Коротко


Подробно

 Приватизация российского ЦБК


Русская бумага: нужна всем, а денег нет

       Происшедший в последние полтора года стремительный рост мирового потребления бумаги повлек за собой утроение цен, взлет курса акций целлюлозно-бумажных комбинатов и рост доходов производителей готовой бумажной продукции. Хорошая конъюнктура улучшила показатели работы и российских ЦБК, что подогрело интерес потенциальных инвесторов к подотрасли. Тем более что в это время началась приватизация крупнейших ЦБК. За этим мог бы последовать "золотой дождь" инвестиций и последующее увеличение доли российских предприятий на мировом рынке. Однако столкновение интересов приватизаторов разных уровней, по мнению аналитиков рынка, не позволило основным предприятиям отрасли привлечь действительно крупных инвесторов. Во всяком случае на Братском и Усть-Илимском ЛПК и Архангельском ЦБК, которые вместе обеспечивают до 80% российского целлюлозно-бумажного экспорта, ситуация такова. О положении в отрасли рассказывает КИРИЛЛ Ъ-ВИШНЕПОЛЬСКИЙ.
       
Не нравятся цены? Внедряйте безбумажную технологию...
       С конца 1993 года цена на так называемую бумажную массу NBSK (отбеленная бумажная масса из древесины мягких пород, принятая за эталон мировой торговли) выросла на мировом рынке c $390 до $1000-1100 за тонну.
       Тому есть несколько причин. Во-первых, в 1994 году острую нужду в бумаге вдруг почувствовали потребители из стран Юго-Восточной Азии, на которые приходится около 70% мирового потребления. Во-вторых, производители оказались к этому всплеску спроса не готовы и адекватного увеличения производства обеспечить не смогли. А если бы и попытались — им этого наверняка не дали бы сделать "зеленые". Производители бумаги в Скандинавии и Северной Америке уже несколько лет с трудом выдерживают прессинг борцов за сохранение зеленых насаждений.
       Но, как говорится, нет худа без добра (или наоборот?). Жестокий дефицит дал производителям возможность взвинтить цены. Потребители пытались сопротивляться, но тщетно. По мнению специалистов, каких-либо намеков на сокращение темпов роста цен можно ожидать не раньше середины 1997 года.
       
...или приглядитесь к российским ЦБК
       В этой ситуации резко возросла инвестиционная привлекательность целлюлозно-бумажной промышленности России. Аналитики едины во мнении: рано или поздно российские производители бумаги потеснят без меры "позеленевших" конкурентов и займут на мировом рынке достойное место. И сегодня западные производители бумаги настойчиво пытаются внедриться в российский лесной комплекс. Им, во-первых, хотелось бы обезопасить себя от потенциально сильного конкурента, а во-вторых, в перспективе получать свою долю прибыли. К тому же российские предприятия дешевы и по большей части не распроданы. Особенный интерес к ним проявляют американцы, рассматривающие производство в России как плацдарм для экспансии на европейский рынок.
       Впрочем, и европейцы не упускают возможности принять участие в процессе приватизации российского лесопромышленного комплекса. Особенно блистательно им удается использовать несовершенство российского приватизационного законодательства. Так, в ходе акционирования Балахнинского ЦБК (АО "Волга") кто-то "забыл" включить в уставный капитал АО только что построенные завод химикотермомеханической массы и бумагоделательную машину общей стоимостью $145 млн. Благодаря этому германская Herlitz International Trading AG в 1994 году приобрела 48% уставного капитала АО "Волга" всего за $45 млн. Получив, как нетрудно догадаться, право безраздельного контроля над всем предприятием, включая и неучтенное оборудование (ближайший партнер Herlitz — Международная финансовая корпорация — владеет лишь 12% "Волги").
       Целлюлозно-бумажная промышленность интересует и российских инвесторов. Причем их привлекают не только экспортные возможности ЦБК, но и перспективы местного рынка. Если в США ежегодное потребление бумажной массы на душу населения составляет в среднем 322 кг, а Финляндии — 321 кг, то в России — всего 22 кг. Как утверждают эксперты "Рослеспрома", в ближайшие годы российское потребление бумаги самого разного назначения значительно вырастет.
ВЫНОС ИМЕННО ЗДЕСЬ:!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
       
Пригляделись слишком многие
       Повышенный интерес инвесторов к лидерам подотрасли — Братскому и Усть-Илимскому ЛПК, Архангельскому ЦБК, обеспечивающим до 80% российского целлюлозо-бумажного экспорта, объясняется сравнительным благополучием этих "экспортных" предприятий. В 1995 году появилась возможность купить на аукционах и инвестторгах крупные пакеты их акций. Это привлекло внимание таких структур, как International Paper, Ilim Pulp, Hala Business Group, Luckadia, банка "Менатеп" и Столичного банка сбережений, СП "Континентальинвест", компании "РинакоПлюс". Казалось, щедрые инвестиции означенным ЛПК и ЦБК обеспечены. Однако жесткое столкновение интересов нескольких конкурирующих групп не улучшило, а ухудшило финансовое положение российских производителей.
       
Братский комплекс поделили не по-братски. И не поровну
Первым в водоворот приватизационных разбирательств попал Братский лесопромышленный комплекс.
       
       Братский ЛПК — крупнейшее сибирское предприятие лесопромышленного комплекса — действует с 1965 года. Изношенность основных фондов — около 80%. Доля экспорта в объеме продаж — около 90%. За 9 месяцев текущего года произведено продукции на сумму 1244 млрд рублей, реализовано — на 968 млрд рублей. Получена прибыль в размере 320 млрд рублей, балансовая прибыль составила 125 млрд рублей. Дебиторская задолженность на 20 октября 1995 года — 481 млрд рублей, кредиторская — 528,7 млрд рублей. До 1997 года действует программа господдержки реконструкции БЛПК, согласно которой, в частности, комбинату возвращаются таможенные пошлины, уплаченные при экспорте продукции.
       
       В начале 1990-х годов Братский ЛПК лишился своей сырьевой базы: леспромхозы, созданные непосредственно для работы с ним, обрели самостоятельность. Печальные последствия этого эксперимента стимулировали ГКИ на издание распоряжения #2884-р (15.12.1994), пункт первый которого гласил: "Согласиться с предложением АООТ 'Братский ЛПК' о придании последнему статуса холдинговой компании путем внесения в активы вышеуказанного АО пакетов акций предприятий, ранее входивших в состав ЛПК". В результате к перерабатывающим производствам было присоединено 17 леспромхозов, иркутский НИИ целлюлозы и ряд вспомогательных служб. Однако решение акционеров об изменении уставного капитала было принято с нарушением процедурных правил. Необходимые для ратификации этого решения 75% голосов были набраны только с голосами компании "ОримиВуд", которая сообщила о своем согласии по факсу (тогда как было необходимо личное присутствие ее представителя на общем собрании акционеров). Этим же распоряжением Госкомимущество назначило совет директоров, утвердило устав и план приватизации лесопромышленной холдинговой компании, что было не вполне корректно, поскольку на тот момент государству принадлежало только 23% акций ЛПК.
       В этой сложной ситуации крупные акционеры АООТ "Братский ЛПК" повели себя по-разному. СП "ОримиВуд" (Санкт-Петербург, 16% акций) и консорциум западных компаний (CS First Boston, Gama LTd. и прочие — 17%) поддержали действия ГКИ, а российско-французское СП "Континентальинвест" (вместе с партнерами — 15%) решило "пойти на принцип". Заместитель гендиректора "Континентальинвеста" Владимир Краснов прокомментировал это решение так: "Мы с самого начала поставили вопрос о том, что создание холдинга с нарушением закона создает пикантную, а для нас — еще и опасную ситуацию. Некорректно оформленные с юридической точки зрения права на собственность ставят их под сомнение".
       СП "Континентальинвест" обратилось в ГКИ с просьбой отменить решение о создании нового предприятия, и 15 мая Госкомимущество отменило пункты 4 и 7 своего прежнего решения (о совете директоров и плане приватизации). Однако мэр Братска Иван Невмержицкий проявил стойкость в выполнении предыдущего решения ГКИ. Тогда "Континентальинвест" обратился в Братский городской суд, и после полугодового разбирательства (буквально на днях) ему рекомендовали обратиться в Иркутский арбитраж.
       Понимая, что борьба за право исполнять то или другое решение ГКИ не обязательно закончится в его пользу, "Континентальинвест" избавился от большей части своих акций БЛПК, оставив себе к настоящему времени лишь около 3%. Краснов тем не менее готов отстаивать свою "принципиальную позицию" до конца. Холдинг же все это время работал и развернувшуюся вокруг него борьбу игнорировал.
       Ведь, с точки зрения Братского ЛПК, первоначальные действия ГКИ были вполне логичны: построение единой технологической цепочки должно помочь предприятию. И директивные методы создания холдинга, с той же точки зрения, оправданны. Иначе говоря, Госкомимущество поставило консервативные леспромхозы перед свершившимся фактом и правильно сделало. Как полагает заместитель гендиректора комплекса Александр Ситников, если бы инициаторы холдинга скрупулезно следовали букве (несовершенного) закона, создание работоспособного холдинга продолжалось бы по сю пору. Впрочем, оно и так продолжается. Чехарда распоряжений ГКИ то о регистрации, то о расформировании холдинга привела к тому, что Братский ЛПК до сих пор не утвердил в ГКИ инвестпрограмму на общую сумму $228 млн и инвестторги были отложены. И уже найденный инвестор — транснациональная корпорация Luckadia — пока не у дел.
       Получается, что "Континентальинвест" своими действиями причинил прямые убытки предприятию, которое, кстати, является его учредителем (БЛПК владеет 25,5% акций СП). Ситников предполагает, что конфликт имеет давние корни. Около полутора лет назад комплекс прекратил поставки товара для "Континентальинвеста", бывшего до того самым активным трейдером комбината (по официальной версии — из-за проблем с взаиморасчетами). Рассмотрев ситуацию с созданием холдинга, руководство СП, по словам Ситникова, решило воспользоваться некоторыми несоответствиями закону, чтобы затем пойти на уступки в обмен на возможность выступать посредником при экспорте целлюлозы БЛПК. Кроме того, у руководителей российских лесопромышленных компаний имеется такая версия: СП не устраивали состав совета директоров и личность генерального директора холдинга, и для "передела" власти оно предприняло попытку расформировать холдинг, чтобы затем снова зарегистрировать его с новым руководителем.
       
