Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 7
 Сюжет недели / ТВ-бизнес

Владимир Гусинский: я не фанат телевидения, я фанат зарабатывания денег


       Такой негосударственный подход к средствам массовой информации продемонстрировал генеральный директор холдинга "Медиа-Мост" ВЛАДИМИР ГУСИНСКИЙ в беседе с журналистом Ъ ВЛАДИСЛАВОМ ДОРОФЕЕВЫМ.
       
       В конце января создан информационный холдинг "Медиа-Мост", генеральным директором которого стал Владимир Гусинский, ушедший с постов президента Мост-банка и генерального директора "Группы 'МОСТ'".
       Новому холдингу переданы акции средств массовой информации, прежде контролируемых "Группой 'МОСТ'" — телекомпаний НТВ и "НТВ-Плюс", радиостанции "Эхо Москвы" и издательского дома "Семь дней", издающего еженедельник "7 дней", журнал "Итоги" и газету "Сегодня".
       По данным Ъ, в медиахолдинге Гусинскому лично принадлежит 70% акций. В состав учредителей "Медиа-Моста" также входят президент НТВ и "НТВ-Плюс" Игорь Малашенко, вице-президенты НТВ Евгений Киселев и Олег Добродеев.
       
       — Зачем нужно было усиление существующей информационной империи, очертания которой всем были очевидны, зачем нужно было создавать "Медиа-Мост"?
       — Настало время максимально отдалять информационный бизнес от всех иных видов бизнеса. Иначе неизбежен конфликт интересов. Я, например, постоянно попадал в "вилку": как банкир вел какие-то проекты, а как владелец СМИ не мог их полноценно освещать. Журналисты в подконтрольных мне СМИ не могли полноценно писать о некоторых вещах, но не потому, что я просил этого не делать, а потому, что с их стороны это было бы изначально необъективно. Это и есть конфликт интересов — между финансовым бизнесом и медиабизнесом. Это и есть первый мотив. Честно.
       Второй мотив также существенный. СМИ как бизнес, то есть как способ получения прибыли, — это очень серьезное дело. И заниматься им надо с полной концентрацией энергии.
       Я и постарался это сделать. Я сконцентрировался на медиабизнесе. Тем более что мы делаем очень большой проект, я имею в виду проект "НТВ-Плюс". Причем по той интенсивности, с которой распространяются слухи, что проект неуспешен, я думаю, что люди как будто начинают завидовать. Людям это свойственно, на это не надо обижаться. Это очень мне нравится. Чем больше говорят, что плохо, тем лучше развивается проект.
       — То есть вы создали "Медиа-Мост" под давлением обстоятельств? Не получалось дальше справляться с управлением одновременно банком, группой и СМИ?
       — Я верю в свои силы. Но окружающие думали иначе. Пришлось к этому прислушаться.
       — Не было ли непосредственно перед принятием решения какого-то конфликта среди акционеров "Группы 'МОСТ'" и Мост-банка?
       — Нет. Никаких конфликтов в группе нет вообще, тем более среди акционеров. Кстати, несмотря на все перипетии, которые с нами происходили, из среднего руководства группы за всю шестилетнюю историю существования тоже не ушло ни одного человека. Сегодня количество сотрудников приближается к 20 тысячам, и ни один средний руководитель — это несколько тысяч — у нас не ушел.
       — Вы сохранили свои акции в "Группе 'МОСТ'" и в Мост-банке?
       — В банке у меня нет доли участия. А в "Мосте" есть.
       — ОРТ — всем известная компания, с которой было связано в недалеком прошлом много скандалов. ВГТРК — последний скандал с Сагалаевым. И есть НТВ, где нет явных скандалов. Почему?
       — Ну, во-первых, что-то было, к сожалению. Только это не были скандалы. Мы всегда старались сделать так, чтобы наши внутренние проблемы не были достоянием гласности и не доставляли радости нашим конкурентам и недругам.
       Что же касается скандалов на телевидении, то есть одна существенная разница между НТВ и ОРТ с ВГТРК. Мы все построили с самого начала, с первого кирпичика, и поэтому, конечно, нам легче.
       Я думаю, разница в том, что ОРТ не является частной компанией. Мы занимаемся нашим делом ради бизнеса. А ОРТ — это не бизнес-компания: 51% у государства.
       Но я считаю, что компания ОРТ проделала очень большой путь. Когда ОРТ не было ОРТ, а был 1-й канал Останкино — это был улет (у меня нет другого слова). Деньги брали все, за деньги можно было поставить любой материал. "Джинса" (заказные сюжеты, телевизионная терминология. — Ъ) перла из всех углов. Я могу уверенно вам сегодня сказать, что на ОРТ сейчас практически нет джинсы.
       Хотя, конечно, существуют и сейчас на рынке компании, у которых есть расценки на опубликование заказных материалов в СМИ. Вы это знаете, и я это знаю. Решение здесь не зависит от доходов журналистов, которые не самые низкооплачиваемые работники на рынке труда, мягко скажем. Проблема состоит в некой ментальности и гордости. Наверное, взятки есть везде, в любой стране мира. Но журналистское сословие в России должно как-то для себя принципиально решить, будет ли оно само себя считать — и все окружающие его — четвертой властью. Пока люди для себя это не решат, ничего не будет. И с этим бороться бесполезно. Это не только проблема главных редакторов.
       Более того, я могу честно сказать, что многие вопросы, связанные с газетой "Сегодня", связаны были с джинсой. Но вот "Итогов" нет в этих прайс-листах. Это правда. Я Пархоменко (главный редактор журнала "Итоги". — Ъ) сказал: "Серега, имей в виду, появление 'Итогов' в прайс-листе для меня равнозначно самоубийству".
       И никогда не было джинсы на НТВ. НТВ изначально создано как канал, который не дает рекламы каких-то компаний, если вы заметили. У меня даже программ нет, куда это можно поставить. Для нас это существенно и важно.
       — ОРТ не бизнес-компания, значит, то же самое можно сказать про ВГТРК?
       — Я думаю, что нет. Это компания, которая имеет два источника существования — коммерческую рекламу и бюджет. Я не говорю, что это плохо или хорошо, но, безусловно, здесь есть некая внутренняя проблема. Это государственная компания, которая должна представлять государственные интересы, государственную позицию и позицию власти, но это не всегда бывает интересно. И не всегда рейтинги таких программ достаточны для успешной продажи рекламы.
       Что касается ВГТРК, знаете, у меня лично были достаточно сложные отношения с Сагалаевым, хотя я лично к Эдуарду относился с глубоким уважением, потому что это человек, который первый, с нуля, без чьей-либо помощи и без денег создал компанию ТВ-6. И эта компания, с моей точки зрения, сегодня одна из лучших, компания, которая в определенном сегменте телевизионного рынка выиграла — и у ОРТ, и у НТВ — у всех. И мы осознанно воспринимаем компанию ТВ-6 как конкурентов. Эдуард Сагалаев, безусловно, человек очень высокого класса как профессионал. Наше с ним как бы невзаимопонимание носило скорее личностный характер. Более того, могу сказать, что я очень расстроен из-за того, что он ушел с ВГТРК, потому что с его приходом там многое изменилось в лучшую сторону.
       А Сванидзе я практически не знаю, я с ним общался два раза в жизни. Но то, что он телевизионный, профессиональный человек, — это ясно, ясно по его программам. Что будет дальше, не знаю. Надеюсь, что все будет хорошо.
       А мы — коммерческое телевидение, мы преследуем цель получения прибыли, и это не секрет ни для кого, мы этого совершенно не скрываем. И начинали с нуля, поэтому у нас не было времени для внутренних конфликтов. Нам надо было просто работать по 18 часов в день, иначе телевидение просто не состоялось бы. Вот и все.
       — ВГТРК тоже создавалась с нуля, и там люди, наверное, тоже работали по 18 часов, и им тоже, наверное, было не до того. Тем не менее скандалы и обвинения в финансовых излишествах.
       — Потом стало до того. Понимаете? Как вам сказать? Они государственный канал. Вообще все, что государственное, с одной стороны, очень хорошо. И мы поддерживаем то, что государственный канал ВГТРК должен оставаться единым национальным неделимым каналом России.
       — И все же, сформулируйте центральный принцип империи, которую вы сделали и которая сейчас объединилась в "Медиа-Мосте".
       — Прежде всего это команда профессиональных людей, которые собраны для определенного дела. Я в себе вижу функции организатора, я ведь не профессионал в телевидении и в печатном деле. Если происходит ошибка в выборе главного редактора или в подборе команды, дело не совершается. Потрачены деньги, а дела не произойдет. Мне повезло с НТВ. Мне очень повезло со всеми изданиями. Мне очень повезло с Дмитрием Бирюковым (президент издательского дома "Семь дней". — Ъ). Мне везло на людей, везло на команду, везло на Малашенко с Добродеевым, Киселевым.
       — А что вы можете сказать об организационных принципах?
       — Как говорит Добродеев, телевидение — это военная организация. Конечно, здесь не ходят строем, но абсолютно военная дисциплина в компании. У вас в Ъ ведь то же самое.
       Демократы не могут заниматься бизнесом, демократы могут заниматься политикой. Но в бизнесе не может быть демократии. Военная дисциплина и абсолютное выполнение поставленных задач. С самого начала. Добродеев и Малашенко это сделали на НТВ в очень жестком режиме.
       Есть первый, главный принцип — профессионал должен делать свое дело, ему нельзя мешать. В тот момент, когда я начинаю мешать — тем более что я по образованию театральный режиссер, и у меня на все есть свое мнение, — для меня главное положить мое мнение далеко на полку и забыть о нем. Если я доверяю Добродееву, пусть он управляет информацией на НТВ, и давайте так и оставим. Я могу иметь свое мнение и высказать его после программы, а не до нее — это очень важный вопрос. Если я буду говорить до, я могу оказать влияние на того же Олега, что, с моей точки зрения, неправильно. Главный принцип: не влиять на профессионалов в момент работы.
       Принцип номер два. Это экономическая целесообразность действий. То есть финансовая, экономическая целесообразность действий. При этом, мне кажется, самое главное, что у людей, которые в этом работают, должно быть ощущение команды, командной игры, осознание имени, которое они создали. Наши сотрудники гордо носят наши значки с символикой НТВ.
       — Я обратил внимание.
       — Они гордятся тем, что они сделали, и я горжусь тем, что они сделали, ну, конечно, с моей помощью. Они носят знак той компании, в создании которой они принимали участие и работой в которой они гордятся. Это ключевой вопрос.
       — Руководители ваших компаний говорят о том, что для вас "Медиа-Мост" прежде всего проект коммерческий. А доминанта вашей деятельности — деньги.
       — Конечно.
       — Но все подразделения, которые вошли в "Медиа-Мост", убыточны на сегодняшний день?
       — Кто вам это сказал?
       — Спрашиваю.
       — Понял. Значит, все хорошо. НТВ не убыточная компания, потому что все деньги, которые мы получаем в виде прибыли от деятельности НТВ, вкладываются обратно. Мы не получаем прибыли от НТВ, хотя НТВ прибыль дает с шестого месяца своего существования.
       Что же касается издательского дома "Семь дней", давайте так скажем. Еженедельник "7 дней" — прибыльный проект, причем не первый день и не первый месяц. Журнал "Итоги" начнет давать прибыль с мая 1997 года, ему не будет года, как он начнет давать прибыль. Сейчас "Итоги" фактически в нулях. Газета "Сегодня" в 1998 году будет окупаться. Вообще, срок окупаемости черно-белой общественно-политической газеты очень длинный — 7-10 лет.
       Но основные надежды мы, конечно, возлагаем на проект "НТВ-Плюс". Мы создаем новое телевидение для жизни — это кино, это спорт, музыка. А впереди будет много других каналов. Это будет женский канал, религиозный, образовательный канал, географический, детский. Там не будет много политики. В связи с этим мы вынуждены сейчас начать заниматься производством российского национального продукта — кино, развлекательных программ. Мы начинаем активно заниматься кинопродюсированием, для чего у нас создана компания "НТВ-профит".
       — Это не завтра!
       — Такие проекты, как "НТВ-Плюс", окупаются с пятого года. Но если уж они окупаются, то уж они окупаются! Хотя есть разные способы зарабатывания денег. И мы, продавая пакеты или доли в перспективном бизнесе инвесторам, всегда возвращаем часть своих денег.
       Мы планируем, что с будущего года НТВ станет публичной компанией. Прошло два года западного аудита, это последний год — 1997-й, и мы будем листировать компанию. Где — не решили: в Нью-Йорке, в Лондоне...
       "НТВ-Плюс", не дожидаясь 100-процентной окупаемости, если мы сохраним сегодняшнюю динамику развития, я думаю, будет листирована даже раньше. Потому что компания "НТВ-Плюс" суперпривлекательна как инвестиционный объект.
       — А откуда деньги вы будете брать на развитие сегодня-завтра?
       — Первое. Часть ресурсов — собственные деньги. То есть я свои деньги вложил в этот бизнес. Я не совсем бедный человек и все деньги, которые заработал, я — персонально я — вложил в медиабизнес.
       Второе. Мы, естественно, пользуемся привлеченными ресурсами. Поддерживают банковские коллеги, давая нам возможность развивать этот бизнес.
       — Не являясь акционерами?
       — Нет. Мы привлекательный заемщик. Например, что такое НТВ? Это — имя, право на торговую марку. НТВ арендует помещение у государственного ТТЦ, технику и т. д. Собственность НТВ состоит из прав на телефильмы, программы и т. д. А "НТВ-Плюс" — это совсем другое. Это огромная, тяжелейшая инфраструктура, то есть она как бы состоит уже из двух частей. Это уже даже не совсем телевидение. Это телевидение и, как у нас говорят, большое количество харда (тяжестей, оборудования) — это спутники, это станции, это системы наземного приема. Это высокая капитализация имущества, поэтому понятно куда уходят деньги.
       И на самом деле доходы по "НТВ-Плюс" уже пошли. Мы начали продавать право доступа к каналу, кодирование сигнала началось. Люди платят деньги, мы начали получать первые деньги, пока небольшие. У нас уже под тридцать тысяч клиентов.
       — Каков уставный капитал "Медиа-Моста"?
       — Номинальный.
       — А какова доля ваших акций?
       — Контрольная, то есть выше 50%.
       — А кто еще участвует?
       — Я бы не хотел об этом. Участвуют только физические лица. Это частная компания, но участвует много людей.
       — Но эти люди все работают в "Медиа-Мосте"?
       — Посторонних людей нет ни одного.
       — Была информация о том, что создается некая имиджмейкерская компания, которую возглавит Малашенко.
       — Спрашивайте у Малашенко.
       — Это имеет отношение к "Медиа-Мосту"?
       — К "Медиа-Мосту" это отношения не имеет.
       — Стало быть, вы свободно с ним расстаетесь?
       — Малашенко очень дорог моему сердцу. Я надеюсь, что я дорог сердцу Малашенко. Я думаю, что все будет нормально.
       — У вас некий внутренний конфликт интересов?
       — Вы понимаете, Игорь — человек очень острый, очень талантливый. И его доля в создании телевидения, всего медиахолдинга очень велика. В общем, с моей точки зрения, есть некая ключевая группа людей — я имею в виду Малашенко, Добродеева и Киселева. Все случаи каких-то противоречий, недоразумений показывают, что все хорошо идет.
       — Какие конкурирующие образования вы могли бы назвать?
       — В издательском бизнесе два. Издательский дом Ъ. Кстати, я начал заниматься медиабизнесом во многом благодаря Володе (президент издательского дома "Коммерсантъ" Владимир Яковлев. — Ъ) и первым нашим с ним встречам. Это правда. Более того, была такая история, когда я предлагал Яковлеву поучаствовать в создании телеканала, когда еще не было Добродеева и Малашенко. Но он отказался.
       И второй конкурент — группа компаний вокруг "Комсомольской правды", хотя они существуют в другой нише. Там сильная команда людей, очень профессиональная. Газета "Сегодня" конкурирует с "Независимой газетой".
       На рынке электронных СМИ, к сожалению, у нас нет конкурентов. Если бы был конкурент, было бы очень хорошо. И он обязательно возникнет, ведь свято место пусто не бывает.
       — Кто бы мог создать конкурентную структуру?
       — Если Березовский уйдет из политики, наверное, он. Но политика — страшная штука. Березовский занялся политикой. И мне кажется, что он это делает совсем неплохо, несмотря на то что подвергается атаке со всех сторон. Мир в Чечне сегодня и выборы в Чечне — это и его заслуга. Его суперэффективной позиции и очень высокой динамики. Я думаю, когда-нибудь несправедливые и ежеминутные атаки на него прекратятся. Хотя Борис, конечно, фигура очень противоречивая и очень непростая.
       — То есть ваша идея-фикс в медиабизнесе — телевидение?
       — Я не фанат телевидения. Я фанат зарабатывания денег. Телевидение сегодня наиболее предрасположено к этому.
       — Если завтра будет другой, более выгодный бизнес, вы уйдете туда?
       — Сперва закончу здесь, потому что я никогда не бросаю ничего на полдороге.
       — Понятно. Спасибо.
       — Пожалуйста.
       
Комментарии
Профиль пользователя