Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Daily
Происшествия
Номер 003 от 18-01-96
Полоса 014
 Скандал вокруг "Фонда Караваева"

Налоговая полиция загоняет отставного полковника в танк

       Сотрудники правоохранительных органов не выпускают из поля зрения деятельность московского "Фонда Караваева" и его дочерней организации ТОО "Милофарм", которые занимаются производством бальзамов "Витаон", "Аурон" и "Соматон". Они выяснили, что один из лекарственных препаратов производится без необходимой лицензии Минздрава, который, кстати, приказал изъять масло "Витаон" из всех аптек на территории России. Налоговые органы также имеют претензии к фонду: по их мнению, он недоплатил крупную сумму в бюджет. Однако руководство фонда не оставляет надежды выпутаться из всех неприятностей: пока ему удалось отсудить у долгопрудненского завода ТОС (Московская область) право на использование товарных знаков "Витаон", "Аурон" и Соматон".
       
Знакомство в бане
       У истоков создания "Фонда Караваева" стояла третья жена Виталия Караваева (всего их было четыре) Маргарита Кокорева. В 1985 году после смерти Караваева ей по наследству достались тетради с записями караваевских изобретений в области лекарственных препаратов. Речь идет о бальзамах "Витаон", "Аурон" и "Соматон". Пять лет вдова не знала, что делать с этими записями. К производству бальзамов ее подтолкнул отставной военный Александр Леонтьев.
       С ним Кокорева познакомилась в 1990 году совершенно случайно — в бане. Она предложила Леонтьеву натереться одним из этих препаратов перед тем, как идти в парную. Действие бальзама так понравилось отставному полковнику, что он решил поставить его производство на поток.
       Для этого Леонтьев, Кокорева и несколько их знакомых в 1991 году учредили общественную организацию. Назвали ее "Фондом Караваева" и написали в уставных документах, что фонд намерен заняться созданием принципиально новых лекарственных препаратов. Командовать фондом стал отставной полковник.
       "Начинать дело было тяжело, — вспоминает Леонтьев, — сначала даже производственных площадей не было, и приходилось варить бальзамы на кухне". В 1992 году "Фонд Караваева" заключил договор с долгопрудненским Заводом тонкого органического синтеза (ТОС) на производство препаратов и арендовал помещение под офис на том же заводе. Через некоторое время, по словам Александра Леонтьева, ТОС решил увеличить объем производства. Тогда, по словам руководителя фонда, была нарушена уникальная технология: "В частности, на предприятии начали разбавлять водой эфирный концентрат, используемый для приготовления бальзамов". Это нарушение определил главный специалист фонда Борис Мокеев, принюхавшись к одной из проб. Тогда Леонтьев предложил заводу создать совместное предприятие, в котором доли акций распределить поровну, но управление оставить в руках "Фонда Караваева". Это, по мнению полковника, позволяло контролировать производство и исключить возможность нарушения технологии. Руководство ТОС согласилось, но взамен потребовало передать ему права на использование товарных знаков "Витаон", "Соматон" и "Аурон". Фонд не согласился и в феврале 1994 года разорвал отношения с заводом. Между тем сотрудники завода утверждают, что конфликт с "Фондом Караваева" произошел из-за того, что его представители не перечисляли заводу положенные ему суммы от реализации продукции.
       Тем не менее долгопрудненский завод до конца 1995 года продолжал производство "Витаона", "Соматона" и "Аурона", но по другой технологии, исключив из состава ингредиентов эфирный концентрат. Представитель ТОС пояснил, что технология изготовления бальзамов осталась та же; единственное изменение состояло в том, что Борис Мокеев перестал "заряжать" руками чаны, где варился препарат.
       Леонтьев считает, что ТОС незаконно использовал названия бальзамов, так как в мае 1994 года Государственный комитет по изобретениям и открытиям зарегистрировал за "Фондом Караваева" "Витаон" "Соматон" и "Аурон" в качестве товарного знака. Кроме того, по мнению Леонтьева, в производстве препаратов Караваева необходимо использовать эфирный концентрат, секрет которого ТОСу неизвестен.
       У самого фонда не было возможности производить препараты до 1995 года. Только учредив ТОО "Милофарм" и заключив договор с НПО "Союз" (Люберцы), "Фонд Караваева" возобновил выпуск "Витаона", "Соматона" и "Аурона". В феврале 1995 года фонд переуступил право на использование товарных знаков ТОО "Милофарм", и в августе это товарищество подало в областной арбитражный суд иск к ТОСу о нарушении прав на товарный знак.
       
Первые проблемы
       Еще в 1994 году у Минздравмедпрома возникли сомнения по поводу качества препаратов, выпускаемых "Фондом Караваева". Была даже организована проверка, но лаборатория по экспертизе косметических средств Российской академии наук в октябре 1994 года определила, что бальзамы "Аурон" и Соматон", несмотря на аммиачно-скипидарный запах, полностью соответствуют гигиеническим требованиям.
       Первые проблемы у бальзамов Караваева появились в марте 1995 года. Кубаньфармнадзор запретил продажу препаратов "Фонда Караваева" в аптеках Краснодарского края, так как последствия их применения не изучены. 18 сентября 1995 года следственная часть УВД Восточного округа возбудила уголовное дело по факту незаконной предпринимательской деятельности "Милофарма", запретив производство и реализацию "Витаона", "Аурона" и "Соматона".
       По версии следствия, масло "Витаон" является лекарственным препаратом, и согласно указу президента России "О лицензировании отдельных видов деятельности" его производство должно лицензироваться Минздравмедпромом. (Следует заметить, что у ТОСа, который, по мнению Александра Леонтьева, незаконно производит масло, соответствующий документ есть.)
       Следствие полагает, что лицензия лицензионно-аккредитационной комиссии Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем на реализацию лекарственных препаратов, которую ТОО "Милофарм" получило в марте 1995 года, недействительна. Как выяснилось, эта структура может выдавать лицензии только подведомственным организациям, а ТОО "Милофарм" таковой не является. В октябре 1995 года по просьбе следствия государственный научно-исследовательский институт по стандартизации и контролю лекарственных средств провел экспертизу масла "Витаон", выпускаемого "Милофармом", и установил, что в нем слишком мало эфирных масел и камфоры.
       Леонтьев, однако, пояснил, что эта лицензионно-аккредитационная комиссия является государственным органом и он не может нести ответственности за ее ошибки. Кроме того, отставной полковник отметил, что лишь в конце декабря 1995 года ему из Минздравмедпрома пришел официальный ответ, гласивший, что полученная "Милофармом" лицензия недействительна. К тому же в лицензии нигде не упоминается "Витаон", а речь идет лишь о реализации лекарственных препаратов вообще.
       Леонтьев также заявил, что масло "Витаон" он выпускал как сугубо гигиеническое средство, на что у него есть соответствующее разрешение Санэпидемнадзора Москвы. Кроме того, арбитражная лаборатория Торгово-промышленной палаты в результате экспертизы признала, что масло "Витаон" соответствует требованиям, предъявляемым к гигиеническим средствам. Наконец, руководитель "Фонда Караваева" заявил, что даже если заключения Института по стандартизации и контролю лекарственных средств верно, пониженное содержание эфирных масел на безопасность не влияет.
       Но на этом неприятности фонда не кончились. 9 ноября 1995 года Управление департамента налоговой полиции Москвы возбудило еще одно уголовное дело по факту сокрытия доходов фонда от налогов.
       
Претензии налоговых органов
       Сотрудники налоговой полиции сочли, что ТОО "Милофарм", незаконно пользуясь налоговыми льготами, не заплатило государству примерно 2,8 млрд руб. Дело в том, что согласно закону "О налоге на прибыль" предприятие, которое производит товары народного потребления, при определенных условиях освобождается в первые два года от налога на прибыль. Налоговые органы, сославшись на "методические рекомендации по отнесению промышленной и сельскохозяйственной продукции" Госкомстата России, отметили, что препараты "Аурон" и "Соматон" не являются товарами народного потребления, а значит, льгота присвоена неверно. После этого руководство "Милофарма" сделало запрос в Госкомстат, где ответили, что согласно все тем же "методическим рекомендациям" "Аурон" и "Соматон" являются товарами народного потребления.
       Причину проблем с правоохранительными органами Александр Леонтьев усматривает в первую очередь в недобросовестной конкуренции со стороны долгопрудненского завода ТОС. Леонтьев связывает взрыв офиса "Фонда Караваева" в марте 1995 года и покушение на жизнь главного специалиста фонда Бориса Мокеева с деятельностью этого предприятия. Впрочем, доказательствами он не располагает, а руководство ТОС и представители налоговых органов называют версии, выдвинутые Леонтьевым, абсурдными.
       18 декабря постановлением следственной части УВД Восточного округа был снят арест с производства и продажи препаратов "Аурон" и "Соматон". 26 декабря областной арбитражный суд постановил прекратить изготовление и реализацию долгопрудненским заводом ТОС препаратов, продающихся под товарными знаками "Аурон", "Соматон" и "Витаон", а также обязал предприятие уничтожить все имеющиеся у него этикетки.
       В свою очередь Минздравмедпром разослал по аптекам страны директивное письмо с требованием изъять из продажи и прекратить использование лекарственных средств, производящихся ТОО "Милофарм". Однако отставной полковник Александр Леонтьев заявил корреспонденту Ъ: "Если 'Фонд Караваева' прикроют, я полезу в танк".
       
       ЛЕОНИД Ъ-БЕРРЕС
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 18.01.1996, стр. 14
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение