Перспективная десятка

Проанализировав более 300 европейских стартапов, сумевших получить венчурное финансирование, "Секрет фирмы", отобрал из них десять наиболее пригодных для нашей страны направлений.

Текст: Сергей Кашин, Владислав Коваленко

Идея N1

Лондонская Plaxica осенью 2009го получила от четырех инвестфондов, ведущим из которых был Imperial Innovations, 1 млн фунтов стерлингов. Деньги Plaxica обещает потратить на улучшение технологии получения PLA — самого распространенного на сегодняшний день биопластика (80% всего рынка биополимеров). У PLA два достоинства: его полу чают не из нефти, а из сахарного тростника, и он, в отличие от пластиков нефтехимического происхождения, быстро и полностью разлагается. Для озабоченного экологией западного потребителя это важно: объем продаж биопластиков уже составляет около $2 млрд, несмотря на их более высокую цену (которая сравняется с ценой "нефтехимического" пластика лишь при цене нефти $100 за баррель) и довольно скромные потребительские характеристики. Для России тема PLA вкупе с биотопливом имеет стратегическое значение. Если бы отечественным специалистам удалось по характеристикам и цене приблизить PLA к нефтепластикам, это стало бы серьезной подвижкой к тому, чтобы соскочить наконец с "нефтяной иглы". По словам Владимира Авдеенко, генерального директора исследовательской компании Abercade, изучением биопластиков занимаются три российских научных центра. Но интерес со стороны коммерсантов пока только гипотетический. Компания "НБ Ретал", производитель ПЭТ-преформ, с 2005 по 2007 год заявляла, что строит завод по производству PLA в Подмосковье, но так ничего и не запустила. СФ известно еще об одном проекте, который не дошел даже до стадии строительства. К ученым наши коммерсанты, насколько известно СФ, не обращались. А зря. После продовольственного кризиса 2007 года стало ясно, что производителям биопластика — того же PLA — нужно будет переориентироваться с сахара как источника сырья на лигноцеллюлозу (ее делают, например, из древесных отходов). И здесь никаких готовых технологий пока нет (эксперты McKinsey ждут прорыва как раз в 2010-2011 годах). Так что простор для работы многочисленных российских специалистов по лесохимии еще есть.

Ведущие научные центры: ФГУП "ГосНИИгенетика" ГНЦ РФ, химический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова (кафедра химической энзимологии), Институт биохимии имени А. Н. Баха РАН


Готовые технологии: основные параметры технологии получения PLA общеизвестны


Действующие предприятия: в России нет; компания "НБ Ретал" анонсировала строительство завода, но так и не запустила его


Идея N2

В феврале прошлого года компания Omni-ID получила 10,5 млн евро от Cody Gate Ventures G.P. Limited. Деньги тратятся на наращивание продаж и быстрое проникновение на азиатский рынок. Omni-ID — один из лидеров рынка технологии радиочастотной идентификации, RFID. По назначению технология схожа со всем известным штрихкодом. Но есть важное отличие: RFID может работать без участия человека. Сергей Дудников, руководитель департамента RFID ГК "Систематика", сравнивает принцип работы системы с камертоном. Она состоит из считывателя, устройства, посылающего сигнал, и RFID-метки. А метка — из антенны, улавливающей сигнал, и чипа, информация с которого "уходит" в качестве отклика. Самое перспективное и массовое применение технологии — логистика (отслеживание перемещения товара от производителя до покупателя) и учет.

С 1970-х годов, когда технология была использована Пентагоном для учета своих морских контейнеров, история RFID — это борьба за снижение цены меток. В большинстве случаев они являются расходным материалом и даже существенные издержки по подготовке каждого отдельного внедрения меркнут перед дальнейшими расходами на метки. Определенные успехи в этом направлении есть. С начала 2000-х стоимость метки упала уже с $8-10 до $1-1,5. Два года назад первопроходцем выступил Wal-Mart, заставив сотню своих главных поставщиков внедрить RFID-метки. Вслед за Wal-Mart зашевелились все ритейлеры мира. Например, наша X5 активно изучает возможность внедрения технологии, войдя в комиссию при "Роснано". По сведениям СФ, еще один федеральный ритейлер уже начал проект по введению RFID на своем автопарке.

В России старейшей внедренческой командой является департамент RFID компании "Систематика" (в прошлом — "Аэро солюшенз"; ведет RFID-проекты не менее пяти лет). Главным заказчиком на создание производственных площадок стала "Роснано". Корпорация уже профинансировала создание СП с итальянской Galileo Vacuum Systems spa, чья технология должна помочь снизить стоимость антенн. В ближайшее время будет заявлено еще об одном производственном проекте. В целом никакого серьезного российского отставания в сфере RFID нет, хотя проектов для страны с такой площадью могло быть и больше. В ближайшие годы дефицит специалистов с опытом внедрения RFID еще будет аукаться новым проектам.

Ведущие научные центры: научных проблем при внедрении RFID давно нет, со времени первого применения прошло 70 лет


Готовые технологии: под каждого заказчика надо разрабатывать новую


Действующие предприятия: "Галилео нанотех", "Ситроникс", "Систематика"


Идея N3

Норвежская компания Kebony в прошлом году получила 12 млн евро от Environmental Technologies Fund (ETF) для расширения международной экспансии, а точнее, для выхода на рынок США. Kebony занимается модификацией древесины, то есть получением из мягких пород древесины материала, приближающегося по характеристикам к твердым, более ценным породам. Обычно таких результатов достигают путем термомодификации. В России, например, достаточно хорошо известна финская разработка ThermoWood. Процесс, применяемый Kebony, состоит в том, что сначала ствол обрабатывается пластификатором, а затем под давлением его формуют. Почти все компании, которые занимаются модификацией, сталкиваются с одними и теми же проблемами. Процедура энергоемкая и серьезно удорожает древесину, почти все технологии приводят к проблемам с внешним видом продукта, улучшение одних характеристик приводит к ухудшению других (например, прочная к истиранию, но хрупкая).

Похоже, Kebony удалось преодолеть все преграды. В 2004 году было запущено маленькое производство (5 тыс. кубометров в год), а в позапрошлом появился завод уже достаточно приличных размеров (30 тыс. кубометров в год). Технологию разработал канадский ученый Марк Шнейдер на основе одного из продуктов, получаемых при гидролизе,— фурфурилового спирта (сейчас автор продал все права на изобретение). В доведении технологии технологических процессов до ума участвовали также немецкий и норвежский университеты. Стоит продукция Kebony немного ниже бирманского тика, на который похожа по характеристикам. Ян Нильсен, директор Kebony по маркетингу, сообщил, что материал на основе сосны стоит около 1000 евро за кубометр. Компания обернула это в свою пользу. Ни одно упоминание продукта не обходится без рассказа о его вкладе в спасение тропических лесов.

В России похожий процесс (только с другим пластификатором) разработал профессор Воронежской лесотехнической академии Владимир Шамаев. В 2003-м под маркой "Дестам" его начала выпускать воронежская компания "Олми", где Шамаев выступает как технический директор. Среди клиентов — компания по изготовлению экипажей "Каретный двор" из Набережных Челнов. Инвестиций в доработку продукта Шамаев привлечь не смог, все держится на его энтузиазме.

Ведущие научные центры: Воронежская государственная лесотехническая академия, Саратовский государственный университет (кафедра органической химии, специализация — фурфурил)


Готовые технологии: модифицированная древесина "Дестам"


Действующие предприятия: "Олми" (Воронеж)


Идея N4

Как и Plaxica, английский Nexeon выделился из Imperial College London. От венчурного фонда колледжа он и получил большую часть прошлогодних инвестиций в 10 млн фунтов стерлингов.

Проблема, над которой работает Nexeon, занимает умы многих ученых. Кремний часто рассматривают как более подходящий материал для анодов батарей, поскольку теоретически способен на порядок увеличить их емкость, однако на практике кремниевый анод очень быстро разрушается. На разрешение этого противоречия и направлены усилия исследователей. Только вот прогресса пока нет. Например, с начала 1990-х относительная стоимость каждого ватта снизилась более чем в шесть раз, однако удельная энергоемкость (electric density, влияет на габариты батареи) практически не изменилась.

При этом основная сфера применения ион-литиевых батарей — разнообразные мобильные устройства, от телефона до игровой приставки и ноутбука. На сегодняшний день емкость, вес и размер батарей стали одним из основных лимитирующих факторов прогресса в развитии таких устройств. Согласитесь, что ноутбук, способный работать без привязки к розетке двое суток, имеет серьезное преимущество перед таким же с двумя часами автономной работы.

В России этой проблемой занимаются ученые Института химии твердого тела и механохимии СО РАН. Кстати, там же "Роснано" начинает проект производства ион-литиевых аккумуляторов, правда большого размера — для электромобилей. В самом конце прошлого года корпорация объявила о совместном проекте с китайской компанией Thunder Sky. Среди ее ноу-хау — уникальная система экспресс-зарядки аккумуляторов (менее получаса) и возможность производства батарей емкостью до 700 ампер-часов.

Ведущие научные центры: Институт химии твердого тела и механохимии СО РАН (Новосибирск)


Готовые технологии: нет


Действующие предприятия: в Новосибирске строится завод по производству литиевых источников питания


Идея N5

В ноябре 2009 года компания BioVex получила транш в $30 млн от Morning side Venture, Ventech, MVM Life Science Partners и нескольких других инвестфондов. Средства пойдут на окончание третьей фазы клинических испытаний и коммерческий запуск Oncovex, препарата для лечения рецидивных и метастазных форм меланомы — злокачественной опухоли кожи. Oncovex изготавливается с использованием вируса герпеса. Его модифицированная форма размножается в клетках опухоли, уничтожая их и одновременно стимулируя иммунную систему организма бороться с метастазами.

В России СФ удалось найти только один проект, связанный с подобной технологией. Виктор Кешелава, профессор ФГУ "РНЦРР Росмедтехнологий", с группой коллег разработал вакцину с использованием раковых клеток пациента и вируса болезни Ньюкасла (заболевание, распространенное среди птиц). Вакцина, правда, не панацея — она используется как дополнение к традиционным методам лечения.

Годовой рынок препаратов на основе онколитических вирусов в России Кешелава оценивает в 2,5 млрд руб. "В мире существует несколько штаммов такого вируса,— говорит Виктор Кешелава.— Наш штамм характеризуется меньшей токсичностью и высокой эффективностью в процессе применения".

Шести месячный курс лечения препаратом, запатентованным Кешелавой, обойдется пациенту в 1-3 тыс. руб. (несмотря на такую цену, рентабельность производства достигает 75%). Стоимость аналогичных препаратов в медицинских центрах США, Европы, Китая, Израиля, по словам Виктора Кешелавы, может достигать нескольких десятков тысяч евро за курс. "Нам предлагали профинансировать выпуск одной партии, но нас такой вариант не интересует,— рассказывает Кешелава.— Сейчас мы ищем хорошего хозяина, который знает, как запускать процесс производства и продаж, у которого есть нужные связи в регулирующих и коммерческих структурах".

Ведущие научные центры: ФГУ "РНЦРР Росмедтехнологий"


Готовые технологии: получение и применение вакцины на основе вируса болезни Ньюкасла


Действующие предприятия: в России нет


Идея N6

В январе 2009-го немецкая исследовательская компания Novaled, существующая с 2003 года, получила 8,5 млн евро на продолжение разработок в области OLED. Инвесторами проекта стали семь фондов из Германии и Франции. Основное направление работ — создание принципиально новых источников света на основе OLED-технологий.

OLED (от английского Organic Light-Emitting Diode) переводится на русский как "органические светодиоды". Теоретическая база для этой технологии создана еще в 1960-е годы, когда было доказано, что некоторые органические материалы эффективно излучают свет при пропускании через них электрического тока. Работы в этом направлении привели к появлению в начале 2000-х экранов и светильников на технологиях OLED. Их главное преимущество по сравнению с обычными источниками освещения — низкий расход электричества. Если используемые в настоящее время источники освещения преобразуют в свет только 20- 30% электрической энергии, то у органических светодиодов этот показатель приближается к 100%. Кроме того, OLED позволяют создавать сверхтонкие (толщиной с лист бумаги) экраны и источники света, способные гнуться и обладающие другими уникальными характеристиками, например прозрачностью.

OLED уже активно используются для производства мини-экранов, но массовому применению этих технологий мешают несколько проблем. Например, маленький срок службы (два-три года) и дороговизна технологий по созданию больших матриц. "Я думаю, что основные проблемы, препятствующие коммерческому продвижению, во всех возможных сферах применения OLED будут решены в ближайшие два-три года",— говорит Гарри Беме, финансовый директор Novaled. Его компания собирается представить до 2012 года сверхтонкие источники света.

"В России несколько научных команд ведут разработки в этой сфере,— рассказывает Виктор Иванов, руководитель сертификационного центра "Роснанотех".— В перспективе ими могут быть разработаны органические светильники большой площади. Хотя мы существенно отстаем от мировых лидеров. Проблема еще и в том, что половину сырьевых материалов для OLED разработчики вынуждены закупать за рубежом". Научные группы действуют в Институте физической химии и электрохимии, Центре фотохимии РАН, ОАО ЦНИИ "Циклон". Но пока результаты их работ выглядят скорее как опытные образцы светодиодов или мини-экранов.

Ведущие научные центры: Институт физической химии и электрохимии РАН, Центр фотохимии РАН, ОАО "ЦНИИ "Циклон"", Институт высокомолекулярных соединений РАН


Готовые технологии: опытные образцы органических светодиодов, мини-экраны


Действующие предприятия: в России нет


Идея N7

Компания 2K Manufacturing привлекла 5 млн фунтов стерлингов от фонда Foresight Group на запуск заводов по переработке пластиковых отходов в продукт, который в компании называют "пластиковая фанера". Лицензию на технологию 2K Manufacturing приобрела у Environmental Recycling Technologies. Нельзя сказать, что Великобритания сильно продвинута в области переработки вторсырья. Большая часть отходов там все еще вывозится на свалки. Именно схожестью стартовых позиций британский опыт и интересен России: у нас перерабатывается не более 5% бытовых отходов, в Великобритании — около 7%.

Одна из главных проблем, тормозящих переработку пластиковых (и не только) отходов,— трудоемкость сортировки. Притягательность технологии Environmental Recycling Technologies в том, что производство возможно на смешанном сырье. Это значительно повышает шансы такого метода утилизации на применение.

Выкладки на сайте 2K Manufacturing показывают, что производство "пластиковой фанеры" по большинству параметров (в том числе по энергоемкости) сопоставимо с выпуском обычной фанеры или даже более экономично. На первый взгляд кажется, что пластиковая фанера продукт непривычный. Хотя в нее можно вкручивать шурупы и окрашивать в разные веселые цвета, все же фактура материала необычна. У пластиковой фанеры нет никаких шансов потеснить фанеру традиционную в такой лесной стране, как Россия. Но у нас мало фанерных производств — строительство нескольких площадок запущено лишь в преддверии повышения пошлин на лес-кругляк и не завершено из-за грянувшего кризиса. Кроме того, производство пластиковой фанеры более выгодно с точки зрения логистики. Традиционные фанерные производства строятся поближе к источнику сырья, то есть к лесу. Завод пластиковой фанеры — тоже, но "источником" в данном случае выступает крупный город, где больше и отходов, и потенциальных потребителей.

Создание самого производства обойдется в несколько раз дешевле, чем строительство фанерного завода, но эту разницу сильно корректирует стоимость лицензионных отчислений. 2K Manufacturing она обошлась в 2 млн фунтов, которые будут выплачиваться на протяжении пяти лет.

Подобных производств в России СФ не нашел. Самая распространенная технология переработки мусора — интрузия, которая обеспечивает узкий ассортимент продукции (трубы, предметы бытового назначения вроде ведер, поддоны) и не позволяет работать со смешанными пластиковыми отходами. Впрочем, для России это не главное препятствие. Создание таких производств имеет смысл начинать с внедрения общей городской системы сортировки мусора (отделение органических отходов от неорганических) — в британских мегаполисах она уже налажена.

Ведущие научные центры: ОАО "Межотраслевой институт переработки пластмасс — НПО "Пластик""


Готовые технологии: по лицензии


Действующие предприятия: несколько заводов в Москве, Санкт-Петербурге, Новочеркасске, Свердловске


Идея N8

Британский инвестфонд Foresight Ventures в июле прошлого года вложил 4,6 млн евро в местного переработчика автомобильных покрышек Crumb Rubber. Компания механическим путем измельчает автопокрышки в пудру (диаметр частиц менее 0,2 мм) или в гранулы (диаметр до 5 мм).

Автопокрышки почти не разлагаются в естественных условиях. Инженеры изобрели множество способов уничтожить эту канцерогенную мину, но, по словам Джилса Уитмена, инвестиционного управляющего Foresight, с точки зрения энергопотребления и применимости получаемого на выходе продукта механический подход является оптимальным.

Crumb Rubber совершенствовала технологию, сумев получить резиновую пудру, структура поверхности которой имеет микроскопические неровности, позволяющие использовать ее даже для регенерации поврежденных покрышек. "Я не вижу причин, по которым подобные проекты не могут появиться в России,— говорит Уитмен.— Но весь вопрос в том, сколько стоит сбор шин. Англичане платят деньги за возможность избавиться от использованных покрышек".

Подобные проекты развиваются и в России. По словам Юрия Штейнберга, совладельца пермской компании "Кастор", его предприятие уже четыре года производит оборудование, позволяющее получать порошки с наноструктурной поверхностью частиц (предприниматель подал заявку в государственную корпорацию "Роснано"). С автомобильными покрышками в России проблем нет: ежегодно россияне "избавляются" примерно от 1 млн тонн шин. Причем совершенно бесплатно. Так что первое, с чего начинают российские переработчики,— ищут поддержки местных властей. "Наша мэрия обязала транспортные организации сдавать покрышки на переработку",— рассказывает Сергей Аханьков, директор тольяттинского переработчика "Регион экология".

Резиновая крошка, получающаяся на выходе, используется при выпуске резинотехнических изделий, напольных покрытий и специальных присадок для асфальта. В течение последнего года, по словам Аханькова, в связи с кризисом цена крошки упала с 22 до 12 руб. за 1 кг (Crumb Rubber продает 1 кг по 10 руб. в пересчете на рубли). В "Регион экологии" не раскрывают рентабельность производства, но, если учесть расходы на энергию, зарплату персоналу и аренду помещения, она, по расчетам СФ, превышает 50%.

Ведущие научные центры: используется прикладное конструирование


Готовые технологии: получение резинового порошка с наноструктурной поверхностью частиц


Действующие предприятия: "Астор" (Пермь)


Идея N9

Phase Vision летом 2009 года получила 1,6 млн евро от Octopus Ventures, Lachesis Fund и еще нескольких инвестфондов. Компания разрабатывает технологию 3D-сканирования, позволяющую за считанные секунды строить трехмерные компьютерные модели предметов. Идея трехмерного сканера не нова. Уже более пяти лет они помогают производителям автомобилей и самолетов отслеживать габариты деталей, а дантистам — изготавливать зубные протезы. Ральф Вайр, CEO Phase Vision, оценивает рынок подобного рода систем в 2,2 млрд евро в год. Однако компании удалось выйти на принципиально новый уровень точности замеров — до 1 микрона.

Чтобы построить трехмерную модель предмета, камера Phase Vision проецирует на него полоски света и измеряет искажения, вызванные неровностями поверхности. По словам Сергея Суховея, вице-президента и совладельца Artec Group, продвигающей свою модель 3D-сканера, невероятная точность такой технологии накладывает на аппарат несколько ограничений. Сам Вайр признает, что для реально движущегося объекта его сканер не очень хорош, но с измерением деталей на конвейере он справляется отлично. Цена прибора (в продажу установка поступит весной) — $65-90 тыс.

Artec Group — новое детище "старой" команды: Артема Юхина, Андрея Климова, Сергея Суховея и еще нескольких выпускников МГТУ имени Баумана. В начале 2000-х они создали компанию A4Vision, которая смогла разработать технологию трехмерного сканирования лица, первой среди российских стартапов привлекла венчурные инвестиции и в конечном итоге была продана американской Bioscrypt, специализирующейся на системах безопасности, за $31,5 млн.

Новый сканер, по задумке российских разработчиков, должен сканировать любой предмет (а не только лицо) и быть простым в обращении. Трехмерную модель сканер Artec Group строит по нескольким десяткам фотографий объекта, сделанным подряд при сканировании. Примерно секунда нужна камере, открывающей доступ в офис компании, чтобы опознать того же Суховея и пустить его на рабочее место. Точность измерения — 50-100 микрон. Для потребителей, на которых ориентируется Artec (медики, археологи, кинопродюсеры), этого вполне достаточно. Компания начала продажи в конце 2007 года. В 2009-м, по оценкам СФ, выручка составила примерно $5 млн. К настоящему моменту Artec уже обзавелся сотней клиентов по всему миру и в начале 2010 года вышел на операционную окупаемость.

"Наш сканер стоит $12-17 тыс., что раза в три дешевле, чем у наших ближайших конкурентов, например Creaform или Z Corp.,— говорит Суховей.— Эта цена вполне разумна с точки зрения среднего и малого бизнеса, хотя все еще высока для обычного покупателя". Цель основателей Artec Group — сделать 3D таким же массовым явлением, как обычная двухмерная фотография. "Представьте себе, вы сидите в каком-нибудь итальянском городке, пьете кофе, и вам очень нравится чашка,— мечтает Сергей Суховей.— Ручным трехмерным фотоаппаратом вы снимаете ее, тут же закачиваете в какой-нибудь 3D-Google, и поисковик выдает вам, что сервиз из почти таких же чашек сейчас продается на Amazon за $20!".

Ведущие научные центры: разработки команды выпускников МГТУ им. Баумана во главе с Артемом Юхиным


Готовые технологии: сканирование 3D-объектов путем анализа и совмещения фотоснимков, выполненных с разных ракурсов


Действующие предприятия: Artec Group


Идея N10

Осенью прошлого года американский фонд венчурных инвестиций Riverside Company, управляющий $2,7 млрд, инвестировал в банк стволовых клеток Crioestimal. Стволовые клетки, сбором и хранением которых занимаются так называемые гемабанки, выделяются при рождении ребенка из пуповинной крови. В будущем эти клетки можно использовать для трансплантации при лечении 85 различных заболеваний (в основном онкологических), которые могут возникнуть у владельца "клеточного вклада". В России первые банки стволовых клеток появились в 2003-2004 годах. Сейчас их насчитывается десять, при этом, по данным компании "Алор инвест", Институт стволовых клеток человека (ИСКЧ, работает под брэндом "Гемабанк") контролирует 53,6% рынка. Еще 34,5% приходится на "Криоцентр". В "Гемабанке" ИСКЧ хранится 8,5 тыс. образцов стволовых клеток. Стоимость услуги — 54 тыс. руб., еще 4 тыс. руб. в год будет стоить хранение. В конце прошлого года ИСКЧ, принадлежащий своему основателю Артуру Исаеву, разместил на инновационной секции биржи ММВБ 20% акций на сумму 142,5 млн руб.

Сейчас лишь 0,3% российских рожениц сохраняют стволовые клетки, подсчитывает руководитель департамента корпоративных финансов компании "Алор" (организатор IPO ИСКЧ) Максим Дремин. Через пять лет показатель должен достичь 2-2,5% общего числа рожающих женщин, которых, по данным на 2008 год, насчитывалось 1,7 млн. Так, в нынешнем году Исаев рассчитывает собрать 4,5 тыс. образцов.

Сильная сторона ИСКЧ — широкое региональное присутствие: по словам Исаева, компания представлена во всех российских городах-миллионниках. Кроме того, на вырученные от IPO деньги компания планирует экспансию в страны СНГ, прежде всего на Украину и в Казахстан,— на это уйдет 83 млн руб. из запланированных на 2010- 2011 годы 300 млн руб. инвестиций. Большую же часть денег — 189 млн руб.— Исаев собирается потратить на вывод на рынок трех инновационных препаратов, которые совокупно смогут приносить компании до $30 млн в год (выручка ИСКЧ в 2009-м составила примерно $5,7 млн).

Ведущие научные центры: Онкологический научный центр им. Блохина РАМН, Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии


Готовые технологии: сбор и хранение гемопоэтических и фибробластоподобных стволовых клеток


Действующие предприятия: Институт стволовых клеток человека (брэнд "Гемабанк"), "Криоцентр"

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...