Коротко


Подробно

 Гастроли Manhattan Transfer в Москве


Джаз, поп и рок без слез и пота

       В Государственном Кремлевском дворце состоялся единственный концерт известнейшего вокального джаз-квартета из США Manhattan Transfer. За 23 года существования на его счету 16 альбомов и 10 наград "Грэмми". В Москве легендарная группа выступала впервые, а ее успех у публики явно превзошел результаты, достигнутые большинством недавних гостей Кремля. Визит американского квартета, организованный Госконцертом при участии страховой фирмы "Макс", обещает стать началом гастрольной серии звезд мирового джаз-рока, отражающей вкус ее нового куратора — Алексея Козлова.
       
       В ряду знаменитых американских вокальных квартетов разных времен и стилей Manhattan Transfer можно считать общепризнанным символом жанра, и притом самым удачливым в коммерческом отношении. Не будучи ни чисто джазовым, ни ритм-энд-блюзовым, ни любым другим, он интерпретирует все стили так, что вся американская музыка предстает сплавом спонтанности и обдуманности, ненавязчивой консервативности и элегантной изменчивости. Различия не подчеркиваются, зато на первый план выходит мастерская работа самого ансамбля.
       В московских афишах значилось "Манхеттен-трансфер". США. Основоположники джаз-рока". Это не совсем так: в сознании мастеров рекламы Transfer, очевидно, смешался с другим легендарным коллективом — "Кровь, пот и слезы", действительным открывателем названного стиля. "Кровь, пот и слезы" еще ожидают нас в будущем (так же, как, возможно, и Чик Кориа, и Жан-Люк Понти); что же касается ошибки — она знаменательна. Наступило время, когда мечты шестидесятников, как и поколений помоложе, стали сбываться. Простые знаменитости теперь не счет — необходимо видеть основоположников. А Transfer, который не является родоначальником ни джаз-рока, ни джазово-квартетного пения, тем не менее сотворил стиль собственный — который и стал глобальным. Сегодня это единственный вокальный джазовый коллектив, способный конкурировать с поп-звездами.
       Он хорошо знает, где, когда и что нужно петь — на фестивале в Монтре исполняется джаз, под открытым небом вечерней Италии — легкая танцевальная программа. В Москву же Manhattan Transfer привез беспроигрышный набор своих супер-шлягеров плюс к тому несколько песен из последнего альбома. Сами музыканты на пресс-конференции утверждали: "Мы никогда не были вокальной джазовой группой. Мы поем всю американскую музыку", — но пришедшие на концерт почитатели джаза остались при своем мнении. Судя по реакции аудитории, танцевальную поп-музыку она видела здесь не однажды и пришла не за этим. Все было принято прекрасно, но самый бурный восторг посещал публику тогда, когда звучали интерпретации джазовых эвергринов или классика джаз-рока.
       Ансамбль стремился показать москвичам все лучшее — не рискуя выходить за рамки стопроцентно знакомых шлягеров. Их череда казалась подарочным ожерельем, где все камушки разного цвета, но в одинаковой огранке и с равномерным блеском. Transfer демонстрировал театр вокального ансамблевого музицирования — от зарождения жанра вокального джаз-квартета на рубеже 30-40-х годов и стереотипов традиционного мюзик-холла до манящего, словно быстроходная яхта или легкие белые штаны, калифорнийского варианта поп-соул. Счастье при виде великих с их радостной, в крайнем случае элегантно-печальной, музыкой позволяло не обращать внимания на плохо настроенный жесткий звук (вокалисты, возможно, плоховато слышали друг друга), бледных, анемичных инструменталистов и треск отходящих штекеров. Однако представление разыгрывалось без явных признаков драматургии. Музыканты тестировали аудиторию на восприимчивость к разнообразным подходам. Когда вдохновитель квартета Тим Хаузер прямо на сцене облачился в пиджак веселого канареечного цвета, приплюснутую шляпу и пестрый галстук, прошелся боком и прохрипел "Киллера Джо" из репертуара Куинси Джонса, зал в меру благодарно принял дозу гангстерской эстетики. Без особого экстаза, но доброжелательно были оценены перевоплощения джазистов в поп-исполнителей в песнях из последнего альбома, где Шерил Бентайн в роли солистки напоминала о Дайане Росс и совсем отдаленно — о Барбаре Стрейзанд. Зато джазовые стандарты — Tuxedo Junction Глена Миллера или вечнозеленый Body & Soul (свою, и весьма достойную версию сперва сыграл Алексей Козлов) — не оставили сомнений в величии квартета. Тонкость и легкость выстроенных ансамблевых звучаний, пластичная ритмика, бесконечный свинг и море обаяния — фирменный стиль Manhattan Transfer.
       Вокальная манера группы полностью обретается в русле старой доброй джазовой традиции трактовать вокал инструментально ("Мой голос — всего лишь инструмент оркестра", — поясняла Элла Фитцджеральд). Transfer с блеском исполнял подражания: ярче всех звучал Тим Хаузер в роли контрабаса (но и в реальном инструментальном составе сопровождения басист Алекс Блейк также оказался безусловно лучшим). Под занавес основной программы долгожданным подарком аудитории стала знаменитая композиция Birdland группы Weather Report — наконец-то публика обрела желанный джаз-рок. И хотя песен из альбома Brasil — по мнению многих, лучшего достижения Transfer — так и не прозвучало, приятное очное знакомство с заочно любимыми музыкантами можно считать состоявшимся. Хочется верить, что в Москве Manhattan Transfer все-таки станет основоположником — создав традицию частых и хорошо организованных выступлений джазовых или иных звезд подобного музыкального уровня.
       
       СВЕТЛАНА Ъ-САФОНОВА
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 20.07.1995
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение