Коротко

Новости

Подробно

Пресс-тур для олигархов

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 37

Ввязавшись в борьбу за французскую газету Le Monde, сенатор Глеб Фетисов превратил отдельные покупки россиянами иностранных СМИ в тенденцию. А также лишний раз доказал, что подобные инвестиции лишь в самую последнюю очередь делаются ради материальной отдачи.


АННА ВАСИЛЬЕВА


Недавний проигрыш сенатора Глеба Фетисова в борьбе за влиятельную французскую газету Le Monde можно объяснить несколькими обстоятельствами. Во-первых, похоже, что решение о покупке было принято спонтанно и не очень хорошо подготовлено. Устроители конкурса сообщали, что предложение от бизнесмена пришло в последний день подачи заявок и представляло собой небольшое письмо на одной странице, причем написанное по-русски. Тогда как остальные претенденты присылали досье объемом 20-25 страниц с подробным объяснением причин заинтересованности в покупке компании и конкретными предложениями по развитию издания. Во-вторых, во Франции не очень любят, когда иностранцы покупают местные СМИ. На этот счет существует даже специальный закон, запрещающий иностранным бизнесменам владеть более чем 20% акций газеты, о чем, конечно, тоже можно и нужно было бы поинтересоваться заранее. В итоге газету продали французам — банкиру Матье Пигасу, предпринимателю Пьеру Берже и президенту-основателю телекоммуникационной компании Free Ксавье Ньелю.

Сложнее объяснить как раз не неудачу покупки, а само желание купить французскую газету. Долг газеты составляет около €100 млн, рекламные доходы постоянно падают. На своем интернет-сайте Глеб Фетисов заявил, что ему представился "уникальный шанс приобрести этот антикварный экземпляр медиарынка, который с годами может стать только ценнее", а также уверенно подчеркнул, что у него есть "четкое представление, как реструктурировать долги и заработать на издании, не вмешиваясь в журналистскую составляющую". Однако нам представляется, что истинная цель покупки "антикварного медиаактива" могла быть скорее имиджевой. "Такие проекты играют роль скорее статусных, хотя, конечно, позиционируются они как вложения в бизнес, который в будущем может принести прибыль",— подтверждает вице-президент Гильдии издателей периодической печати Евгений Абов. С ним согласен и эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов: "С точки зрения экономической выгоды это, конечно, сомнительные операции. Несмотря на то что сама покупка почти ничего не стоит для миллиардеров и рисует их в роли белых рыцарей-спасителей, приобретаемые ими активы откровенно убыточны, и даже до невысокой рентабельности таким проектам далеко". Генеральному директору United Media Holding, президенту Гильдии издателей периодической печати Александру Страхову такие приобретения представляются и вовсе странными: "Я не очень склонен к теориям заговоров, но есть версия, что покупка таких активов делается по поручению "вышестоящих органов". А иначе зачем? Издание печатной продукции не отличается высокой рентабельностью и на российском рынке, а на Западе, боюсь, во многих случаях рентабельность вообще стремится к нулю".

Успех агента


На самом деле российские предшественники Фетисова на поприще охоты за зарубежными СМИ считали и считают рентабельность, стремящуюся к нулю, небывалым успехом.

Экспансия российских предпринимателей в европейские СМИ началась зимой 2009 года: серьезными активами в Европе тогда обзавелись бизнесмен Александр Лебедев и сын сенатора Сергея Пугачева Александр.

Подавая заявку на приобретение французской Le Monde, сенатор и бизнесмен Глеб Фетисов забыл выяснить, продают ли французы свои СМИ иностранцам

Подавая заявку на приобретение французской Le Monde, сенатор и бизнесмен Глеб Фетисов забыл выяснить, продают ли французы свои СМИ иностранцам

Фото: Валерий Левитин, Коммерсантъ

А уже этим летом европейское медиасообщество было потрясено известием о том, что российскому миллиардеру Александру Лебедеву, по-прежнему называемому всеми бывшим агентом КГБ, удалось поправить финансовые дела ранее убыточной британской The Evening Standard. Нужно заметить, что российские приобретения Лебедева в медиасфере аналогичными успехами похвастать не могут (в "Новой газете", где Лебедев владеет 49% акций совместно с Михаилом Горбачевым, экономических прорывов не наблюдалось давно). "Об этом странно писать, и в это трудно поверить",— писала в июне британская The Guardian, докладывая, что, согласно квартальному отчету, конкурирующее издание впервые за годы перестало быть убыточным. Затрачивая каждую неделю около €1,34 млн на издание и распространение газеты, примерно столько же The Evening Standard получала еженедельно в виде доходов. Чтобы добиться таких показателей, Лебедев предпринял неординарный и очень рискованный шаг: сделал бумажную версию газеты бесплатной. И это в то время, когда крупнейший медиамагнат мира Руперт Мердок подумывает о том, чтобы сделать платными онлайновые версии газет Times и Sunday Times, переживающих резкое падение тиражей и объемов рекламы. The Evening Standard за то время, что принадлежит Лебедеву, увеличила аудиторию и тираж в три раза: тираж с 236 тыс. до 600 тыс., аудиторию с 500 тыс. до 1,4 млн человек. Журналисты The Guardian честно признались, что потратили целый год на поиски скандалов, сомнительных интересов Лебедева и грязных сделок. "Мы ничего не нашли",— признал редактор газеты Стивен Брук. Фактически, говорит он, вздорная и консервативная The Evening Standard при русском хозяине стала политически более сбалансированной, но при этом легче по содержанию: в ней стало больше секса и моды.

Тем не менее до окупаемости проекту еще очень далеко. Лебедев купил газету за £1 (сегодня это примерно €1,2), пообещав до конца 2010 года выплатить ее долги, достигающие, по разным подсчетам, от €15 млн до €25 млн. К тому же резкого роста рекламных поступлений газета смогла добиться лишь к началу 2010 года, а предшествовавший этой победе год поисков и реформ обошелся бизнесмену, по подсчетам британской регистрационной палаты, в €33,8 млн.

Дань элегантности


Несмотря на такие большие траты, Лебедев все же решился усилить экспансию: за такие же деньги, то есть за фунт стерлингов, в марте 2010-го он приобрел еще одно умирающее британское издание — The Independent (газеты The Independent и The Independent on Sunday, а также веб-сайт independent.co.uk). На сей раз предприниматель не стал доказывать, что превратит издание в прибыльное, а честно признался, что решил "элегантно потратить деньги". Убытки газеты лишь за 2009 год составили €14,8 млн, но бывший владелец обязался погасить из них €11 млн. Нужно отметить, что прямой конкурент The Independent — газета The Guardian — отнеслась к новому медиамагнату всерьез. Опасаясь, что богатый Лебедев сделает бесплатной и эту газету, The Guardian в марте отвела целую полосу в одном из своих изданий высмеиванию "обрусевшего" конкурента и подчеркиванию собственной независимости. Недружелюбные к русскому олигарху журналисты писали также, что Лебедев зря надеется втереться таким способом в европейский истеблишмент, поскольку, купи он хоть сотню газет, все равно в глазах этого истеблишмента останется бывшим агентом КГБ.

Предприниматель Александр Лебедев получил огромную, хотя и не материальную отдачу от своих британских газет

Предприниматель Александр Лебедев получил огромную, хотя и не материальную отдачу от своих британских газет

Фото: Королев Николай, Коммерсантъ

Но это предсказание как раз и не сбылось. Со времен покупки The Evening Standard, а в еще большей степени после покупки The Independent влиятельные круги Британии стали оказывать Лебедеву очень теплый прием. Он встречается с экс-премьер-министром Великобритании Гордоном Брауном, с лидером консерваторов Дэвидом Кэмероном, открывает конференцию главных редакторов европейских изданий в Глазго, получает приглашения на важнейшие мероприятия с участием членов королевской семьи, приглашает сам — и от его приглашений не отказываются. Например, на ежегодный летний банкет в помощь детям, больным раком, который фонд Горбачева и Александр Лебедев проводят в особняке Лебедева на территории Хэмптон-корта — бывшей загородной резиденции английских королей. Британская пресса уже ударилась в другую крайность, утверждая, что в их стране "Лебедева чествуют, а на родине избегают".

О том, что европейские СМИ — стратегическое направление деятельности для Лебедева, свидетельствует и тот факт, что к управлению этим бизнесом с самого начала подключился сын медиамагната Евгений. Сейчас 30-летний выпускник Лондонской школы экономики, еще не так давно слывший заядлым тусовщиком, вкладывает деньги в лондонский ресторан Sake No Hana и в дом моды Wintle, а также активно занимается развитием издательского бизнеса отца.

Ответил за отца


Александр Пугачев, сын другого российского миллиардера — Сергея Пугачева, стал владельцем французской газеты France Soir, но добился куда меньших результатов как в деле вывода из кризиса этой газеты, так и в покорении европейской элиты.

Поначалу приобретение France Soir казалось успешным. 25-летний выпускник Университета Монако Александр Пугачев легко преодолел ставший фатальным для Глеба Фетисова запрет на приобретение французских газет иностранцами: к тому времени он уже несколько лет являлся гражданином Франции. Впрочем, сомнения на его счет все же были, поскольку Франция имела в этой сфере плохой опыт с французскими гражданами российского происхождения. В 2006 году предприниматель Аркадий Гайдамак, к которому власти Франции, а также Интерпол имеют претензии в связи с делом о продаже оружия в Анголу, сулил за France Soir огромные деньги, но ему было отказано. Так что Александру Пугачеву пришлось поклясться в торговом суде, что он не знает Аркадия Гайдамака.

Относительно затрат на газету известно лишь, что за первый год после приобретения было вложено в ее развитие €20 млн. Условия сделки по покупке газеты Александр Пугачев не раскрывает. Даже о банке-поручителе известно только, что это "солидный французский банк". Молодой предприниматель не очень уверенно говорит и о том, на чьи деньги сделано приобретение. Сначала он говорил, что на папины. "Я люблю Францию, а France Soir — известная марка французской прессы, которой нужен был инвестор для возрождения. Я изучил вопрос и предложил моему отцу взяться за это",— цитировало его французское издание Les Echos . А уже через год на презентации обновленной версии France Soir Александр раздраженно говорил журналистам, что вкладывает в издание собственные деньги. "Видите, у меня есть деньги!" — сказал он, потрясая вынутыми из кармана купюрами.

Так же, как и Лебедев, Пугачев произвел некоторые изменения в приобретенном бизнесе, хотя и не столь революционные. В рамках ребрендинга Пугачев изменил макет издания, нанял новую команду редакторов и корреспондентов, резко снизил розничную стоимость газеты. Он планирует сделать "популярный, но серьезный таблоид, хорошо иллюстрированный, с расследованиями, репортажами с мест и эксклюзивной информацией". Хотя, по словам журналистов самой газеты, поначалу предполагалось, что издание будет представлять собой смесь скандалов, громких заголовков и фотографий папарацци.

Сегодня нет никакой открытой информации ни об экономическом состоянии газеты, ни об изменении рекламных потоков. Известно лишь, что к концу 2010 года тираж издания должен вырасти до 120 тыс. экземпляров.

"Миллиардеры по-разному подходят к реализации своих проектов,— говорит эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов.— Лебедев — фигура публичная, он открыто использует покупку британских газет как саморекламу. Пугачев — более скрытый, он вроде бы как и вовсе не присутствует на европейском медиарынке, хотя свои интересы там продвигает. Конечно, это для них шанс улучшить свой личный имидж на Западе. Но и в глазах Кремля они таким образом могут набрать очки: вроде как формируют положительный образ России. А поскольку на Запад окончательно перебрались только дети, а у родителей все же бизнес основной пока что в России, то лояльность Кремля для них очень даже много значит".

Дарья и POP

Медиаперсона

Пока российские бизнесмены тратят миллионы на покупку статусных изданий, которые обеспечат им позитивный имидж за рубежом, подруга олигарха Романа Абрамовича Дарья Жукова набирает популярность на месте главного редактора знаменитого британского журнала POP, одного из ключевых изданий международного медиахолдинга Bauer Media Group.

Дарья Жукова, дочь главы нефтяной компании "Синтез-Ойл", возглавила журнал в начале 2009 года и пока успешно справляется со своими обязанностями, хотя за это время ей пришлось оставлять редакционные дела ради рождения сына, выбора купленной Абрамовичем своему наследнику квартиры в элитном лондонском районе Сохо стоимостью $4 млн, презентации летней программы в принадлежащем ей центре современной культуры "Гараж" и по многим другим причинам.

У Жуковой минимальный журналистский опыт — написание колонки в русский Vogue, зато есть опыт работы в фэшн-индустрии: вместе с подругой Кристиной Танг она основала компанию, выпускающую одежду под маркой Kova & T.

Однако Дарья Жукова не стала "свадебным генералом" в POP. Она пригласила сотрудничать с журналом дочь редактора французского Vogue Джулию Рестуан-Ройтфильд, фэшн-икону Дафну Гиннесс, редактора журнала Art Review Ребекку Уилсон, кинорежиссера Сэм Тейлор-Вуд, популярную 13-летнюю блогершу Тави, которая пишет о моде, и одного из самых дорогих современных художников Дэмиена Херста. Жукова перекроила концепцию журнала: до нее журнал состоял исключительно из новостей мира высокой моды, новый главный редактор сделала акцент на культуру и современное искусство. Первый номер обновленного издания, вышедший в сентябре 2009-го, эксперты признали удачным.

Материалы по теме:

Комментарии

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя