Борьба течений в католицизме

Дело Божье в бренных руках человеческих

       О самой мощной и влиятельной сегодня католической организации Opus Dei ("Дело Божье"), которую давно лично поддерживает Иоанн Павел II, в России знают мало. Между тем сфера ее влияния расширяется как на Запад, так и на Восток. По сути именно Opus Dei Ватикан отводит сегодня главную роль в новой евангелизации, о которой все чаще в апостольских посланиях говорит Папа Римский. Это полузакрытая, как и у масонов, организация, членов которой называют и святыми людьми, и солдатами Иоанна Павла II, и святой мафией. Обо всем этом — статья ПЕТРА Ъ-РОМАНОВА.
       
Вопль конца ХХ века — призыв к новой евангелизации
       "Да не будет упразднен Крест Христов, ибо если упразднить его, у человека нет ни корней, ни перспективы, он уничтожен. Это вопль конца ХХ века, вопль Рима, Константинополя, Москвы," — говорится в последнем апостольском послании Иоанна Павла II. Это призыв к новой евангелизации. Причины "вопля" понятны. Христианство в целом не только не упрочило в XX веке своих позиций, но и в ряде регионов последовательно вытесняется разного рода сомнительными сектами, не говоря уже об исламе и буддизме. Миссионерский дух христиан за редким исключением сегодня явно уступает соперникам. Католицизм, в частности, теряет позиции даже там, где когда-то доминировал безраздельно. В Латинской Америке, ранее практически полностью католической, сегодня на долю различных сект и протестантов приходится уже 30-35% верующих. В ряде районов католики уже в меньшинстве. Отсюда и призыв к новой евангелизации или, вернее, "католизации", поскольку у "Рима, Константинополя и Москвы" помимо общих интересов есть и сугубо частные. И католику, и православному одинаково чужд "Аум сенрике", но есть еще и проблемы униатства, и прочие старые взаимные претензии, накопившиеся "всего-навсего" с 1054 года. Несмотря на самые вежливые заявления иерархов католицизма и православия о необходимости единения христианского мира, сгладить разногласия пока не удается, и каждый борется за души, территорию и финансы.
       Opus Dei — передовой отряд "новой евангелизации" католической церкви, зарождался трудно и во многом вопреки Ватикану. Взгляды основателя организации священника монсеньора Хосемария Эскрива были столь необычны для 1928 года в консервативной Испании, что для многих он был просто еретиком. Более всего настораживала его интерпретация понятия "святости" — важнейшего догмата любой церкви и религии. С точки зрения Эскрива, претендовать на святость и бороться за нее может любой, причем для этого необязательно запираться в монастыре, умерщвлять плоть и питаться сухими кузнечиками. Как раз наоборот. Уйти из мира соблазнов, уединившись в келье — гораздо легче, чем жить в миру, сохраняя порядочность и веру. Попробуйте, предлагал Эскрива, быть святыми в жизни, оставаясь семьянином, бизнесменом, врачом, рабочим. Просто каждую секунду думайте о Боге и о своем стремлении к святости. Честно делайте свое дело, честно живите. Это уже очень много. Для классического христианства, где святость ассоциировалась непременно с мученичеством и монашеством, такой взгляд был по-своему революционным и стоил упрямому арагонцу немало неприятностей. Лишь в 1947 году после многолетней борьбы в Испании и Риме Эскрива добился для Opus Dei статуса мирского института. Впрочем, и после этого организация оставалась долгие годы для Ватикана в роли enfant terrible, пока на папский престол не взошел Иоанн Павел II. Новый глава римско-католической церкви прекрасно понял как силу притягательной для мирян идеи святости в обыденной жизни, так и возможность укрепления католицизма через эту своеобразную организацию. Организацию, полностью подчиненную небольшой избранной группе священнослужителей, но мирскую по составу, правоконсервативную по идеологии, по-офицерски корпоративную и дисциплинированную, обладающую огромными связями в мире бизнеса и интеллектуальной элиты. К этому стоит добавить личную преданность членов организации папе, который делает все от него зависящее для укрепления Opus Dei.
       
Государство в государстве
       В октябре 1982 года Иоанн Павел II предоставил Opus Dei уникальный в истории католицизма статус "личной прелатуры". Таким образом, Opus Dei — это "епархия без территории", действующая в масштабе всего мира. Ею руководит прелат, назначенный папой, который отчитывается только перед ним. Прелат может готовить и использовать в интересах организации собственных священнослужителей. Даже исповедоваться член Opus Dei может только священнику своей организации. Многие католические иерархи не раз сетовали, что Opus Dei становится своего рода "церковью внутри церкви", но Иоанн Павел II свою политику не меняет. Более того, основатель организации Хосемария Эскрива, умерший в 1975 году, через 17 лет после смерти, то есть в рекордные для католической церкви сроки, был причислен к лику блаженных. Для этого необходимы документально засвидетельствованные чудеса, которые совершил блаженный. Обычно на расследования этих чудес у специальной комиссии Ватикана уходят годы. Эскрива прошел "экзамен" с ходу, как золотой медалист.
       О реальном весе в католическом мире Opus Dei, а в ее рядах официально сегодня около 80 тысяч человек, говорит и такой факт. В 1991 году по случаю праздника Троицы папа рукоположил в духовный сан 61 священнослужителя, 20 из которых оказались членами Opus Dei. Университеты организации (Opus Dei уделяет большое внимание молодежи) уже есть во многих странах: в испанской Наваре и столице Колумбии Боготе, перуанской Пьюре и Риме, в Чили, на Филиппинах, в Аргентине. Помимо своих университетов организация действует еще почти в 500 университетах и высших учебных центрах мира на всех континентах, в 600 газетах и журналах, на 52 радио- и телестанциях, в 38 информагентствах и 12 кинокомпаниях. Во всех этих случаях никакого особого фирменного знака Opus Dei, естественно, нет. Есть контроль, который эффективно осуществляют миряне — члены организации. Все ближе Opus Dei продвигается на Восток, его центры существуют в Щецине и Варшаве, Праге и Будапеште. Следующая цель — Прибалтика. Далее, похоже, Москва. О России в Opus Dei задумывались давно. В перуанском центре организации мне подарили главную книгу Эскрива "Путь" на русском языке, которую предусмотрительно издали в 70-е годы. Перу — вообще одна из главных опорных точек Opus Dei в Америке (здесь больше всего епископов этой организации — 7), поэтому на этом примере можно достаточно точно судить о деятельности "солдат Иоанна Павла II", отделить правду от вымысла.
       Найти штаб-квартиру Opus Dei даже в Лиме, однако, не так просто: в телефонной книге номера организации отсутствуют, в епископате вопрос о Opus Dei вызывает почему-то замешательство, секретариат прибегает к излюбленной бюрократической практике "перепасовки" нежелательного клиента. В конце концов, как всегда, выручают личные связи, у одного из знакомых приятель оказался "нумерарием". (Члены Opus Dei делятся на ряд групп: "нумерарии" придерживаются целибата и живут в специальных домах организации, "супернумерарии" живут в миру с семьями, есть и "помощники" организации, в число которых допускаются в том числе и нехристиане.) Через приятеля знакомого обо мне сообщают куда следует и пару дней спустя Opus Dei сама выходит на связь. Немного сложно и даже загадочно для организации, опекаемой Папой Римским, но позже в Opus Dei меня уверяют, что все это просто стечение обстоятельств и обыкновенная "невезуха".
       
Почти ветхозаветная пастораль
       При ближайшем знакомстве с Opus Dei не обнаруживаешь ни "черта в табакерке", ни безмерного фанатизма, ни особой святости. Университет организации в провинциальном перуанском городке Пьюра — самый чистый, а студенты самые прилежные, которых я когда-либо видел. По большей части все они из здешнего департамента, из семей со средним достатком. Для большинства университет Opus Dei — единственный шанс получить высшее образование. Все, естественно, боготворят Иоанна Павла II и монсеньора Эскрива, портреты которых развешаны повсюду. Вместе с тем, большинство вовсе не намерено связывать свою будущую жизнь с церковными делами. Для большинства главная мечта жизни — открыть свое дело. Некоторые признаются, что мечтают после окончания Университета эмигрировать в США или Европу. Мечта — типичная для перуанского студента, где бы он ни учился, в учебном центре правоконсервативного Opus Dei или левом, вечно бунтующем столичном университете Сан Маркос.
       Центр Opus Dei в 50 км от Лимы также далеко не элитарный: аграрная школа для местных крестьян, где преподают желающим основы агротехники и помогают семенами, школа по ликвидации безграмотности и особая школа для женщин, где обучают основам гигиены, акушерства, уходу за ребенком и дают уроки по домоводству. В то время как многодетные крестьянские матери трудятся над азбукой, их дети на лужайке перед центром под присмотром сестер из Opus Dei играют, бесплатно обедают и тоже учатся — мыть руки, чистить зубы и стричь ногти. Почти ветхозаветная идиллическая пастораль!
       Буколика кончается, как и положено, на подступах к столице, где идет главная борьба Opus Dei за влияние как в католической церкви, так и в политике. Конфронтация в епископате и приходах очень жесткая, причем складывается впечатление, что Opus Dei постепенно подминает под себя не только левую перуанскую церковь, когда-то весьма сильную (именно здесь жил основатель "теологии освобождения" падре Гутьеррес), но и центристов, абсолютно лояльных и Ватикану, и Иоанну Павлу II. О том, какими пинками обмениваются под столом "святые отцы", судить сложно, но судя по возмущенным комментариям, которые позволяют себе даже в прессе представители правого и левого крыла, борьба идет нешуточная.
       Широко и поле битвы: помимо чисто церковных дел, здесь политика, экономика и права человека. Последние годы Opus Dei последовательно поддерживал президента Альберто Фухимори, чье переизбрание на новый срок еще больше укрепит позиции организации. Вся прочая церковь в Перу находилась в оппозиции режиму Фухимори, критикуя его за авторитаризм, шоковую терапию, нарушения прав человека. Opus Dei была единственной организацией среди перуанских католиков, которая поддержала введение в стране смертной казни для террористов и активным образом поддерживала жесткий неолиберальный курс властей. Для этого в парламенте был даже создан специальный блок "Обновление" во главе с депутатом-нумерарием Рафаэлем Реем. Денег организации, судя по всему, хватает. Среди ее перуанских членов немало очень богатых семейств.
       Как и везде, отношение к Opus Dei в Перу редко бывает у кого-то нейтральным. Как правило, организацией либо безмерно восхищаются, либо вешают на нее "всех собак", обвиняя в лучшем случае в ханжестве и интриганстве. "Это правда, — соглашается Мануэль Серна, нумерарий, возглавляющий в Перу Opus Dei, — нас действительно нередко обвиняют во всех смертных грехах. Может быть потому, что у нас нет ни монастырей, ни особых ряс. Нас не отличают от других, поэтому видят повсюду. Нас обвиняют в фашизме, потому что когда-то несколько членов организации входили в кабинет министров Франко в Испании, но не пытаются выяснить, сколько членов Opus Dei при том же Франко было репрессировано. Нас обвиняют в ханжестве потому, что мы хотим жить честно, соблюдая христианские заповеди не за стенами монастыря, а в миру. Что в этом дурного? В какой-то степени наше положение можно сравнить с положением первых христиан. Они жили и работали в миру, занимались своими ремеслами, торговали и проповедовали, показывая на своем примере, что можно и нужно оставаться честными и верующими людьми, живя среди людей. Но, как и первых христиан, нас пока понимают немногие".
       Мануэлю лет 35, он предельно терпелив и интеллигентен. Живет, как и положено нумерарию, в специальном здании Opus Dei в тихом районе перуанской столицы на улице Боске, 375. Придерживается целибата, но не исключает, что если встретит действительно "большую любовь", то женится. В этом случае положение его в Opus Dei, естественно, изменится. Он станет супернумерарием и не сможет уделять все время работе в организации. Не изменится, по его словам, главное — поиск святости в этом бурном мире. Как и все прочие нумерарии, Мануэль при поступлении в Opus Dei отдал организации все свои сбережения. Немалые, говорит. После этого жизнь нумерариев проходит в своеобразной коммуне. У каждого есть определенные обязанности по хозяйству, но они не обременительны, поскольку есть и прислуга. У каждого своя комната, свои вещи. Деньги на жизнь берутся из общей кассы. Сколько? "Столько, сколько нужно", — отвечает Мануэль. Машина, на которой ездит нумерарий, принадлежит ему, но куплена на деньги Opus Dei. "Она мне нужна для дела, поэтому и купил, — поясняет Мануэль. — Второй или более дорогой мне не нужно, поэтому и не прошу. Если сломается, возьму в кассе деньги на ремонт. Если куда-то еду, возьму деньги на дорогу и гостиницу. Обычно наши траты не столь велики, питаемся мы, как правило, дома. Тем более, что есть братья, которые готовят превосходно".
       Одна из классических претензий к членам Opus Dei со стороны других католиков, что попасть к ним на богослужение практически невозможно. Все это порождает немало слухов. "Это верно, — соглашается Мануэль, — для нас молитва очень важна и дело это сугубо личное, поэтому круг людей, участвующих в службах в наших домашних церквах, ограничен. Однако любой католик может попасть на службу к епископу — члену Opus Dei — в обычную церковь. Вся служба проходит по канонам католической церкви". В порядке исключения на одной из воскресных проповедей в небольшой церкви, принадлежащей Opus Dei, побывать удалось. На службе было человек 30, ничем экстраординарным она не отличалась.
       
Политика: без идеалов, но с пристрастиями
       Opus Dei не связана ни с каким политическим идеалом, у нее нет мирской философии, утверждает основатель организации Хосемария Эскрива. И затем добавляет: "Из ста душ меня интересуют все сто". Последнее бесспорно, а вот предыдущий постулат вызывает сомнение. Opus Dei везде, где действует и, в частности, в Перу, не только связывает себя с определенной группой, режимом и политическим идеалом, но и пытается влиять не только на духовную, но и на мирскую жизнь. Падре Хосе, простой, но очень образованный священник, из небольшого поселка Орельянос на Амазонке, сторонник левой "теологии освобождения", с которым пришлось разговаривать по поводу Opus Dei, излагает свою версию причины необычной активности организации в последние годы. "Не секрет, что оппозиция Opus Dei в католической церкви и в самом Ватикане сильна. Желание Opus Dei стать 'государством в государстве' не нравится очень многим. Без личной поддержки папы Opus Dei не смогла бы достичь того влияния, что имеет. К моменту избрания нового главы церкви Opus Dei старается подойти во всеоружии, чтобы либо продвинуть своего кандидата, либо стать столь сильной, чтобы были уже не страшны перемены на папском престоле."
       В мае 1992 года перед собором святого Петра в Риме 200 тысяч друзей и сторонников Opus Dei из 50 стран праздновали причисление к лику блаженных Хосемария Эскрива. Честь беспрецедентная, потому что здесь проводились только папские церемонии. Это был день триумфа Opus Dei, к которому его сторонники шли многие десятки лет. После церемонии "солдаты новой евангелизации", как и первые христиане, обожаемые одними и ненавидимые другими, разъехались по странам крестить и перекрещивать. Per fas et nefas. Правдами и неправдами. На испанском, английском, польском, литовском. И на русском тоже. Епархия Opus Dei — весь мир.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...