Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от

 Ситуация вокруг АО "Релком" и ФАПСИ


Новые напасти: электронная почта в мундире

       В минувшую субботу Ъ опубликовал репортаж с собрания акционеров АО "Релком", которому принадлежит московский узел знаменитой одноименной сети электронной почты. Вопрос повестки дня собрания о дополнительной эмиссии акций АО вызвал необычайно острую дискуссию. Если в число крупных совладельцев АО "Релком" войдет Федеральное агентство правительственной связи и информации (а признаки такого развития событий есть), ситуация на российском рынке телекоммуникаций на ближайшие месяцы станет труднопредсказуемой. Разобраться в складывающейся ситуации попытались корреспонденты ОТДЕЛА КОМПАНИЙ И РЫНКОВ.
       
Как "Релком" дошел до такой жизни
       Мы не погрешим против истины, если назовем электронную почту "Релком" (и не только ее) окном в мировое информационное пространство. Если у вас есть персональный компьютер, модем, специальное программное обеспечение и абонентский договор с одной из сетей электронной почты, вы можете оперативно обмениваться любой введенной в компьютер информацией с любым другим абонентом и "вашей" сети, и всех других, на которые сеть имеет выход.
       Первыми в России, кто оценил значимость электронной почты, были сотрудники ИВЦ Института атомной энергии им. Курчатова и научно-исследовательского кооператива "Демос". В 1990 году они создали небольшую сеть с претенциозным названием RelCom (reliable communications — "надежные коммуникации"). Впрочем, авторы имели на это моральное право — их электронная почта обладала уникальными на тот момент возможностями и набрала такую популярность, что стала именем нарицательным: "У вас нет факса? А релком есть?"
       В 1991 году через "Релком" уже можно было выходить в мировую информационную сеть Internet. Во время августовского путча Internet буквально кишела сообщениями из России, а российские регионы получали свежайшую информацию (в том числе — все указы и обращения Бориса Ельцина) из столицы с задержкой всего лишь на какой-нибудь час. Как ни странно, 8-е управление КГБ тогда не блокировало "Релком". Вспоминают участники событий: "Из 'восьмерки' нам звонили, чего-то хотели, но жестких мер так и не приняли". Говорят, в суматохе путча у 8-го управления просто не дошли руки до "Релкома", к тому же в КГБ тогда недооценивали значение этой системы. После путча "восьмерку" выделили из КГБ, почистили и переименовали в ФАПСИ. Можно предположить, что в агентстве, помимо прочего, урок, преподнесенный "Релкомом", запомнили.
       В конце 1991 г. на "Релком" обратило внимание АО "РИНАКО". Сеть стала платной, помимо Москвы возникали узлы "Релкома" в регионах. В Москве с уставным капиталом 101 млн руб. было зарегистрировано АО "Релком". Отцы-основатели ("Курчатовка" и "Демос") получили половину акций — за свои идеи и работу. Сопредседателями совета директоров стали директор ИВЦ Алексей Солдатов, директор "Курчатовки" Евгений Велихов и тогдашний глава РИНАКО Константин Боровой.
       Необходимо отметить, что АО "Релком" и сеть "Релком" — две большие разницы. АО контролирует только московский узел сети, а другие города — вотчины 120 независимых фирм. Отношения АО с региональными узлами — договорные. Регионы отчисляют Москве сравнительно небольшие суммы за "имя". С торговой маркой, кстати, получилось весьма любопытно. Ее уже после регистрации АО "Релком" зарегистрировали на "Демос", и по сей день марка принадлежит этой фирме, хотя "Демос" в учредителях АО сегодня не значится (об этом чуть ниже).
       Учредители взяли курс на резкий рост сети. На 1992 г. запланировали дополнительную эмиссию акций, чтобы усилиями РИНАКО довести уставный капитал до 1 млрд руб. Тогда это были деньги, и если бы замысел воплотился, конкурировать сегодня с "Релкомом" было бы невероятно трудно. Но вышло по-другому.
       Макрореформа Гайдара сжала свободную денежную массу, и у населения не стало денег на акции РИНАКО. По разным источникам, от публичного размещения акций "Релком" получил от силы 15 млн руб. "Устав" же был закрыт на отметке 200 млн рублей. Немного продали новым учредителям, а порядка 60-80 млн осталось в распоряжении совета директоров. Говорят, часть этих акций получили организации из системы "Росвооружения".
       А "Демос" из состава учредителей исключили. В этой фирме в 1992 г. между программистами-релкомовцами и торговцами электроникой возник конфликт. Большинство программистов ушли в "Релком". Но часть осталась в "Демосе" и сейчас тоже поддерживает сеть электронной почты. За "Демосом" же осталась и торговая марка. Трудноразрешимую коллизию, однако, решили оставить как есть. Сейчас две фирмы сотрудничают, и для клиента сети "Релком" их взаимонезависимость практически незаметна. Нужно только решить, у кого регистрироваться и кому платить скромную абонентскую плату (полгода стандартного обслуживания стоят примерно $100). Из-за дешевизны услуг и оборот АО "Релком" невелик — $2,5 млн за 1994 г. Без крупных сторонних инвесторов львиная доля дохода идет на развитие, и АО уже третий финансовый год подряд завершает без прибыли.
       В прошлом году проблема привлечения инвестиций встала перед АО "Релком" в полный рост. Если раньше мощные российско-американские СП "Спринт" и "Совам-Телепорт" были "на другом этаже", то теперь стали прямыми конкурентами. С колоссальными по сравнению с "Релкомом" финансовыми возможностями своих иноучредителей (Sprint и SFMT соответственно) СП стали забирать себе в клиенты крупные российские комбанки, пошли в регионы. Над "Релкомом" нависла угроза утраты таких конкурентных преимуществ, как охват регионов, спектр услуг и даже их дешевизна. Оставалась лишь непреходящая популярность и чисто российское происхождение.
Кому продаться?
       
Предпродажная подготовка
       Вариант СП с мощной инофирмой, по словам сотрудников АО "Релком", был вполне реальным. Однако Алексей Солдатов, судя по всему, избрал другой путь. Возможно, из желания сохранить пост. "Релкому" для победы над конкурентами на свободном рынке нужны вложения, превышающие, по оценке самого Солдатова, уставный капитал АО "Релком" на порядок. Не захочется ли гипотетическому инвестору при таком раскладе привести к руководству своих людей? Возможна и несколько иная мотивация. Российское происхождение "Релкома" дает этой сети такое преимущество, как возможность использования важными госучреждениями без страха перед утечкой информации за рубеж. И они в этом случае в финансовой беде "Релком" не оставят.
       Вот здесь, видимо, и пересеклись интересы руководства АО "Релком" и ФАПСИ. В то, что говорят некоторые сотрудники "Релкома" — "у ФАПСИ нет своих телекоммуникационных каналов a la 'Релком'", — как-то не верится. Эта контора всегда собирала специнформацию для высших органов власти, одних только докторов наук на нее работает 300 человек. Тем не менее со сбором информации в стране (в том числе и у ФАПСИ) сейчас не все ладно (см. справку). Кроме того, скоро выборы, и все спецслужбы стараются набрать очки. Если ФАПСИ приберет "Релком" к рукам, то очки этим, вероятно, наберет.
       Растущая конкуренция спецслужб просматривается не только в страстях вокруг "Релкома". Позиции ФАПСИ в последнее время были несколько ослаблены. "Кремлевская" АТС-1 ("высшая" спецсвязь), например, отошла к ГУО. Тем самым у ФАПСИ стало меньше спецзадач и, вероятно, больше задач общего плана (и "Релком" здесь кстати). Неоднозначно, как утверждают в кругах, близких к ФАПСИ, воспринимается и его контракт на закупку оборудования у Siemens (ФРГ). Дело не в том, что там могут быть какие-то "жучки" — ФАПСИ по силам этого не допустить. Ругают, что в руках немцев теперь поставки комплектующих, и если что... Недаром же буквально на днях был с шумом подписан крупный контракт на закупку АТС у российского концерна БЭТО (Ъ сообщал об этом).
       И еще о шуме. В последнее время статьи о ФАПСИ в газетах идут одна за другой. Информированный источник, просивший не называть его имени, сообщил нам, что за этим стоят прежде всего давление и интересы спецслужб, а не какие-нибудь другие мотивы. Например. 3 апреля вышел указ президента о том (вкратце), что использование шифровальных средств допустимо теперь лишь с санкции ФАПСИ. Нечеткие формулировки указа, предполагающие, по-видимому, его конкретизацию в Федеральном агентстве, вызвали много критики. Выступили с ней "Известия". И вдруг в той же газете появляется огромная статья о ФАПСИ, из которой явствует, что более полезной организации в стране не сыскать. Было ли в перерыве между статьями оказано на "Известия" давление, неизвестно, но такое предположение, согласитесь, напрашивается. "Сегодня" тоже пишет о ФАПСИ немало, заметно более критично, но в то же время не очень жалует и конкурента ФАПСИ — недавно созданное Управление информатизации и документационного обеспечения администрации президента (УИДО). Наш эксперт полагает, что скорее всего дело здесь в том, что "утечки" для "Сегодня" поставляет кто-то из "обиженных", не попавших ни в ФАПСИ, ни в УИДО.
       Как бы там ни было, ФАПСИ сейчас на слуху и постарается извлечь из этого преимущества. Те же виды на АО "Релком" агентство не особенно скрывает. Во-первых, сотрудничает с этой фирмой уже давно и готовит новые проекты. Во-вторых, утверждает, что контроль за "Релкомом" пойдет во благо буквально всем. Г-н Солдатов (он, напомним, занимает по совместительству должность советника гендиректора ФАПСИ) говорит: "ФАПСИ поможет обеспечить надежность функционирования сети, а это только на пользу крупным коммерческим банкам. И в этом же интерес государства. Если вдруг что-то случится с информационным обменом между ними и, например, ЦБ, ущерб будет нанесен всей банковской системе". Более того, по словам г-на Солдатова, решение о том, кому именно будут проданы акции из новой эмиссии и по какой цене, совет директоров еще не принял. Г-н Солдатов утверждает, что это может быть не только и не обязательно ФАПСИ, но "пока что мало кто хочет". А что касается ФАПСИ, то у агентства, по словам г-на Солдатова, он просто заручился поддержкой на случай, если покупателей не будет.
       Несколько потенциальных покупателей, однако, уже есть. Один из акционеров на собрании заявил: "Если по номиналу, то я сейчас прямо в зале насобираю миллиард". ФАПСИ же, не исключено, попытается обменять на акции не бюджетные деньги, а, скажем, "интеллектуальную собственность". Тем более что мало купить одно лишь АО "Релком", нужны и немосковские узлы.
       Направление дальнейшей борьбы за "Релком" уже ясно — ряд существующих акционеров настаивает на соблюдении своего приоритетного права на новые акции. Г-н Солдатов посоветовал им обращаться в совет директоров "в рабочем порядке". Может статься, ФАПСИ и не получит контрольного пакета.
       Иначе последствия для рынка телекоммуникаций, в отличие от государства, могут быть не самыми радостными. Имеющее устойчивую репутацию АО "Релком" может стать непредсказуемым (скоро выборы). Может лишиться части клиентов (комбанки уйдут на всякий случай, боясь слежки). Может потерять выход в мировое информационное пространство (мало ли хакеров в Internet!). Наконец, возникает призрак недобросовестной конкуренции. ФАПСИ уже критиковали за то, что оно, обладая правом сертифицировать так называемые электронные подписи, само их производит, да еще и продает. Доходят сведения, что конкуренты АО "Релком" (кроме "Демоса") уже после первых намеков на повышенный интерес ФАПСИ к "Релкому", приуныли.
       Пытаясь добиться от них комментариев, мы позвонили в "Спринт". На другом конце провода выразились лаконично: "Мы все зависим от ФАПСИ. Комментировать их действия — самоубийство".
       

Комментарии
Профиль пользователя