Усть-Илим: триумф "Менатепа" с последующим двоевластием
       Тезис "Континентальинвеста" об опасности "юридически некорректно оформленных прав собственности" можно проиллюстрировать на примере еще одного крупного представителя российской целлюлозно-бумажной индустрии — Усть-Илимского ЛПК.
       
       Усть-Илимский лесопромышленный концерн — один из крупнейших российских производителей товарной целлюлозы. Первая очередь пущена в 1979 году. В концерн входит более 30 предприятий. В 1994 году создана холдинговая компания "Усть-Илимский ЛПК", уставный капитал которой сформирован из госпакетов акций предприятий концерна. В феврале 1995 года предприятия холдинга образовали единый производственный концерн. Мощности комплекса позволяют производить 620 тыс. тонн товарной целлюлозы в год. В 1994 году объем производства составил 265 тыс. тонн; за 9 месяцев 1995 года ЛПК произвел 349 тыс. тонн. Более 90% продукции концерн отправляет на экспорт. В настоящее время требуется срочная реконструкция производства целлюлозы, объем необходимых инвестиций оценивается в $360 млн.
       
       После выхода закона "О предприятии" и постановления ВС от 11 октября 1991 года, лишившего все объединения властных полномочий по управлению юридическими лицами, входившими в их состав, на базе ЛПК было создано 37 юридических лиц. Поработав некоторое время, все участники процесса смогли убедиться, что лучшего пути развалить производство не придумать.
       При прохождении продукции по технологической цепочке новообразованные предприятия платили друг другу НДС, боролись за сырье, возникла проблема неплатежей. Объем производства упал на 60% по сравнению с благополучными годами. Неоднократные попытки государства объединить предприятия в АО или надстроить над ними холдинг наталкивались на противодействие предприятий конечного цикла, которые и в новых условиях чувствовали себя неплохо (основная часть их продукции отправляется на экспорт).
       В этой ситуации Госкомимущество решило повторить опыт Братска. В июле 1994 года распоряжение ГКИ прибыло в Усть-Илим — и далее дело пошло по уже описанной выше схеме. 25 июля этого года прошел инвестконкурс по 51% акций холдинга. Победило АОЗТ "Полимит", представляющее интересы банка "Менатеп" — оно обещало ЛПК инвестиции на сумму $182 млн. И тут пришло время конкурентов — проигравшее на конкурсе АОЗТ "Колама" обратилось в Иркутский областной арбитражный суд с требованием отмены регистрации холдинговой компании на основании юридических нарушений при организации холдинга. Руководство предприятия поддержало действия фирмы, поскольку не хотело видеть "Менатеп" в числе акционеров. 25 сентября суд вынес определение, запрещающее РФФИ и ГКИ совершать сделки, направленные на отчуждение акций холдинговой компании "Усть-Илимский ЛПК". Однако ГКИ в очередной раз проявило самостоятельность, и 4 октября был заключен договор с "Полимитом" о продаже ему выигранных на инвестторгах акций.
       Далее развернулась почти детективная история о том, как "Менатеп" пытался утвердить свое влияние на ЛПК. В отсутствие четырех членов совета директоров холдинга и генерального директора предприятия был избран новый состав совета, в который вошли представители победителя инвестторгов. Затем генерального директора ЛПК Александра Шевелева (это он был противником проникновения "Менатепа" на комбинат) освободили от занимаемой должности. Сам Шевелев в это время находился в больнице. А на его место назначили Буткевича. Последний поспешил приступить к своим обязанностям и уже 16 октября издал по этому поводу соответствующий приказ. Назначенный ранее в связи с болезнью Шевелева "легитимный" и. о. Руденко этот приказ отменил. Так у них и повелось с тех пор — один и. о. издает приказы, другой отменяет. Дело спорится, и потребление усть-илимской бумаги быстро растет.
       Обещанных инвестиционных вливаний "Полимит" пока еще не произвел. Окончательное решение вопроса о признании инвестторгов состоявшимися и правомочности регистрации холдинга отложено Иркутским арбитражным судом до 14 ноября.
       
Архангельск: погоня за двумя зайцами
       Архангельский ЦБК стремление назваться гордым именем "холдинг" до сей поры не затронуло. Однако это не помогло комбинату избежать проблем в ходе приватизации.
       
       АООТ "Архангельский ЦБК" — третий по величине целлюлозно-бумажный комбинат России. Пущен в эксплуатацию в 1940 году, обновление производственных мощностей производилось с 1960-х годов до 1985 года, сейчас требуется реконструкция производства целлюлозы и картона. АО зарегистрировано 25 декабря 1992 года, уставный капитал — 780 млн 225 тыс. рублей. Основные учредители — трудовой коллектив (51%), холдинговая компания "Северная целлюлоза" (20%). При проектной мощности 940 тыс. тонн целлюлозы в 1994 году было произведено 434 тыс. тонн, за 9 месяцев текущего года — 420 тыс. тонн.
       
       Проблемы начались с появлением Архангельского ЦБК в списке предприятий, государственный пакет акций которых в середине ноября будет выставлен на залоговые аукционы. В постановлении правительства РФ от 21 декабря 1993 года #1311 "Об учреждении лесопромышленных холдинговых компаний" говорится, что для осуществления реконструкции предприятия предусмотрена реализация этого пакета (20% государственных акций) на инвестиционном конкурсе. Ориентируясь на это, Архангельский ЦБК при помощи "Рослеспрома" разработал и утвердил в ГКИ инвестиционную программу. Сразу нашелся и стратегический инвестор (альянс нескольких российских фирм), готовый выкупить госпакет по цене 20 номиналов за акцию, внести за первые три месяца $51,5 млн на реконструкцию и погасить задолженность предприятия бюджету ($20 млн). Напомним, что, согласно новому решению ГКИ от 7 сентября 1995 года, на залоговом аукционе за 20% акций претендент должен заплатить $5 млн.
       Не согласившись с изменившейся позицией ГКИ, "Рослеспром" и Госкомпром обратились в самые высокие правительственные инстанции. Однако после нескольких туров переписки 23 октября аукционная комиссия ГКИ в результате бурного обсуждения окончательно решила продать акции Архангельского ЦБК на залоговом аукционе.
       
Чем меньше, тем лучше...
       Результат печален — три крупнейших целлюлозно-бумажных страны уже несколько месяцев не могут разобраться ни в собственной организационной форме, ни в составе учредителей. Администрации других крупных предприятий продолжают борьбу со сторонними инвесторами и все чаще достигают желаемых результатов. Так, директора Котласского ЦБК и Сыктывкарского ЛПК, заручившись поддержкой местных органов власти, сумели надежно защитить себя от акционеров со стороны.
       Поэтому в последнее время все более заметной становится новая тенденция — переключение внимания инвесторов на средние и мелкие ЦБК и бумажные фабрики. Там еще можно избежать серьезного сопротивления администраций предприятий и конкуренции с другими претендентами и без особых проблем наладить собственное производство. Так, инофирмами куплены контрольные пакеты Светогорского, Выборгского, Балахнинского ЦБК. Но эти действия не способны сколько-нибудь заметно ослабить позиции генералов целлюлозно-бумажного бизнеса.
       Руководитель управления по целлюлозно-бумажной промышленности "Рослеспрома" Борис Горидько примерно так и говорит: "Если у Братска, Усть-Илимска и Архангельска все в порядке, то и в отрасли нормальная ситуация. Если же они почувствуют себя плохо, мелкие предприятия не смогут исправить общую картину, как бы они ни пыжились".
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 11.11.1995, стр. 10
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение