей,— я просто убежден, что развитие инфраструктуры будет замедлено. Это значит, что будут инфраструктурные ограничения на поставку на европейский рынок энергетического сырья, а в условиях ограничений поставок энергетического сырья будут держаться высокие цены.

С этим согласился даже Бойко Борисов.

Интригующий момент возник в конце пресс-конференции, когда журналистка болгарской газеты "Труд" попросила объявить окончательную цену строительства АЭС в Белене.

Российский премьер через стол посоветовался с сидящим в стороне главой "Росатома" Сергеем Кириенко:

— Мы можем назвать?

Тот кивнул.

— Болгарская сторона настаивала на том, чтобы российские партнеры назвали именно конечную цифру,— заявил Владимир Путин.— Мы готовы это сделать. Сейчас.

— Прямо сейчас? — переспросили сразу несколько болгарских журналистов.

Они уже несколько месяцев добиваются этой цифры от своего правительства.

— Да,— удовлетворенно произнес господин Путин.

— Давайте! — раздалось сразу с нескольких сторон.

— Не могу этого сделать,— пожал плечами российский премьер, поглядев на Бойко Борисова.— Это возможно только по согласованию с болгарской стороной.

Болгарский премьер оказался в сложном положении. Но он в конце концов первый начал с идеи подтверждать все публично.

— Знаете, я не раз ставил вопрос о цене, причем конечной цене АЭС "Белене",— произнес он после некоторой паузы.— Потому что Болгария имеет исключительно отрицательный опыт — водохранилище Цанков Камык. Объявляется одна цена, а в дополнениях добавляются суммы, которые в два-три, иногда в четыре раза увеличивают цену, указанную в основном контракте. Именно поэтому много раз публично мы говорили о том, что подписанный контракт с прежним правительством составляет €3,99 млрд. Но это не окончательная цена, не конечная цена, потому что сюда не входят инфляционный индекс, затраты на инфраструктуру, цена кредитов по договору.... Прежнее правительство было некорректным, когда говорило о конечной цене. Мы требовали, чтобы эксперты, представители двух стран, определили конечную цену с процентами и кредитами, чтобы знать, что АЭС "Белене" будет стоить столько-то миллиардов через 50, 60 или сколько-то месяцев...

Нет, не захотел болгарский премьер услышать конечную цену. Не в его это было, видимо, интересах. По информации "Ъ", правительству Болгарии пока неоткуда взять вообще никаких денег на постройку этой станции, так что оглашение цены и в самом деле не на руку болгарскому премьеру, который на днях заявлял российским переговорщикам, что правительство его страны готово продать иностранным партнерам 80% болгарской доли в этом проекте — только бы построить АЭС.

Казалось, что пресс-конференция закончилась, и ее участники даже встали, как вдруг Бойко Борисов сказал, что он подарил господину Путину болгарскую овчарку и что "он (Владимир Путин.— "Ъ") попросил, чтобы мы показали эту собаку вам".

Похоже, Бойко Борисов не очень хотел, чтобы все тайное стало явным, раз специально добавил, что это господин Путин попросил показать подарок людям (в том числе и из Еврокомиссии, которым болгарский премьер тоже демонстрирует стальной характер по отношению к России).

Владимир Путин взял овчарку на руки. Болгарский премьер наконец повернулся к нему лицом. И только тут я обратил внимание, как они похожи.

Щенок болгарской овчарки и болгарский премьер, я имею в виду.

Комментарии
Профиль пользователя