Коротко

Новости

Подробно

Правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

разбирает руководитель арбитражной группы "Ъ" Ольга Ъ-Плешанова

За делом немецкого бизнесмена Франца Зедельмайера, требующего от России свыше €2 млн компенсации инвестиций, потерянных в Санкт-Петербурге в 1990-е годы, я слежу почти три года. В начале 2006 года стало известно, что бизнесмен, выигравший в 1998 году дело в стокгольмском международном коммерческом арбитраже, добивается обращения взыскания на российскую госсобственность в немецком городе Кельне. Объектом оказалось здание бывшего советского торгпредства, принадлежащее управлению делами президента РФ и используемое в коммерческих целях. За рубежом такой объект госсобственности не пользуется иммунитетом от взысканий.

На 17 декабря суд в Кельне назначил публичные торги по продаже части комплекса торгпредства. Нас очень интересовал результат. Но информация пресс-секретаря управделами президента РФ Виктора Хрекова была крайне непонятной: на торгах объект стоимостью €2,84 млн достался российской стороне почти бесплатно — всего за €23 тыс. судебных издержек. А господин Зедельмайер утверждал, что здание было продано за €2,9 млн и деньги он получит через пару месяцев. Нам оставалось только гадать, что за таинственную сделку совершили стороны.

Некоторую ясность внес официальный ответ кельнского суда на запрос "Ъ". 18 декабря пресс-секретарь суда Юрген Маннебек сообщил, что объект российской госсобственности выкупило на торгах за €22 тыс. ФГУП "Госзагрансобственность" (комплекс зданий торгпредства закреплен за ним в России на праве хозяйственного ведения). Столь низкую цену господин Маннебек объяснил тем, что российская сторона наложила на недвижимость обременение в виде права пользования ФГУПа на неопределенный срок. Стоимость этого обременения определена в €2,4 млн и после прекращения обременения покупатель обязан будет заплатить рыночную цену здания. То есть, по информации суда, Россия смогла лишь отсрочить выплату долга.

И только в пятницу, 19 декабря, Виктор Хреков сделал заявление "Интерфаксу". Он признал, что платить придется не только судебные издержки: "Россия формально приобрела это здание на аукционе за €2,89 млн. Однако эта сумма будет взыскиваться судебными приставами в течение 25 лет из возможной прибыли, которую российская сторона будет получать от эксплуатации этого здания".

Сейчас Франц Зедельмайер уже не уверен, что получит деньги в ближайшее время. Из переписки с ним я поняла, что обременение, наложенное на российскую недвижимость, уже оспаривается в кельнском суде и судебная история о взыскании долга может продолжиться. К самому господину Зедельмайеру относиться можно по-разному. Его сравнивают со скандально известной швейцарской фирмой NOGA: она в 1990-е годы выиграла дело против России в стокгольмском арбитраже, после чего много лет преследовала за рубежом российские суда и самолеты. Конфликт с NOGA разрешился в 2006 году, когда основную сумму долга ($70 млн) выкупил предприниматель из России Александр Коган, живущий в США. Многие юристы, впрочем, считают, что государству для сохранения престижа надо либо не подписывать обязательства рассматривать споры в международном арбитраже, либо исполнять его решения.


Комментарии
Профиль пользователя