Коротко

Новости

Подробно

Коррупционный налог готовят к реформе

Снизить его почти с 3% ВВП предполагается электронными аукционами

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Совещание у президента Дмитрия Медведева, посвященное исполнению его поручений, позволило оценить текущие масштабы "коррупционного налога" в экономике РФ. Коррупционные доходы граждан и компаний на госзакупках на совещании в пятницу оценены не менее чем в 1 трлн руб., что соответствует размеру "коррупционного налога" в целом в экономике не менее чем в 2,9% ВВП. Последние оценки размера "коррупционного налога" давались пять лет назад Всемирным банком, они составляли 1,4% ВВП для 2002 года и 1,1% ВВП для 2005 года.


Президент Дмитрий Медведев в пятницу на совещании, посвященном реализации поручений президента (см. "Ъ" от 30 октября), обнаружил кражу из госбюджета порядка 1 трлн руб. в год, что составляет 2,5% ВВП России. "В данный момент на рынке закупок для государственных и муниципальных нужд расходуется до 5 трлн руб. бюджетных средств. Экономический эффект от очищения порочных закупок, по самым консервативным оценкам, может превысить 1 трлн руб.",— сообщил в своем докладе президенту глава контрольного управления его администрации Константин Чуйченко. "Если выражаться простым русским языком, объем воровства можно снизить на триллион рублей",— уточнил Дмитрий Медведев, добавив, что при осуществлении госзакупок ежегодно заключается около 10 млн контрактов, "значительная часть которых содержит откаты".

Напомним, до последнего времени единственной численной оценкой "коррупционного налога" оставалось исследование Всемирного банка 2005 года (см. "Ъ" от 27 июля 2006 года), в котором объем взяток в доходах населения и компаний снизился в России с 2002 по 2005 год с 1,4 до 1,1% ВВП, увеличившись в реальном измерении примерно на 50%. Цифры господина Чуйченко более пессимистичны: исследование Всемирного банка включало в себя оценки коррупции при заключении госконтрактов, и если предположить, что на долю этого вида коррупции приходится 75% всех коррупционных доходов в РФ, а остальные составляющие "коррупционного налога" не изменились, то его размер на 2009 год не может быть менее 2,9% ВВП, то есть с 2005 года он вырос на 1,5 процентного пункта.

Комментировать объем откатов, озвученный президентом, эксперты соглашались вчера только на условиях анонимности. По их словам, 1 трлн руб., или пятая часть госзаказа,— это не только и не столько объем откатов, но и предполагаемый объем "экономии" бюджетных средств за счет совершенствования процедур госзаказа и повышения конкуренции среди исполнителей и поставщиков. Цифра эта основана на том, что в результате электронных торгов стартовая цена контракта уменьшается в среднем на 15-20%. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) считает эту условную величину за объем "сэкономленных" бюджетных средств, поскольку при отсутствии конкурентных торгов конечная цена равна начальной. С 2010 года на электронные аукционы перешло около 50 тыс. федеральных заказчиков, с 2011 года на электронные аукционы перейдет еще около 300 тыс. региональных и муниципальных заказчиков. Предполагаемый эффект, который ожидается через год-два, оценивается в те же 1 трлн руб. ежегодно.

Для "очищения порочных закупок" господин Чуйченко предложил создать Федеральную контрактную систему (отметим, Минэкономики занято проектом уже с 2006 года), а также организовать мониторинг, отслеживающий уровень цен на сопоставимых рынках для оценки эффективности заключенных контрактов. "Надо сформировать систему сквозного мониторинга, которая позволит своевременно вскрывать неэффективные закупки и будет служить основой для правовой оценки заключенных контрактов",— заявил чиновник, по словам которого "система госзаказов должна представлять единый цикл планирования, размещения заказов, учета и контроля".

К предложению господина Чуйченко вести мониторинг цен участники рынка отнеслись скептически. Глава крупнейшей из пяти торговых площадок, отобранных правительством для размещения госзаказа, ОАО ЕЭТП, Антон Емельянов полагает, что в системе мониторинга цен нет необходимости. "Если заказчики выставляют рыночные условия, общие для всех поставщиков, то в ходе торгов цены сами упадут до среднерыночного уровня. Создавать отдельную систему такого мониторинга — избыточная задача для системы госзакупок",— полагает он.

"Да, у нас есть конкурсы, на которых ничего хорошего не происходит. Например, на конкурсах у нас размещаются заказы на особо опасное строительство или на отдельные виды медицинского оборудования. Там высока коррупционная составляющая, никакой конкуренции реально нет",— признает глава управления ФАС по контролю за госзаказом Михаил Евраев. По его словам, решением проблемы является переход этих двух видов заказа на электронные аукционы. Он также напомнил, что с 1 января 2011 года заработает и единый портал госзакупок, который позволит в режиме онлайн отслеживать торги, контракты и цены. "Речь не идет о том, чтобы все закупки без исключения перевести на электронные аукционы. Проектирование, НИОКРы должны размещаться на конкурсах. Но долю субъективной составляющей, которая сегодня при проведении конкурсов составляет до 45%, нужно постепенно перевести в объективные составляющие",— поясняет господин Евраев.

Отметим, в пятницу же, по данным "Ъ", должно было состояться и обсуждение у президента главного скандала лета 2010 года — уголовных дел вокруг закупки компьютерных томографов и ангиографов. Напомним, число уголовных дел вокруг этих закупок со времени августовского доклада господина Чуйченко президенту (см. "Ъ" от 13 августа) выросло не менее чем на 15, в регионах расследуется не менее 45 уголовных дел по этим закупкам. В пятницу же предполагалось обсуждение проблемы с производителями — Siemens, Toshiba, GE, Philips. Впрочем, по данным "Ъ", компании лишь представили администрации президента свои материалы на этот счет, встречи не произошло. Президент же в пятницу ограничился сообщением на эту тему господина Чуйченко, посетовав на отсутствие в РФ смертной казни за коррупционные преступления.

Дмитрий Бутрин, Александр Гудков


Комментарии
Профиль пользователя