Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14
 Разыграли как по нотам
       В оперных номинациях жюри "Золотой маски", действуя осторожно, зато комплексно, с одной стороны, традиционно обслужило рейтингово популярный Мариинский театр (четыре "Маски" забрал "Семен Котко"), с другой — внерейтинговую провинцию, наградив "Дочь полка" из Красноярска, "Молодого Давида" из Новосибирска и "Голоса незримого" из московского "Геликона".

       Третий год подряд "Маска" (а вместе с ней и Москва) мирится с отсутствием мариинских постановок, реально претендующих и не менее реально забирающих все основные награды себе. С одной стороны, визиту Gergiev-opera железно препятствует администрация Большого театра: на единственно соразмерную мариинским габаритам московскую сцену конкурентов ни под каким предлогом не желает пускать Владимир Васильев. И, видимо, это только на руку Валерию Гергиеву, вечно отговаривающемуся от живого представительства на "Маске" напряженным гастрольным графиком своей труппы, зато активно корректирующему выбор экспертного совета своими личными пожеланиями. В этом году, например, Гергиев собственноручно снял с фестиваля номинированную экспертами "Пиковую даму": якобы эта постановка так нравится ему с Владимиром Галузиным, что без отягощенного зарубежными контрактами исполнителя роли Германа он просто не хочет ее давать. Непонятно зачем "Маска" приняла это к сведению, а на великодушно оставленного ей "Семена Котко" покорно потащила жюри в Питер.
       И что? Далеко не лучшая работа Мариинского театра с далеко не лучшей сценографией и весьма сомнительно актуализированной под культпросвет режиссурой получила аж четыре "Маски" — как лучший спектакль, лучшая режиссерская работа в опере (Юрий Александров), лучшая работа художника (Семен Пастух) и, наконец, лучшая дирижерская работа (Валерий Гергиев) — в то время как, очевидно, достаточно было бы только одной награды: дирижеру Гергиеву.
       Оставшиеся три "Маски" разыграли, как партию в преферанс. В двусмысленной категории "новация" недвусмысленно победил единственный номинант из "Геликон-оперы" — "Голоса незримого". Этому провинциальному по сути варианту обслуживания зарубежного заказа (мини-оперу быстренько сочинили год назад для фестиваля в Локкуме, Германия) легко бы перебежал дорогу гораздо более удачный "Молодой Давид" из Новосибирска. Но, видимо, современный продукт из русской провинции пока еще мало кому по зубам. Порешив не мучиться с выбором, "Давиду" дали "Маску" за царя Саула ("лучшая мужская роль" — Валерий Гильманов), а в поисках "лучшей женской роли" поступили еще проще: порхнув по заголовкам, остановились на "Дочери полка" (Светлана Кальянова).
       В целом гладенькая работа жюри была отмечена лишь небольшим кулуарным курьезом: на последнем заседании после получасового спича на тему "А почему это нет `Маски` для композиторов?" из состава арбитров выбыл композитор Владимир Дашкевич. Единственная жертва плохой разъяснительной работы "о компромиссе и компромиссе" (прямо по Ленину) — это, конечно, неплохо для фестиваля, который организаторами расценивается, видимо, по-прежнему — как эффективный. Однако с эффективностью оперной линии на "Маске", надо сказать, неважно. Причем чем дальше — тем больше.
       
       ЕЛЕНА Ъ-ЧЕРЕМНЫХ
Комментарии
Профиль пользователя