Коротко


Подробно

Миноритарий замедленного действия

Российский бизнес все чаще сталкивается с акционерами, идущими войной на собственные компании. Многочисленные судебные тяжбы, цель которых не защита, а нападение, изматывают компании, отвлекают ресурсы, мешают эффективному управлению. Но бороться с этим явлением, также известным под названием "гринмейл", сложно: на стороне нападающих закон, призванный защищать интересы миноритариев.


АЛЕКСЕЙ ЗАЙЦЕВ

Вредные инвесторы


Как известно, у инвестора много путей для заработка. Можно угадывать конъюнктуру, полагаясь на данные анализа и интуицию, играть на фондовых рынках, в итоге покупать дешево, а продавать дорого. Можно пренебречь этикой и законом, использовать инсайдерскую информацию или черный пиар, добиваясь для себя более выгодных условий. А можно, действуя вроде бы совершенно законными методами, поставить себя вовсе вне рынка: путем различных манипуляций просто заставлять покупать свои бумаги втридорога. Такой путь заработка и называется корпоративным шантажом или гринмейлом (от английского green mail).

В качестве примера гринмейла можно привести ситуацию, когда некий миноритарный акционер одной компании, используя данные законом права, начинает всячески мешать ее деятельности: инициировать многочисленные проверки и судебные разбирательства, саботировать принятие важных решений, выступать с различными обвинениями в адрес крупных акционеров и менеджмента, создавая при этом неприятный информационный фон. Формальные требования такого акционера могут быть любыми, однако истинная его цель состоит лишь в том, чтобы как можно больнее задеть главного акционера. Далее источник неприятностей обычно предлагает избавить компанию от головной боли в своем лице, согласившись либо по цене выше рыночной продать свой пакет, либо приняв щедрые отступные.

Иногда гринмейлом грешат обиженные несправедливым увольнением акционеры из числа бывших сотрудников, но это случай скорее редкий. Обычно на ниве корпоративного шантажа работают профессиональные коллективы из хорошо подготовленных специалистов в области экономики и права, которые действуют в своих интересах или в интересах клиентов. А необходимый для гринмейла пакет акций либо специально для этого покупается на рынке, либо, если свободного хождения бумаг у компании нет, приобретается у одного или нескольких мелких акционеров. Продавцами бумаг могут стать, к примеру, разочаровавшиеся в своих акциях граждане из числа бывших работников, получившие пакет в ходе приватизации. В конце концов, акции шантажисты могут и не приобретать, действуя по договоренности с кем-либо из миноритариев и как бы представляя его интересы.

Самым известным корпоративным шантажистом в мире, а также родоночальником современного гринмейла принято считать миллиардера Кеннета Дарта. Этот незаурядный человек, получив наследство от отца, создателя и владельца одной из крупнейших в США компаний по производству одноразовой посуды, фактически создал новый вид бизнеса — жесткий, бескомпромиссный, очень прибыльный и при этом легальный. Фигура Кеннета Дарта окружена множеством легенд, точной информации о нем мало. Ему приписывают и феноменальную интуицию, позволяющую практически никогда не ошибаться в биржевой игре, и патологическую жадность, из-за которой он отказался от американского гражданства, чтобы не платить налоги, и добровольно заточил себя на бронированной яхте в нейтральных океанских водах, и даже славу мецената, финансирующего исследования, направленные на продолжение жизни и работы мозга после остановки сердца. Если верить публикациям о Дарте за последние 20 лет, на его совести не только корпоративный шантаж, но и государственный. Так, в 1994 году Дарт, скупив часть долга Бразилии, на некоторое время смог заблокировать реструктуризацию государственного долга. Спустя год он сорвал эмиссию бразильских облигаций, выпустив на рынок собственные бумаги, обеспеченные принадлежащей ему частью внешнего долга.

Досталось от Кеннета Дарта и некоторым российским компаниям. В середине и в конце 1990-х годов недавно образованные нефтяные компании ЮКОС и "Сибнефть" слабо контролировали капитал своих дочерних добывающих предприятий. Пользуясь моментом, Дарт через несколько своих компаний скупил пакеты акций "Ноябрьскнефтегаза", "Юганскнефтегаза" и "Самаранефтегаза" — основных добывающих активов будущих крупнейших российских нефтяных компаний. Как-то влиять на бизнес нефтяников эти пакеты не позволяли, да Дарту это было и не нужно. Когда купленный МЕНАТЕПом Михаила Ходорковского ЮКОС стал реорганизовываться в вертикально ориентированную нефтяную компанию и переходить на единую акцию, Дарт в течение продолжительного времени блокировал соответствующие решения. С какими потерями удалось выйти из конфликта ЮКОСу и "Сибнефти", доподлинно не известно, но, по экспертным оценкам, на этих сделках Кеннет Дарт разбогател на несколько сотен миллионов долларов.

Считается, что в случае с ЮКОСом Дарт столкнулся с сопротивлением, которого не ожидал. Возможно даже, что именно эта неудача заставила его пересмотреть свое отношение к России как к объекту интереса и сосредоточиться на странах Южной Америки. Но даже если Кеннет Дарт из России ушел навсегда, расслабляться отечественным бизнесменам не стоит. Наши последователи самого знаменитого корпоративного шантажиста работают и уходить не собираются.

Гринмейл по-русски


Главная особенность национального гринмейла заключается в том, что зачастую шантаж используется не просто как способ отъема денег у компаний, а как один из инструментов рейдерства, то есть отъема самого бизнеса. К тому же в России корпоративным шантажом стали промышлять не только действующие акционеры, но и те, кто акциями уже даже не владеет и не распоряжается. Так, в ряде случаев бывшие миноритарные акционеры пытаются парализовать деятельность предприятий, требуя повторно выкупить их акции по цене, завышенной в десятки раз, с использованием методов прямого шантажа.

По мнению корпоративных юристов крупных промышленных компаний, сегодня в России существуют очень жесткие правила и требования к основным акционерам при выкупе акций у миноритариев. Но и рейдерская мысль в России не стоит на месте, и методы корпоративных войн совершенствуются быстрее, чем законодательство. Сегодня просто нет эффективных механизмов защиты от неправомерных действий бывших акционеров.

Так, бывшие акционеры-рейдеры взяли на вооружение тактику постоянных судов с промышленными предприятиями. Проигрывая все суды, бывшие акционеры тем не менее подают аналогичные, заведомо проигрышные иски во все возможные инстанции.

В числе предприятий, к которым с исками обращались миноритарные акционеры, ОАО "Русский Алюминий", ОАО СУАЛ, ОАО "ГМК "Норильский никель"", ЗАО "Евроцемент групп", ООО "ЛУКОЙЛ-Коми", ОАО "Океанрыбфлот", ОАО "Московский телевизионный завод "Рубин"", ОАО "Ленжилпромкомплект", ОАО "Ульяновский мебельный комбинат", ОАО "Мальцовский портландцемент", ОАО "Атомкотломаш" и другие известные компании. Подобные дела рассматривались в девяти из десяти федеральных арбитражных судов. Наибольшее количество дел рассмотрено в Московском округе с участием компаний группы "Металлоинвест", "Русский алюминий" и "Евроцемент групп".

По указанному вопросу имеется более 30 постановлений федеральных арбитражных судов, шесть определений Высшего арбитражного суда РФ и постановление президиума Высшего арбитражного суда РФ. Во всех вступивших в силу судебных актах сделан вывод о достоверности определения рыночной стоимости акций и соблюдении установленных законодательством процедур. Однако иски все равно продолжают поступать, а компании вынуждены постоянно отбивать в судах эти атаки.

Дмитрий Медведев на встрече с членами Совета федерации РФ обрисовал ситуацию так: "Схемы захвата делаются весьма профессионально. Это действительно так. Иногда просто не подкопаешься. Но это не значит, что наши правоохранительные органы не должны этим заниматься". Однако даже сами правоохранители порой признают, что юристы рейдеров оказываются профессиональнее и изобретательнее, чем те, кто призван с ними бороться.

А бороться можно по-разному. Первый способ — сделать рейдерство уголовным преступлением. Ведь сегодня даже не существует юридического определения термина "рейдерство" или термина "гринмейл".

В ноябре прошлого года Совет федерации совместно с администрацией президента и контрольным управлением президента создал рабочую группу, которая призвана внести ряд поправок в законы (УК, УПК, ГК КоАП, закон о банкротстве и закон о конкуренции), которые позволят привлекать рейдеров к уголовной ответственности.

Есть и экономические рычаги. В большинстве стран гринмейл запрещен законодательно. К примеру, в США доходы от продажи акций выше рыночной цены облагаются налогом в 80%, что делает подобную деятельность бессмысленной.

Однако есть и другие способы если не победить гринмейл как явление, то свести количество изматывающих компании необоснованных судебных исков к минимуму. Об этом рассказал на условиях анонимности один из юристов, неоднократно представлявший в суде сторону миноритариев. По его словам, существующее законодательство имеет брешь, которой пользуется он и его коллеги: в соответствии с федеральным законом от 5 января 2006 года N 7-ФЗ установлен шестимесячный срок в отношении исков о возмещении убытков акционерам, не согласных с ценой выкупа акций. Однако в отношении других исков, связанных с процедурами, введенными законом N 7-ФЗ, сроки не предусмотрены, что позволяет бывшим миноритариям сколь угодно долго мучить компании исками о признании недействительными самих сделок по выкупу, процедур выкупа и т. п. Чтобы этого не происходило, достаточно установить жесткие сроки, а также полностью исключить возможность восстанавливать пропущенные сроки или откладывать начало их течения.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение