Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Weekly
Дипломатия
Номер 012 от 08-04-97
Полоса 025
 Дипломатия / Ближе к Западу

Хельсинкский мир-2: предчувствие холодной войны


       Запад стал больше. Теперь он начинается — или, что точнее, заканчивается — на российской границе. И на этой границе Россия, во всяком случае, в ближайшие годы обречена на потери.
       
       Американский президент в каталке вызвал ассоциации с Ялтой 1945 года, место встречи — с Хельсинкским совещанием 1975 года. Впрочем, нынешний саммит, пожалуй, попадает в этот ряд и по своему значению: с Хельсинки-2, как с Ялты и Хельсинки-1, начался новый этап в современной истории, обозначился передел мира. К сожалению, пока не в пользу России.
       
Пражские заморозки
       Российский посол в Чехии Николай Рябов смело может претендовать на титул самого дорогого дипломата. Недолгая деятельность бывшего председателя Центризбиркома на международном поприще обошлась стране в пять с лишним миллиардов долларов.
       Его посильным вкладом в борьбу с расширением НАТО стало интервью телекомпании НТВ, в котором Рябов намекнул на возможное ухудшение экономических взаимоотношений Москвы и Праги, если Чехия вступит в Североатлантический альянс. Напомнив, что бывший партнер по соцлагерю на все 100 % обеспечивается российским газом, посол заметил, что бесперебойность газоснабжения может оказаться под вопросом.
       Сегодня весь потребляемый Чехией газ — около 9 млрд кубометров — действительно поставляется российским "Газпромом". Но напомнил об этом посол некстати: дело в том, что этого объема уже недостаточно, и в последние месяцы Прага вела переговоры о дополнительных закупках газа. Речь шла о долгосрочном контракте на поставку 3 млрд кубометров ежегодно в течение 20 лет. "Газпром" рассчитывал получить от этой сделки более $5 млрд. И в самый, что называется, решающий момент выступил российский посол со своими намеками.
       Чехи намек поняли. И заключили контракт с норвежскими компаниями, хотя он и дороже российского почти на $1 млрд. Свой выбор Чехия объяснила ненадежностью поставок газа из России — чем, собственно, и пугал ее посол Рябов.
       Это первое серьезное поражение "Газпрома" на восточноевропейском рынке, где российский газовый концерн до последнего времени был абсолютным монополистом. И, судя по всему, далеко не последнее: переговоры с норвежскими газовиками ведут сейчас Польша и Венгрия. Впрочем, и неожиданным это поражение назвать нельзя. Чешские власти проводят политику диверсификации источников энергоснабжения довольно последовательно. В прошлом году Чехия избавилась от российской монополии на другой углеводород, начав импортировать по германскому трубопроводу ближневосточную нефть. Отдан американцам и подряд на строительство атомной электростанции, спроектированной, между прочим, в России.
       В этой ситуации неудачное интервью Николая Рябова стало для чешских властей не причиной, а скорее поводом, лишним аргументом в пользу стремления в НАТО и ослабления связей с Россией. Но задачи дипломатии в том и заключаются, чтобы не давать лишнего повода для ухудшения позиций своей страны. А посол, видимо, перепутал 1997 год с 1968-м, когда он в чине капитана советской армии впервые посетил Прагу.
       Между тем тройка удачливых натовских абитуриентов — Прага, Будапешт и Варшава — далеко не единственные в Восточной Европе столицы, взявшие курс на энергетическую и вообще экономическую независимость от Москвы.
       
Украинский бриз
       Накануне московского саммита СНГ в Киеве состоялась встреча президентов Украины и Азербайджана. Леонид Кучма и Гейдар Алиев объявили свои страны стратегическими партнерами и договорились о новом маршруте каспийской нефти — через Грузию и Черное море до Одессы. Там нефтяной поток разветвится: часть пойдет на украинские нефтеперерабатывающие заводы, другая — по строящейся уже ветке до магистрального нефтепровода "Дружба", по которому сейчас экспортируется в Европу российская нефть.
       Тем самым Азербайджан и страны Центральной Азии получают альтернативный российскому маршрут вывоза своей нефти, а Украина наконец избавляется от энергозависимости от России. В Киеве президент Азербайджана, как и побывавший там незадолго до него глава Грузии Эдуард Шеварднадзе, обсуждал со своим украинским коллегой не только нефть и коммуникации, но и участие Украины в урегулировании конфликтов на Кавказе. Тема, надо заметить, для Киева не новая. Украинских миротворцев в последнее время зовут и в Приднестровье.
       В Москве, имеющей свои виды как на маршруты энергоносителей, так и на миротворчество в СНГ, подобные переговоры вызвали естественную обеспокоенность. С одной стороны, Украина начинает играть на постсоветском пространстве все более активную роль. Причем роль примы, которая вначале была безраздельно занята Россией. С другой — в последнее время Москве и Киеву все труднее находить общий язык, а их взгляды и интересы начинают с тревожащей методичностью не совпадать.
       Россия поставляет оружие своему давнему партнеру — Индии. Украина заключает контракт на поставку танков застарелому индийскому недругу Пакистану. Российские оружейники публично открещиваются от украинско-пакистанской сделки и клятвенно заявляют индийским партнерам, что не отправят украинским коллегам ни одной комплектующей детали для этих танков. А без российских комплектующих Украина свои обязательства перед Пакистаном не выполнит. Но Киев обращается за помощью к западным соседям — Польше и Словакии, располагающим аналогичными производствами.
       Следовательно, российский ВПК, и без того теряющий восточноевропейский рынок оружия в связи с массовым стремлением стран этого региона в НАТО и, соответственно, переводом своего вооружения на натовские стандарты, рискует получить вместо партнера мощного конкурента.
       Москва возражает против приближения Североатлантического альянса к бывшим советским границам. Киев фактически приветствует его, заявляя, что "союз демократических государств не может представлять угрозу" для кого-либо. Мало того, Украина при этом еще жалуется Брюсселю на "непредсказуемость своего восточного соседа". Россия с явным неодобрением относится к натовским учениям близ своих границ. Украина прилежно посещает каждое из них.
       Очередной российско-украинский скандал связан как раз с одним из таких учений под названием "Морской бриз--97", которые должны пройти в скором времени в Крыму. Все началось со сценария. Первоначально он был таков: сепаратисты в одной из украинских областей при активной поддержке этнически родственного им соседнего государства поднимают мятеж. Международные силы высаживают морской десант на берег мятежной области для наведения порядка и оказания помощи мирному населению. В Москве возмутились этим сюжетом, сочтя его провокационным, и наотрез отказались от участия в учениях. Ей пошли навстречу и изменили сценарий. Теперь сюжет начинается с того, что в этой области происходит стихийное бедствие. А воспользовавшиеся этим сепаратисты... и далее все по первому варианту.
       Москву не удовлетворил и этот план. Между тем пока идут эти препирательства, ситуация в Крыму — "мятежной области", где должны пройти учения, — начинает не на шутку накаляться. И что интересно, почти по сценарию.
       
Белорусский сквозняк
       Словом, сколько бы ни твердили на Западе и Востоке о том, что в Европе больше не должно быть разделительных барьеров, линия раздела, во всяком случае экономического, уже отчетливо проглядывается. "Балто-черноморский санитарный коридор", о котором еще на заре независимости говорили национал-демократы в западной части бывшего Советского Союза, похоже, становится реальностью. Россия последовательно, сегмент за сегментом, теряет восточноевропейский рынок. Падают обороты торговли, меняется ее структура: экспорт из России все более приобретает сырьевой характер, взамен же из стран Восточной Европы идет ширпотреб. Более того, конкуренты, как видим, начали теснить и непоколебимых дотоле российских нефтяников и газовиков.
       Единственная отдушина для России — Белоруссия. Непредсказуемая, авторитарная, изгнанная из Совета Европы, лишенная международной помощи, находящаяся на грани разрыва дипломатических отношений с США, фактически ведущая холодную войну с Западом. Но выбора-то нет. На западных границах России никто, кроме Минска, не предлагает ей руку и не обещает сердце.
       Москва пожимает протянутую руку и подписывает договор. Несмотря на то, что становится все сложнее и сложнее закрывать глаза на произвол минских властей в отношении оппозиции и средств массовой информации: когда речь идет о стране, с которой объединяешься, формулировка "это ее внутреннее дело" звучит не очень-то убедительно. Но Белоруссия — единственная брешь в уплотняющемся на глазах западном санитарном кордоне, открывающая прямой выход в Европу.
       Правда, как выясняется, "белорусская брешь" используется в обоих направлениях. Когда Москва решила закрыть границы для украинских товаров, Минск заключил соглашение с Киевом, и товаропоток с берегов Днепра изменил направление. Но не цель. Через Белоруссию, заключившую таможенный союз с Россией, товары все равно попали на российский рынок. Ямальский газ должен пойти по белорусскому коридору из России в Европу только в следующем веке. А контрабанда в Россию, по свидетельству правоохранительных органов, уже идет.
И на этом фронте холодной войны пока не ожидается.
       
АЗЕР МУРСАЛИЕВ
       
       На алтарь борьбы с НАТО посол России в Чехии Николай Рябов принес $5 млрд. Правда не своих, а "Газпрома"
       Белоруссия — единственная брешь в западном санитарном кордоне, открывающая России прямой выход в Европу
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 01.04.1997, стр. 25
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение