Коротко

Новости

Подробно

За заслуги перед отечествами

"Державные кавалеры" в Музеях Кремля

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Выставка история

В Одностолпной палате кремлевского Патриаршего дворца открылась выставка "Державные кавалеры". Музеи Кремля впервые показывают на ней широкой публике уникальную коллекцию иностранных орденов, которыми были награждены российские императоры. Выставку, организованную при поддержке Газпромбанка и концерна E.On, посмотрел СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.


Присутствию иностранных орденов в коллекции Оружейной палаты вроде бы и не очень удивляешься поначалу — ну, награждали европейские монархи друг друга, современные главы государств тоже так делают. Должно же было что-то осесть в государственном музейном собрании. Правда, однако, в том, что формально оседать где бы то ни было эти ордена как раз не были должны.

Старинная и практически универсальная норма орденских правил гласит, что после смерти кавалера орден полагается возвратить награждающей стороне. По смерти императора полученные им ордена попадали в распоряжение ведавшей похоронами Печальной комиссии, но ненадолго, только на время траурных церемоний. На выставке, например, показывают посвященный похоронам Николая I альбом, в котором мелочно нарисованные человечки бесконечной вереницей несут на подушечках десятки орденов императора. А потом награды поступали в Министерство иностранных дел, рассылавшее их куда следует. Упущения, мягко говоря, не приветствовались. Так, после того же Николая I не смогли найти его цепь ордена Золотого руна. Пришлось спешно изготовлять дубликат, но его вернули из Испании с официальным дипломатическим протестом: у императора была большая орденская цепь, а петербургские ювелиры сделали малую.

Что-то все-таки оставалось. Либо по мемориальным соображениям, либо потому, что сами ордена упразднялись и возвращать их было некуда. Например, Людовик XVIII в пику сверженному Наполеону восстановил старинные награды французского королевства, орден Святого Духа и орден Святого Лазаря и Кармильской Богоматери. Александр I, которого Бонапарт наградил своим Почетным легионом, после реставрации Бурбонов получил и эти ордена, но в 1830 году после свержения Карла X оба старых ордена ликвидировали. Как следствие, принадлежавшие Александру Благословенному знаки бурбонских орденов есть, а наполеоновского Почетного легиона нет. Последний орден представлен знаками уже конца XIX века, как, кстати, и многие другие. Понятно почему: ордена, врученные Николаю II и цесаревичу Алексею (наследникам престола тоже полагалась обязательная квота протокольных награждений), никому возвращать не стали.

XIX век, особенно поздний, на выставке вообще преобладает: создается ощущение, что чуть ли не все государства на белом свете старались догнать (а то и перегнать) друг друга по внушительности своих орденских систем. Ладно, еще большие и карликовые государства Германии (а также вновь образованные монархии вроде Болгарии и Сербии), но и совсем чуждые, казалось бы, европейскому орденскому сознанию восточные страны тоже подключились. И османская Турция, и Китай, и Япония представлены своими наградными изобретениями — их знаки выглядят, конечно, довольно экзотично, но какой-то реверанс древней европейской орденской иконографии все равно различим. Отчего декоративная изощренность выставленной коллекции — в ней чуть ли не все цвета радуги, изрядная часть пантеона чтимых святых, море символов и девизов, а также целый зверинец геральдических животных — приобретает оттенок кунсткамеры.

И все же самыми притягательными смотрятся сюжеты, связанные с самыми старыми, средневеково-ренессансными по происхождению орденами. Вот корона гроссмейстера ордена Святого Иоанна Иерусалимского, трон с мальтийским крестом поверх двуглавого орла и орденские знаки — свидетели донкихотской авантюры Павла I, возглавившего на удивление всей Европе католический рыцарский орден и объявившего Мальту губернией Российской империи. Вот помянутое Золотое руно, вот датский орден Слона (в мифологии которого легенды об участии датчан в первых крестовых походах немыслимым образом сплетены со слоном как символом Христа). А вот синие ремешки с надписью "Honi soit qui mal y pense" ("Пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает") — знаки ордена Подвязки, принадлежавшие Александру I и Александру III. Все это, разумеется, памятники не столько индивидуальной доблести, сколько государственного престижа, дипломатического протокола и внешней политики. Но зато протоколу державные кавалеры следовали беспрекословно — даже если ради этого приходилось украшать себя на какой-нибудь странный лад. Среди показанных на выставке уников, например, несколько опереточный портрет Николая I в доломане и ментике венгерских гусаров (и с венгерским орденом Святого Стефана), пышный, но забавный наряд кавалера ордена Подвязки (со "средневековыми" камзолом и панталонами из серебряной парчи), принадлежавший Александру I, а также английский гвардейский мундир Николая II, дополненный, уж конечно, гигантской медвежьей шапкой.

Комментарии
Профиль пользователя