Коротко


Подробно

Александр Шустов: главное — бороться не с соперниками, а с планкой и самим собой

Чемпион Европы по прыжкам в высоту о своих соперниках, тренере и перспективах

Легкая атлетика

Для 26-летнего прыгуна в высоту АЛЕКСАНДРА ШУСТОВА нынешний сезон — абсолютно лучший. Три недели назад он взял верх над олимпийским чемпионом Андреем Сильновым и чемпионом мира в закрытых помещениях Иваном Уховым и впервые в карьере стал в Саранске чемпионом России, а затем, оставив Ухова вторым, первенствовал и на только что прошедшем в Барселоне чемпионате Европы. Александр Шустов в интервью ВАЛЕРИИ МИРОНОВОЙ поделился своими эмоциями и рассказал о деталях своей подготовки в группе всемирного известного специалиста Евгения Загорулько.


— Когда в Барселоне вы, едва справившись с 2 м 31 см, затем с первой попытки взяли высоту 2,33 м, выразительная, мягко говоря, реакция вашего тренера не оставила сомнений в том, что именно этот ваш прыжок стал победным...

— Естественно, не взяв в двух попытках 2,31, я задергался и захотел перенести оставшуюся у меня третью попытку на следующую высоту — 2,33. Шеф, однако, не позволил. И слава богу. Преодолев наконец 2,31, я кожей, если так можно выразиться, ощутил свои технические огрехи и затем уже с лета взял 2,33. После ощутил такой внутренний подъем, что, если бы Ваня Ухов тоже прыгнул на 2,33, я бы на кураже, кажется, уже запросто взял и 2,35, и даже 2,37. Но и без этих умопомрачительных результатов золоту своему счастлив безгранично.

— В феврале на "Русской зиме" ваш тренер Евгений Загорулько бросил загадочную фразу: "Своих учеников я выбираю по выражению лица". Как думаете, что он имел в виду?

— Кстати, именно на "Русской зиме" я травмировал ногу. А к Загорулько пришел обычным, каких много, 20-летним мастером спорта. Дело в том, что тогда, шесть лет назад, мы с семьей только-только переехали в Подмосковье из Уссурийска, а еще раньше мы жили в Караганде, где я, собственно, и родился. Моя мама — сейчас она, к слову, декан факультета физического воспитания областного педагогического университета — мастер спорта по прыжкам в длину, отец — мастер спорта по десятиборью. Они-то меня и тренировали. Но, когда мы перебрались в центр, встал вопрос — где мне готовиться дальше? Вот тогда отец и отправился за консультацией в федерацию. Там ему посоветовали Загорулько. Пришли на смотрины. Мое желание тренироваться и прыгать высоко, наверное, было столь сильным, что не увидеть этого было просто невозможно. Вот эту одержимость спортсмена, скорее всего, и имел в виду Евгений Петрович, говоря про выражение лица. Уникальность моего тренера в том, что он видит в человеке потенциал и перспективу. Он, как зверь, чувствует кровь и идет на ее запах. К нему просятся многие, но берет он не всех. Выходит, в моем лице он разглядел нечто особенное.

— С кем вам тяжелее соперничать на соревнованиях — с Андреем Сильновым или с Иваном Уховым?

— С кем — это для меня непринципиально, потому что мы часто прыгаем вместе. Главное — бороться с планкой и самим собой. Кстати, все мы — сильнейшие российские прыгуны — друг с другом прекрасно ладим. С Ваней Уховым, когда тот тоже у Загорулько тренировался, так и вовсе в одной комнате жили. В Барселоне перебросились шутками, пожали друг другу руки и отправились на старт. А вот тренироваться вместе с Сильновым невозможно. Дело в том, что мы оба такие заводные, что если параллельно начинаем выполнять тестовые прыжки, то нашу зарубу уже не остановить. Для того чтобы не дать нам с Андреем выплеснуться раньше времени, Евгений Петрович стал нас разводить по разным углам. Вместе мы только бегаем и тягаем штангу.

— А какие раздражающие факторы вас могут сбить с толку непосредственно в секторе?

— Уже никакие. Я научился все свои эмоции держать внутри, когда-то осознав, что, если будешь неконтролируемо расходовать энергию, непосредственно на дело ее может не хватить. Раньше, признаюсь, и впрямь реагировал на любую мелочь, и было очень тяжело. Правда, есть одно обстоятельство, которое меня сейчас заботит весьма сильно. Дело в том, что после травмы мне приходится прыгать в обуви, предназначенной для тройного прыжка. Обрыскал всю Европу, но никак не могу найти нужной мне модели. Всю коллекцию подходящих мне шиповок сняли с производства. Вдобавок размер ноги у меня нестандартный — 47-й.

— Андрей Сильнов, который прыгал в сезоне на 2 м 33 см, но не попал в призеры национального чемпионата, сильно переживал, что его сначала включили в список, а затем все-таки отцепили от чемпионата Европы?

— В дрязги я стараюсь не вникать, потому что ничего хорошего от этого не бывает. В России сейчас шесть высотников стабильно прыгают за 2,30 — уникальный случай в мировой практике. Но именно внутренняя конкуренция позволяет всем нам показывать такие высокие результаты. Поэтому, выиграв в Саранске чемпионат России, я ушел в себя и сконцентрировался исключительно на подготовке к старту в Барселоне.

— Ваши родители живут в Мытищах, жена с новорожденным сыном — в Нижнем Новгороде, учитесь вы в Дальневосточном университете. Где ваш дом?

— А я перекати-поле, потому что в основном живу на сборах. В Дальневосточном университете получаю второе образование, юридическое, заочно. Первое, физкультурное, уже получил в Московском областном педагогическом университете, который, к слову, окончил и Евгений Загорулько. А моя жена Екатерина Кондратьева, рекордсменка мира в эстафете 4х200 м в залах и чемпионка Европы 2006 года в эстафете 4х100 м, надеюсь, скоро ко мне присоединится. И будем мы с ней по сборам и соревнованиям опять ездить вместе.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение