Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

 Жизнь солнцевского авторитета


Professor Михась покоряет мир

       Имена руководителей общественных и предпринимательских объединений всегда были на слуху. В последнее же время на страницах СМИ авторитетных политиков, бизнесменов и деятелей культуры стали теснить преступные авторитеты.
       Сергей Михайлов известен широкой общественности как Михась, лидер солнцевского криминального сообщества. Однако его адвокат Сергей Пограмков заявляет, что криминальное лидерство Михайлова — это миф, а организованная преступность в стране существует лишь на страницах газет. Ъ провел расследование разносторонней деятельности Михайлова, прошедшего путь от скромного метрдотеля до американско-бельгийского бизнесмена.
       
Охранник Москвы
       37-летний Сергей Михайлов — коренной житель Солнцева. Там он родился, там, в доме на Новопеределкинской улице, прописан до сих пор. Отец его работал бойцом 1-го класса в газоспасательной службе и пожарной охране НИИ "Пластик". Сам же Сергей после восьмилетки поступил на курсы метрдотелей со знанием английского языка, а окончив их, 6 лет трудился официантом ресторана "Советский". Правда, РУОП и ФСБ приписывают ему работу в других ресторанах: "Хрустальный" и "Севастополь". Но сестра Сергея, Татьяна Самохина, давая показания в ГУВД Москвы, назвала первым местом его работы именно "Советский".
       Впервые он попал в тюрьму в 26 лет по обвинению в хищении путем мошенничества. Михайлов инсценировал кражу мотоцикла и необоснованно получил за него страховку. Более полугода, пока шло следствие и суд, он находился в СИЗО. Мосгорсуд был милостив к впервые оступившемуся метрдотелю: ему назначили три года условно и отпустили. Но шел 1984 год, и работа в престижном ресторане ему как лицу судимому уже больше не светила. Несколько лет Михайлов перебивался малооплачиваемой работой в НИИ, затем в кооперативе.
       Навыки метрдотеля оказались больше не нужны, зато пригодился опыт кандидата в мастера спорта по классической борьбе. Вокруг борца с тюремным опытом, а также его друга-спортсмена Виктора Аверина объединялась местная молодежь. Верным Санчо Пансой Сергея Михайлова стал житель Солнцева Евгений Люстарнов, который также успел побывать под следствием: в 1976 году его обвиняли в убийстве. Однако до приговора дело так и не дошло: Институт им. Сербского признал Люстарнова невменяемым, и он вышел на свободу.
       К концу 80-х бригада, лидерами которой считались Сергей Тимофеев (Сильвестр) и Сергей Михайлов (Михась), уже охраняла и контролировала более 20 коммерческих структур Москвы и области, в том числе alma mater Михайлова — ресторан "Советский". Когда в декабре 1989 года Михася арестовали за вымогательство, свидетели по этому делу (предупрежденные об ответственности за ложный донос) назвали 24 фирм, патронируемых им и Сильвестром. Среди них Дом мебели на Ленинском проспекте, магазин "Ковры", гостиница "Дагомыс", Партнер-банк, автостанция техобслуживания "Вольво" в Кунцеве, техцентр в Мытищах.
       Но особое внимание люди Тимофеева и Михайлова уделяли ресторанам. Судя по показаниям свидетелей, эта группировка не только охраняла рестораны "Покровка", "Олимп", "Турист", "Комета", "Аист", "Нил", "Якорь", но и хранила в некоторых из них оружие. Однако самому Сергею Михайлову никогда не предъявлялось обвинение в хранении какого-либо оружия.
       
Авторитетный снабженец
       Итак, в декабре 1989 года Михайлов был арестован во второй раз. Санкцию на арест давал зампрокурора Москвы Геннадий Пономарев. Михайлову, а также Сергею Тимофееву, Виктору Аверину и Евгению Люстарнову было предъявлено обвинение в вымогательстве денег и машин Volvo у председателя кооператива "Фонд" Вадима Розенбаума.
       История появления солнцевской бригады в кооперативе такова. Председатель "Фонда" обратился к своему знакомому Аркадию Марголину с просьбой найти людей, которые могут защитить его от рэкетиров. Марголин свел директора со "спортсменами": Сильвестром, Михасем и Аверой.
       "Спортсмены при встрече сказали мне, что деньги им практически не нужны, а их интересует поездка в ФРГ и хорошие новые иномарки типа Volvo, Mercedes", — заявил следователям Розенбаум. По указанию Розенбаума его партнер из ФРГ Армен Хекк купил Михайлову и Аверину (специально приехавшим к нему в Германию) по Volvo, а Розенбаум впоследствии их оплатил.
       Однако две иномарки оказались недостаточной платой за безопасность кооператива. По просьбе Михайлова, Аверина и Люстарнова Розенбаум оформил их на те должности, которые они попросили, и ежемесячно выплачивал им высокую по тем временам зарплату (более 1000 руб.). Так Михайлов стал начальником отдела снабжения, Аверин — зампредседателя кооператива по спортивно-оздоровительной работе, а Люстарнов — директором-распорядителем. На самом же деле они лишь выполняли функции "крыши", а охраняли кооператив пять знакомых Михайлова и Аверина, которым Розенбаум также платил весьма высокую зарплату. В числе охранников был младший брат Виктора Аверина Александр, который впоследствии чистосердечно признался, что брат Виктор в кооперативе не работал, то есть получал зарплату ни за что.
       Сами же Михайлов и Аверин-старший уверяли следствие, что им платили по заслугам. Михайлов, по его словам, "выполнял функции по обеспечению кооператива от втягивания в какие-нибудь противоправные сделки". Аверин-старший, по собственному признанию, "организовывал в кооперативе спортивную работу: водил членов кооператива в баню, в бассейн, была установлена штанга возле комнаты охранников, мы ее поднимали". А простодушный "директор-распорядитель" Люстарнов на вопрос, за что получал зарплату, ответил так: "Я в кооперативе только осматривался. К бумагам меня фактически не подпускали".
       Обвиняемые дружно заявили следствию, что машины-иномарки они не вымогали: две Volvo были подарены им в ФРГ бизнесменом Хекком за то, что они помогали в Москве хоронить его тещу. Однако Хекк заявил, что Михась и Авера не имеют никакого отношения к его теще. И тем более не хоронил тещу Хекка Сильвестр, который также добился от председателя кооператива Розенбаума Volvo. Сильвестр действовал более напористо: по словам свидетелей, он поставил председателя кооператива "на счетчик", дав на размышления три дня. И по их истечении сел в новенькую голубую иномарку.
       Сергей Михайлов пробыл под следствием по обвинении в вымогательстве 1 год и 8 месяцев, после чего дело против него было прекращено за недоказанностью его вины. Развалу дела способствовало то, что запуганные свидетели начали отказываться от ранее данных показаний — стали говорить, что давали их по указке председателя кооператива.
       Так, бухгалтер кооператива сообщила, что вообще-то у ее шефа Розенбаума были дружеские отношения с Михасем: они вместе ходили в бассейн и ресторан, председатель кооператива был у Михайлова на новоселье. Все это действительно имело место. Но дружеские отношения не мешали Михасю разговаривать порой с Розенбаумом в угрожающем тоне. Однако свидетели по понятным причинам предпочли забыть об этом.
       К окончанию следствия кооператив "Фонд" принял решение взять на поруки обвиняемых Михайлова, Аверина и Люстарнова. Кооператоры также "вспомнили" и сообщили следствию, что машины были подарены Михасю и Авере не единолично Розенбаумом, а решением собрания кооператива (правда, протокол собрания "куда-то затерялся"). "Восстановив" протокол, они спасли своего шефа от уголовной ответственности за разбазаривание кооперативного имущества.
       По мнению же адвоката Михайлова Сергея Пограмкова, дело было прекращено потому, что защита доказала факт фальсификации его материалов правоохранительными органами. В ходе ознакомления с делом адвокат представил документы о том, что Михайлов и Аверин, оказывается, приобрели Volvo за наличные деньги, Розенбаум за них вовсе не платил, а Хекк их не дарил.
       Следствие не смогло не только доказать факты вымогательства, но и установить принадлежность найденных в кооперативе "Фонд" двух пистолетов ("Браунинга" и венгерского Femaru), двух охотничьих ружей, патронов и дымовой шашки. Изымались они из комнаты солнцевских охранников, в присутствии одного из них, Аверина-младшего. Но тот заверил следователей, что видит оружие впервые.
       
Меценат церкви и кормилец тюрьмы
       Сергей Михайлов всегда хотел слыть важным человеком. При обысках у него несколько раз находили удостоверения, в которых он значится "крутым" коммерсантом или журналистом, имеющим право прохода в труднодоступные заведения.
       В конце 1989 года у него при себе оказалось удостоверение сотрудника фирмы "Фонд Армен Хекк", имеющего право использования машины Volvo. Фонда такого просто не существовало, а удостоверение было сделано Михайловым для того, чтобы получить престижные номера на машину. И он их получил. А помог ему в этом офицер пресс-службы МВД России.
       В ноябре 1994 года квартиру Михася вновь обыскали. На этот раз следователи изъяли два удостоверения. Одно давало ему право беспрепятственного прохода в администрацию президента России (как сотруднику). Во втором значилось, что он является корреспондентом компании CNN. Выяснилось, что "корочки" были изготовлены в некоем Федеральном сыскном бюро России, таком же липовом, как и его продукция. Организаторы этого бюро сейчас арестованы по обвинению в подделке документов и других преступлениях.
       Однако изъятые несколько месяцев назад московским РУОП документы благотворительного фонда "Участие", членом совета попечителей которого значится Сергей Михайлов, абсолютно подлинны. По просьбе Ъ адвокат Михайлова Пограмков предоставил материалы о деятельности этого фонда.
       По сведениям адвоката, Сергей Михайлов — истинно верующий человек и никогда не скрывал этого. Три года назад Михайлов пришел к настоятелю патриаршего подворья в Переделкине отцу Владимиру и спросил, какая ему нужна помощь. Тот благословил его на создание воскресной церковной школы. По словам Пограмкова, она заработала во многом "силами и средствами" его клиента. А затем Михайловым, Авериным-старшим и еще двумя лицами был учрежден благотворительный фонд "Участие" для оказания помощи церкви, и не только ей.
       Этот фонд оплатил изготовление звонницы из 9 колоколов в церкви села Федосьино (расходы превысили 100 млн руб.). На самом большом колоколе в 75 пудов была оставлена надпись: "От настоятелей церкви, благотворительного фонда 'Участие', фирмы 'СВ-холдинг' (учредителем которой также был Михайлов. — Ъ) и от солнцевской братвы". Адвокат Михайлова особо подчеркнул, что братва — это старославянское слово и означает "братья".
       Фонд "Участие" взял также шефство над детдомом #2: возит подопечным гостинцы, книги и одежду. Помогал фонд и СИЗО #1 "Матросская тишина", куда сотрудники "Участия" приносили продукты, электротовары и джинсы (500 пар). Пришлось помочь и нищему 176-му отделению милиции, которому фонд оплатил мебель для детской комнаты.
       Документы фонда "Участие" были изъяты РУОП в ходе облавы на солнцевскую группировку (операции "Закат"), подозреваемую Генпрокуратурой в причастности к убийству Листьева. Однако через неделю они были возвращены владельцам по личному указанию руководителя следственной группы по делу Листьева Владимира Старцева.
       Корреспондент Ъ поинтересовался у адвоката, откуда деньги у фонда "Участие" и у самого Михайлова. На что получил ответ, что "средства фонда образуются в соответствии с уставом", а его клиент имеет свой бизнес в нескольких странах, в частности в Австрии, Бельгии и США.
       
Бизнесмен мира
       В конце 1993 года Михась вновь был задержан. Его проверяли на причастность к убийству Валерия Власова, директора казино "Валери". Подозрения были основаны на оперативной информации о том, что все самые престижные казино Москвы находятся под контролем солнцевской бригады.
       Адвокат Михайлова назвал эти подозрения нелепыми. Задержанный был отпущен из-под стражи вечером того же дня. А на следующий день вышли на свободу и 12 его солнцевских знакомых, которых в ИВС на Петровке также расспрашивали об убийстве Власова, но ничего от них не добились.
       Вскоре после этого задержания, в декабре 1993 года, Михайлов покинул Россию. Причиной этого Пограмков считает необоснованное преследование его клиента правоохранительными органами (задержание Михася после убийства директора казино было не первым в 1993 году, несколько раз на его квартире проводились обыски). По словам адвоката, у Михайлова "сработал инстинкт самосохранения".
       Обосновался он в Израиле, получив гражданство этой страны, но при этом оставаясь гражданином России. Там он стал президентом международного неправительственного фонда "Дом детей-сирот" (адвокат представил редакции справку об этом). Но фонд — некоммерческая организация. А свой бизнес Михайлов ведет, по сведениям Пограмкова, в Австрии, Бельгии и США. Вместе с тем Пограмков опроверг сообщения в прессе о том, что Михайлов имеет недвижимость на Западе.
       В распоряжении Ъ оказалось два документа о бизнесе Сергея Михайлова. Первый из них свидетельствует о том, что Михайлов является управляющим директором компании MAB International в Бельгии. MAB консультирует компании, "работающие с товарами широкого потребления".
       Второй документ — лестное письмо Михайлову от компании Karta auto brokers Inc. (Хьюстон, США). "Совет директоров компании, — цитируем письмо, — и ее сотрудники высоко ценят вас и выражают вам свою искреннюю благодарность за моральную и финансовую поддержку Karta, а также за ваше активное участие в ее работе в качестве члена совета директоров. Благодаря вашим усилиям была создана большая компания по экспорту-импорту между Россией и США, развивающая также и местный бизнес по торговле автомобилями в Хьюстоне, которая в течение всего нескольких месяцев работы превратилась в одного из ведущих дилеров подержанных автомобилей в Хьюстоне. Это создало много рабочих мест для американских граждан. Одновременно с этим рабочие места создаются и для российских граждан в экспортно-импортном и местном бизнесе в России".
       
Почетный консул
       "У Сергея Михайлова были большие планы развития экономических взаимоотношений между Москвой и Коста-Рикой, — рассказал Ъ адвокат Пограмков. — Можно было пароходами поставлять бананы и тропические фрукты из Коста-Рики в Москву. Почетным консулом он решил стать для того, чтобы получить эксклюзивное право координировать эту деятельность. Это был бы бизнес на порядок выше".
       МИД Коста-Рики назначил Михайлова почетным консулом в феврале 1994 года, направив документы об этом в российский МИД. Но тот дипломатично промолчал. Это означало, что внешнеполитическое ведомство России не приняло назначения. Поэтому Михайлов так и не приступил к выполнению обязанностей почетного консула. А срок действия его дипломатического паспорта, выданного МИД Коста-Рики, истек еще в мае 1994 года.
       Тем не менее недавняя публикация в "Известиях" об этом фактически не состоявшемся назначении почему-то вызвала у посольства Коста-Рики чувство благодарности. "Посольство и правительство Коста-Рики, — цитируем письмо посла Хорхе Альфредо Роблес Ариас, — выражают свою благодарность газете 'Известия' за публикацию статьи, которая послужила сигналом для принятия мер и предосторожностей с целью выявления и наказания любого вида нарушений, которые могут возникнуть в будущем".
       В письме посла отмечено, что Сергей Михайлов был назначен почетным консулом предыдущей администрацией Коста-Рики, а не нынешним правительством президента Хосе Мария Фигереса. Однако, как видно по публикуемой фотографии, у Михайлова вполне доброжелательные отношения и с нынешним президентом. Как бы то ни было, Михайлов был отозван из почетных консулов не потому, что появилась публикация о его криминальном прошлом, а лишь из-за непринятия его назначения российским МИД. Об этом было сообщено послом Коста-Рики самому Михайлову, причем его сообщение заканчивалось словами "с уважением".
       
Послесловие адвоката: источники вне закона
       Сергей Пограмков возмущен тем, что СМИ с подачи правоохранительных органов сделали из его клиента "национального героя со знаком минус". Тем самым, по словам адвоката, нарушается конституционный принцип презумпции невиновности. Между тем "Интерпол", рассуждает адвокат, не менее бдителен, чем МВД, и если бы за Михайловым действительно числились серьезные преступления, то "Интерпол" нашел бы его в любой стране мира. Наши же правоохранительные органы, по мнению адвоката, "борются с тем, что ими самими создано посредством утечек в различные издания".
       На вопрос корреспондента Ъ: "Как вы считаете, есть ли в России организованная преступность?" — адвокат ответил: "Думаю, что нет. Она есть лишь на страницах газет".
       Это в России Михайлов известен как крупный криминальный авторитет, а вот в Коста-Рике его знают совсем в другом качестве. В его дипломатическом паспорте в графе "профессия" написано professor. И так ли важно, что и кому он преподает?
       
       ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ
       

Комментарии
Профиль пользователя