"Южный" потек

Игорь Сечин получил от Турции добро на газовый поток в обход Болгарии

Вчера в итальянском городе Милане министр экономики Турции Танер Йылдыз заявил, что передал вице-премьеру России Игорю Сечину все необходимые разрешительные документы на строительство газопровода "Южный поток" (South Stream) через территорию Турции. Специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ, присутствовавший при этом, считает, что Турция согласилась на реализацию "Южного потока" в обмен на участие России в строительстве нефтепровода Самсун--Джейхан. Заявление по этому поводу тоже было сделано вчера в Милане.

Игорь Сечин приехал в здание миланской префектуры около 11 часов утра. Во дворе его ждал министр экономики Италии Клаудио Скайола и еще несколько итальянских переговорщиков. Они плотно окружили господина Сечина и, собственно говоря, начали переговорный процесс с ним уже во дворе префектуры, куда еще немного раньше заехала машина министра экономического развития Турции Танера Йылдыза. Вместе с ним хотели заехать и две машины его охраны, но итальянские полицейские, стоявшие на въезде во двор префектуры, посчитали себя самодостаточной силой, и через некоторое время многочисленные охранники господина Йылдыза с гораздо большим, по-моему, удовольствием и энтузиазмом, чем пробивались в префектуру, заняли оборону в закусочной "Дель Корсо" через дорогу — и долго еще переговаривались друг с другом по рациям, сидя за соседними столиками.

В трехсторонней встрече в миланской префектуре содержалась интрига. Официально обсуждалась возможность участия России в строительстве нефтепровода Самсун--Джейхан (мысль о том, что это вообще возможно, впервые прозвучала на встрече премьеров России, Турции и Италии в Анкаре 6 августа этого года). Но на самом деле, по информации "Ъ", планы российских переговорщиков были намного амбициозней.

Участие в нефтепроводе Самсун--Джейхан для российской стороны занятие на первый взгляд, скорее, факультативное, без которого вполне можно обойтись,— а главное, обходились до сих пор. При этом турецко-итальянский проект был заморожен еще до начала реализации — именно потому, что для него не было ресурсной базы, то есть ни Италия, ни Турция не понимали, какой нефтью наполнить трубу, если нефтепровод все-таки построить. И участие в проекте России — предмет первой необходимости для Турции, которая во главе со своим премьер-министром Реджепом Эрдоганом намерена почувствовать себя нефтяной и газовой сверхдержавой — благодаря своим незаменимым транзитным качествам (тем более что Болгария, которая могла бы заменить в этом Турцию хотя бы частично, после приведения к присяге нового президента, решила пересмотреть все до сих пор взятые на себя обязательства, прежде всего по строительству нефтепровода Бургас--Александруполис).

Кроме того, турки мечтают о проекте "Самсун--Джейхан" еще и потому, что он позволит обойти перегруженные проливы Босфор и Дарданеллы, то есть будет полноценным альтернативным маршрутом транспортировки сырой нефти через Черное в Средиземное море.

Собственно говоря, российские переговорщики, которые работали в Милане еще за пару дней до приезда Игоря Сечина, делали все, чтобы зафиксировать не столько участие России в проекте "Самсун--Джейхан", а прежде всего участие Турции в "Южном потоке" — взамен Болгарии, по поводу которой все стало совершенно ясно после встречи Владимира Путина с новым премьер-министром Болгарии Бойко Борисовым, когда российский премьер-министр неожиданно грубо поговорил с коллегой, который заявил, что Болгария готова заново изучить проблемы, связанные со строительством нефтепровода Бургас--Александруполис.

К этому времени господин Путин, по информации "Ъ", уже побеседовал по телефону с премьером Турции господином Эрдоганом, и тот сказал, что Турция готова поучаствовать в "Южном потоке" (до сих пор за часть трубопровода взялась отвечать Болгария, но Россию это не очень устраивало, потому что если бы "Южный поток" шел по территории этой страны, то та его часть, которую надо проложить по дну Черного моря, должна была бы пройти в экономических водах Украины — а все что угодно, только не это).

Так что господин Путин уверенно поддержал все сомнения болгарского коллеги в Анкаре на счет целесообразности строить нефтепровод Бургас--Александруполис — он уже понимал, что если болгары откажутся не только от этого проекта, а Россия — от участия Болгарии в "Южном потоке", то будет, в конце концов, всем только лучше (кроме Болгарии).

Конечно, неплохо было бы построить Бургас--Александруполис, но семилетние терзания Болгарии — а надо ли и а можно ли проложить эти почти 300 километров трубы — готовы были свести с ума кого угодно и тем более господина Путина, который долготерпением в таких случаях никогда и не отличался.

Игорь Сечин получил от Турции добро на газовый поток в обход Болгарии.

Так что если бы в Милане российским переговорщикам удалось зафиксировать движение по "Южному потоку", они бы ни о чем другом уже и не мечтали бы. Именно поэтому в одном из российских проектов трехстороннего соглашения между министрами Италии, России и Турции по поводу совместного участия в проекте "Самсун--Джейхан" был, по информации "Ъ", неожиданный пункт о том, что "стороны договариваются оказывать поддержку проекту газопровода "Южный поток" на всех уровнях, включая европейский... и содействовать проведению консультаций... для получения всех необходимых разрешений, связанных с проектированием и строительством газопровода и скорейшей реализации проекта".

Между тем еще вчера утром поводов для оптимизма не было. Кроме российских переговорщиков, увязывать два проекта едва ли не в один никто не рвался. Всю субботу и воскресенье шла ожесточенная торговля, и к моменту приезда Игоря Сечина и его турецкого и итальянского коллег в миланскую префектуру шансы, что дело выгорит, представлялись, мягко говоря, невысокими. Но они все-таки были — учитывая, что трехсторонние консультации на уровне министров между тем еще впереди.

К этому времени во дворе префектуры столпилось огромное количество итальянских и турецких журналистов (некоторые итальянские газеты были представлены двумя и тремя корреспондентами: от отделов политики, экономики, бизнеса...).

Российские СМИ оказались представлены "Ъ" и телеканалом Russia Today (причем я оказался в Милане по всем признакам совершенно случайно). Это лишний раз говорило о том, что в успех миланского предприятия в Москве с самого начала не очень верили.

При этом все решилось еще до начала трехсторонних консультаций. Проходя по коридору в окружении итальянских коллег, господин Сечин столкнулся с турецким коллегой. Господин Йылдыз остановил российского вице-премьера и попросил пару минут для приватного сообщения. Итальянцы отступили, и господин Йылдыз, по информации "Ъ", сообщил господину Сечину, что привез "от начальника" (то есть от господина Эрдогана) все разрешительные документы по поводу участия Турции в "Южном потоке".

Господин Сечин, услышав это и переспросив, правильно ли он все понял, обнял этого мужественного человека и молча припал к его плечу.

Это было гораздо больше, чем то, на что могли рассчитывать российские переговорщики еще накануне ночью: они вписывали в проект трехстороннего соглашения пункт о содействии в разработке разрешительных документов (в том числе экологических), а господин Йылдыз привез сами эти документы.

До сих пор премьер министр Турции обещал только, что с 1 ноября 2009 года начнутся исследовательские работы, которые позволят сделать вывод, может ли Турция дать согласие на участие в "Южном потоке", а само строительство может начаться не раньше ноября 2010 года. Как удалось туркам провести все исследовательские работы за прошедший уикенд,— их ноу-хау. Очевидно, на такой энтузиазм повлияло все-таки желание видеть Россию в проекте "Самсун--Джейхан".

Все остальное было делом техники: через некоторое время главы компаний "Транснефть", ENI и "Чалык" уже подписывали заявление "О создании рабочей группы по участию в проекте "Самсун--Джейхан" для создания совместной компании"...

На пресс-конференции господин Йылдыз уже перед журналистами повторил:

— Все разрешительные процедуры, связанные с реализацией "Южного потока", будут сегодня даны моему другу Игорю Сечину неофициально, а завтра этот документ будет официально передан российской стороне.

Эта сторона, таким образом, убивает двух зайцев: кроме "Южного потока", Россия получает нефтепровод, и при этом проект "Бургас--Александруполис" теперь тоже нельзя считать схороненным: скорее всего, на болгар вчерашние сообщения в Милане произведут будоражащее впечатление.

Сам господин Сечин после пресс-конференции рассказывал о том, что Россия предложила построить в Джейхане нефтеперерабатывающий завод и что "близка к пониманию того, чтобы участвовать в совместном маркетинге нефтепродуктов трубопровода".

Глава ENI Паоло Скарони не удержал себя в руках и заявил, что город Джейхан скоро будет турецким Хьюстоном.

А Танер Йылдыз уже выглядел как техасский миллиардер Джей Говард Маршалл.

Андрей Ъ-Колесников, Милан

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...