Коротко

Новости

Подробно

Матч-перематч

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 42

Сражение футбольных команд Алжира и Египта за право поехать на чемпионат мира по футболу вышло за пределы поля. Сначала оно вылилось в обычные для североафриканского дерби потасовки болельщиков, а затем переросло в полномасштабный политический кризис.


ЕГОР НИЗАМОВ


Сборные Алжира и Египта боролись за право выйти в финальную часть чемпионата мира впервые с 1989 года, когда путевку туда получил Египет. Соперничество этих футбольных сборных имеет долгую историю и нередко выливалось в стычки и драки (см. справку).

Судьбу команд должен был определить матч группового этапа в Каире. Египтянам, которые считаются сильнейшей африканской командой, требовалось выиграть с перевесом в три мяча. Перед встречей правительство Египта заявило, что все необходимые меры для обеспечения порядка приняты. А замминистра внутренних дел Абдель Рахим аль-Кунави даже пообещал, что автобус алжирской сборной будет охраняться так, как еще не охраняли ни одну сборную. Уровень защиты был, однако, не так уж высок. На пути из аэропорта в гостиницу египетские фанаты забросали камнями автобус алжирской команды, нанеся травмы трем футболистам. Их окровавленные лица попали во все местные выпуски новостей. Однако некоторые газеты Египта написали о том, что спортсмены сами разбили стекла автобуса, а потом еще и симулировали ранения. Представители FIFA начали расследование инцидента, но переносить матч не стали.

Встреча в Каире, состоявшаяся в субботу, 14 ноября, так ничего и не решила — египетская сборная выиграла ее со счетом 2:0, сравнявшись по очкам с алжирской и разделив с ней первое место в группе. Тысячи египтян вышли на улицы Каира, чтобы отпраздновать победу. А в Алжире тем временем появились слухи о том, что фанаты его сборной были жестоко избиты. Газета El Chorouk, например, вообще заявила о семи убитых болельщиках. Хотя эту информацию позже опровергли алжирские власти, она спровоцировала погромы — разозленные алжирцы жгли магазины, принадлежавшие египтянам, и избивали их владельцев.

Из-за обострения конфликта FIFA объявила о проведении решающей дополнительной встречи 18 ноября на нейтральной территории, в городе Омдурман, который прилегает к столице Судана Хартуму. Обстановка там напоминала военную, а в роли миротворцев выступали 15 тыс. вооруженных суданских солдат. На 40-й минуте матча единственный гол забил алжирский полузащитник Антар Яхья, обеспечив своей команде возможность впервые за последние 24 года принять участие в самом важном мировом футбольном событии. Столкновения между болельщиками начались сразу после финального свистка. Правда, насчет того, кто в них больше пострадал, показания расходятся.

Египетский нападающий Амр Заки (на фото) и египетские болельщики сразу после поражения

Египетский нападающий Амр Заки (на фото) и египетские болельщики сразу после поражения

Фото: AP

В отдельных египетских блогах появились записи о том, что в Хартуме чуть было не началась настоящая резня. Вот, к примеру, как описывает ночь в Хартуме автор блога Egyptian chronicles: "Тысячи египтян провели ночные часы, прячась в отелях, ресторанах и даже в домах суданцев из опасения, что их убьют алжирские наемники, которых привезли в Судан военными самолетами. Это были не обычные болельщики: у них были ножи и они не кричали фирменное "One, two, three, vive l`Algerie"". Государственные египетские СМИ обвинили Судан в том, что он не смог обеспечить должный уровень безопасности.

На следующий день после решающего матча Египет перешел к активным ответным действиям. Для начала египетское правительство отозвало посла в Алжире для проведения консультаций, и, как заявил представитель египетского МИДа, эти консультации могут длиться очень долго, пока повод для возвращения посла не появится снова.

О своем отношении к проблеме публично высказались сыновья египетского президента Хосни Мубарака. Его младший сын Гамаль, которого прочат в преемники отцу на посту главы государства, предупредил в одном из интервью, что "любой, кто думает, что все это просто выветрится, сильно ошибается". Старший сын Мубарака Алаа, присутствовавший на матче в Омдурмане, позвонил в две спортивные телепередачи и в прямом эфире назвал алжирских болельщиков террористами и наемниками, добавив: "Мы, египтяне, не можем терпеть такое, мы должны подняться и сказать: "Достаточно". Когда мое достоинство кто-то задевает, я бью по голове".

Этот призыв египетские фанаты восприняли как руководство к действию. 20 ноября 2 тыс. человек собрались у алжирского посольства в Каире. Болельщики и сочувствовавшие им патриоты Египта жгли алжирские флаги, били витрины и переворачивали автомобили. 35 полицейских были ранены, два десятка демонстрантов арестованы, около 20 автомобилей сожжено — внушительный результат для Каира, где небольшие демонстрации разгоняют довольно быстро.

Впрочем, болельщики выступали не против правительства, а фактически на его стороне. На следующий день после протестов Хосни Мубарак в своем запланированном выступлении перед египетским парламентом сказал о том, что "честь египтян является частью достоинства всей страны, и Египет будет строг по отношению к тем, кто это достоинство задевает". Мубарак обошелся без призывов бить кого-либо по голове. Наоборот, он сказал, что хоть и взволнован так же, как и все, но сдерживается. Не уточнив, правда, от чего.

Всего за несколько дней вражда между Алжиром и Египтом обострилась до предела. В прошлую среду Национальный совет по спорту и Олимпийский комитет Египта объявили, что отныне ни один египетский спортсмен не вправе участвовать в соревнованиях на территории Алжира. Конфликт, впрочем, затронул и тех, кто к спорту имеет опосредованное отношение. Глава Египетского союза деятелей искусства, к примеру, объявил, что готов разорвать отношения с алжирскими коллегами, потому что они боятся вмешиваться в конфликт. После того как египетская сборная проиграла в Омдурмане и начали появляться сообщения о беспорядках, некоторые египетские знаменитости пообещали вернуть назад полученные в Алжире награды и прекратить связи с алжирскими компаниями.

Алжирский вратарь Фаузи Шауши (на фото) и алжирские болельщики сразу после победы

Алжирский вратарь Фаузи Шауши (на фото) и алжирские болельщики сразу после победы

Фото: REUTERS/Louafi Larbi

Дипломатический кризис, возникший в отношениях Алжира и Египта, попыталась урегулировать Лига арабских государств. Ее глава Амр Мусса призвал страны к спокойствию и разумному поведению. "В конце концов, все египтяне, как и алжирцы, являются арабами",— сказал он. Эта робкая попытка утихомирить Алжир и Египет, естественно, ни к чему не привела. Тогда Амр Мусса позвонил лидеру Ливии Муамару Каддафи, который сейчас возглавляет Африканский союз, и попросил его помочь. Каддафи традиционно пользуется уважением среди африканских лидеров, но и ему вряд ли удастся быстро помирить своих соседей.

Как говорят некоторые комментаторы, политики попытались использовать футбольный конфликт, чтобы отвлечь внимание от внутренних проблем. Прием, конечно, не новый, но, как правило, действует. "Футбол в Египте стал опиумом для народа,— заявил в интервью журналу Time египетский журналист Хоссам эль-Хамалави,— но людей футболом надолго не отвлечешь. Даже те, кто устроил беспорядки у алжирского посольства, вернутся домой с пустыми желудками и поймут, что экономический кризис никуда не делся". Зато неприятный осадок, который остался от конфликта у всех затронутых стран, еще некоторое время продержится. По крайней мере до тех пор, пока Египет не прислушается к одной и той же просьбе, с которой к нему обращаются государства арабской лиги, Африканский союз и FIFA: "Египет, пожалуйста, повзрослей".

Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя