Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от
 Адвокатская практика недели

       В этом обзоре большинство дел связаны с достаточно обычными, бытовыми проблемами российских граждан. С помощью адвокатов их удалось очень удачно решить. В одном случае московский автозавод АЗЛК не только заменил свой некачественный "Москвич-2141" на новый, но и выплатит его покупателю 12 млн рублей компенсации за мытарства. В другом случае усилиями адвоката было прекращено уголовное дело в отношении водителя, задавившего человека насмерть. Этот успех адвоката тем более неожидан, что у водителя в принципе не было водительских прав.

АЗЛК наказан за плохое качество продукции
       На минувшей неделе адвокату 25-й юрконсультации МГКА Владимиру Винокуру удалось взыскать в пользу своей доверительницы 12 млн руб. с АО "Москвич". Доверительница приобрела на заводе неисправный автомобиль, долго его ремонтировала и в конечном счете потребовала через суд выплатить его полную стоимость. Тогда завод поменял автомобиль. Однако адвокат, воспользовавшись новым законом "О защите прав потребителей", добился взыскания с завода неустоек за просрочку замены двигателя на старом автомобиле, за просрочку замены старого автомобиля на новый, а также компенсации морального вреда от мытарств с машиной — всего 12 млн.
       
       Как рассказал адвокат Владимир Винокур, его доверительница Лариса Виннер в октябре 1993 года приобрела в автосалоне при заводе новый "Москвич-2141". Однако спустя полгода сломался двигатель. На станции "Москвич автотехобслуживание" двигатель отремонтировали. Но в дальнейшем Виннер более 20 раз пришлось обращаться на техстанцию для устранения различных неполадок в других деталях. Двигатель в итоге заменили, однако машина ломалась вновь и вновь.
       Наконец в октябре 1994 года Виннер потребовала от администрации АО "Москвича" заменить ей автомобиль на новый. Администрация от замены автомобиля отказалась и предложила продолжать ремонт до истечения гарантийного срока (два года).
       Решив, что ремонтировать автомобиль бесполезно, Лариса Виннер в ноябре 1994 года обратилась в Люблинский нарсуд Москвы с требованием взыскать с завода полную стоимость автомобиля — 15 млн руб. Завод решил не тратить время на судебные разбирательства и 15 ноября уведомил истицу телеграммой, что готов выполнить ее прежнее требование и заменить автомобиль. 10 декабря 1994 года старый автомобиль был заменен на новый.
       Однако адвокат Винокур (действовавший в интересах Виннер по гендоверенности) с учетом закона "О защите прав потребителей" решил скорректировать исковые требования. В январе 1995 года адвокат предъявил заводу новые претензии. Он потребовал выплатить 7,617 млн руб. неустойки за задержку на 35 дней срока замены двигателя на заводской станции техобслуживания (по 1% от стоимости автомобиля за каждый день просрочки). Кроме того, адвокат потребовал выплатить неустойку за задержку замены автомобиля с момента получения телеграммы о согласии завода обменять автомобиль — это еще 8,269 млн руб. А основываясь на ст. 13 закона "О защите прав потребителей", адвокат потребовал выплатить его доверительнице 10 млн руб. за причиненные ей "моральные и физические страдания".
       Однако в судебном заседании представители завода обратили внимание присутствовавших на то, что согласно принятым 12 февраля 1994 года "Правилам продажи новых автотранспортных средств" потребитель вправе исчислять неустойку лишь спустя 10 дней с момента невыполнения своих обязательств заводом-изготовителем. В итоге суд обязал завод выплатить в качестве неустойки лишь 10 млн руб. А моральный ущерб суд оценил скромнее — в 2 млн руб.
Адвокат Винокур заметил, что его доверительница была вполне довольна итоговым решением суда.
       
Водитель задавил человека насмерть, но сам отделался легким испугом
       На минувшей неделе адвокат-"транспортник" юрконсультации #21 МГКА Владимир Белозор добился прекращения уголовного дела, возбужденного против московского автомобилиста Игоря В. по ст. 211.2 УК России (нарушение правил безопасности движения, повлекшее смерть потерпевшего, санкция — до 10 лет с лишением права управлять транспортными средствами на срок до 5 лет или без такового). Адвокат доказал, что водитель правил дорожного движения не нарушал. Интересно, что при этом у автолюбителя вовсе не было водительских прав.
       
       21-летний автолюбитель Игорь В. купил себе грузовик УАЗ и, не получив водительских прав, устроился работать на своем автомобиле экспедитором в одну из московских коммерческих фирм. Как-то раз он разворачивался в положенном месте на проспекте Мира, внимательно наблюдая за идущим навстречу транспортом. В этот момент прямо перед его грузовиком выскочил на дорогу пожилой пешеход, хотя рядом был подземный переход. Не заметив его, водитель газанул и задавил старика.
       Тут же к месту происшествия были вызваны ГАИ, милиция и "скорая помощь". Пешеход умер, а по факту этого дорожно-транспортного происшествия следственный отдел УВД Южного административного округа Москвы возбудил уголовное дело по ст. 211.2 УК России. Игорю В. было вменено в вину то, что он был невнимателен на дороге и разворачивался без учета того, что на проезжей части был пешеход. С Игоря В. была взята подписка о невыезде.
       Знакомясь с материалами дела, адвокат Белозор усомнился в достоверности выводов следствия о наличии в действиях автомобилиста состава преступления. По его мнению, виновником происшествия был сам потерпевший, выскочивший на дорогу в неположенном месте. Адвокат отстаивал версию о том, что причиной гибели пешехода стала его собственная беспечность и нарушение им правил дорожного движения.
       При этом следствие, по оценке адвоката, безупречно составило схему дорожного происшествия, опросило ряд свидетелей, в том числе и по ходатайству адвоката. В итоге следствие согласилось с версией адвоката и прекратило уголовное дело "в связи с изменением обстоятельств". Такая формулировка вызвана, по мнению адвоката, нежеланием следствия "перекладывать вину за собственную гибель на покойного". Любопытно, что, хотя у автолюбителя не было водительских прав, его даже не лишили возможности управлять своим грузовиком.
       По словам адвоката-"транспортника" Владимира Белозора, сегодня уголовные дела возбуждают даже в тех случаях, когда дорожно-транспортное происшествие привело к телесным повреждениям потерпевшего. И 90% подобных дел заканчиваются осуждением подсудимых.
       
"Отель РИТЦ" лишился неосновательно полученного дохода
       На минувшей неделе заведующий юрконсультации #85 МРКА Борис Дащинский успешно защитил в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате России интересы австрийской фирмы VICO-handels GmbH. Адвокат добился взыскания в пользу этой фирмы с российско-итальянского СП "Отель РИТЦ" неосновательно полученных доходов в размере $42 тыс.
       
       В апреле 1993 года между российским представительством VICO-handels GmbH (которая занимается торговлей металлами) и российско-итальянским СП "Отель РИТЦ" был заключен договор аренды на 5 лет части этажа здания в Хлебном переулке (Москва), принадлежащего СП. В договоре предусматривалась предоплата за год в размере $245 тыс. (эту сумму арендатор должен был перечислить истцу в течение пяти банковских дней). 30 апреля арендатор перечислил "Отелю РИТЦ" всю сумму.
       Однако через несколько дней руководство СП устно сообщило VICO-handels GmbH, что деньги не получены, и пригрозило выселить арендаторов. Поэтому указанная сумма была перечислена "Отелю РИТЦ" вторично 28 мая. При этом, по словам адвоката, VICO-handels GmbH полагало, что, раз деньги по какой-то причине не дошли до арендодателя, они вот-вот вернутся обратно (как обычно бывает при международных расчетах).
       Только при подведении годового баланса VICO-handels GmbH обнаружила недостачу $245 тыс. и начала поиск денег. На запрос фирмы Сбербанк России ответил, что из-за банковской задержки первая сумма поступила на счет арендодателя в июне, а вторая в сентябре. Тогда VICO-handels GmbH обратилась к "Отелю РИТЦ" с просьбой вернуть деньги, но арендодатель предложил считать лишние $245 тыс. авансовым платежом за второй год аренды, предупредив, что, если арендатор не согласится с этим и обратится в суд, договор аренды с ним будет расторгнут.
       Эти условия не устроили VICO-handels GmbH, и летом 1994 года она обратилась с иском к "Отелю РИТЦ" в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате России. При этом адвокат Дащинский выяснил "по своим каналам", что ответчик уже потратил все деньги истца и на его счете нет истребуемой суммы (на процессе представители ответчика объяснили, что потратили деньги на ремонт своего здания и строительство других объектов).
       Сперва истец пытался взыскать с СП "Отель РИТЦ" $245 тыс., однако с момента подачи иска до начала слушания дела прошло около года, и поэтому истцы, периодически давая согласие на списание части долга на погашение арендной платы за второй год, в результате истребовали с ответчика только "неосновательно полученный им доход".
       На процессе адвокат Дащинский сослался на ст. 133 Основ гражданского законодательства, согласно которой с лица, неосновательно получившего и использовавшего чужие деньги, взыскиваются проценты по средней банковской ставке. Адвокат, учитывая процентную ставку по кредиту, который выдавал в то время Инкомбанк, где находится счет истца, высчитал, что ответчик должен истцу $42 тыс. (То есть если бы $245 тыс. находились на счете истца, то он получил бы доход в $42 тыс.).
       Ответчик же заявил суду, что в данном случае нельзя было применять ст. 133 Основ гражданского законодательства, поскольку спор между сторонами вытекает из договора, заключенного между истцом и ответчиком. Однако суд полностью согласился с доводами и подсчетами адвоката Дащинского и взыскал с "Отеля РИТЦ" $42 тыс.
       Между тем еще во время судебного разбирательства в феврале 1995 года VICO-handels GmbH купила себе под офис часть помещения в пределах Садового кольца и расторгла с "Отелем РИТЦ" договор аренды.
       
Строители отсудили плату за свою работу
       На минувшей неделе адвокату арбитражной группы юрконсультации "Кузнецкий мост, 9" МГКА Михаилу Шингареву в Московском арбитражном суде удалось добиться взыскания с АО "Центрэлестрой" в пользу своего клиента, строительной фирмы ТОО "Карат", 380 млн руб. Иск подавался "Каратом" к одному из филиалов АО, который не заплатил ТОО деньги за строительные работы. Однако в суде представители филиала иск не признали, переадресовав все претензии к своей головной организации — АО "Центрэлестрой", которая в отличие от филиала являлась юридическим лицом. В свою очередь, "Центрэлестрой" также отказывался платить деньги, настаивая на ответственности филиала, заключавшего договор от своего имени. Однако адвокату удалось убедить суд, что именно "Центрэлестрой" должен уплатить долг, поскольку он переуступил своему филиалу право заключения договоров.
       
       Как следует из материалов дела, в январе 1994 года ТОО "Карат" подрядилось проложить теплосети для мехколонны АО "Центрэлестрой". ТОО работы выполнило в срок, что было подтверждено заказчиком. Руководство филиала подписало представленные подрядчиком счета к оплате. Однако в дальнейшем филиал от оплаты уклонялся. В телефонных переговорах заказчики ссылались на нехватку денег, а также на наличие претензий к качеству работы.
       Потеряв терпение, руководство ТОО "Карат" обратилось к помощи известного московского адвоката Шингарева, специализирующегося на арбитражных спорах. В своем иске руководство ТОО потребовало привлечь в качестве соответчиков как филиал-заказчик, так и его головное предприятие АО "Центрэлестрой". По мнению истца, ответственность за неоплату работ по договору должно наравне с филиалом нести и головное предприятие, наделявшее филиал полномочиями на заключение договора.
       В судебном заседании адвокат обратил внимание суда на отзыв АО "Центрэлестрой", где его юристы (считая, что это избавит АО от ответственности) подтвердили, что "Центрэлестрой" наделил филиал полномочиями на заключение договоров.
       Интересно, что в этом деле адвокату Шингареву помог прецедент. Ранее Московский арбитражный суд принял решение по иску того же ТОО к тому же филиалу. Тогда "Карат" требовал от филиала выплатить 6 млн рублей за поставленный ранее автомобиль. И деньги эти были взысканы с головного предприятия, которое, по мнению суда, должно было нести ответственность за договора, заключенные филиалом.
       Нынешняя ситуация, по мнению Шингарева, была совершенно аналогичной, и потому адвокат призвал суд принять аналогичное решение. Суд согласился с его доводами и удовлетворил исковые требования в полном объеме.
       
Прапорщик не сел за неуставщину
       Адвокат 125-й юрконсультации Межреспубликанской коллегии адвокатов (МРКА) Эльвира Мамаева в военном суде Московского округа ПВО добилась оправдания прапорщика фрязинского стройбата Виталия Коломыйцева, который обвинялся в нанесении тяжких телесных повреждений (ст. 108 УК России, санкция — до 8 лет лишения свободы) и превышении власти (ст. 260.б УК России, санкция — от 3 до 10 лет лишения свободы). Суд признал, что прапорщик, покалечивший своего подчиненного, рядового Артура Арутюнова, своими действиями не превысил пределов необходимой обороны.
       
       Уголовное дело против прапорщика Коломыйцева было возбуждено 15 июля 1994 года. В тот день он на утреннем построении упрекнул рядового Арутюнова за неопрятный внешний вид. Выведя его перед строем, Коломыйцев приказал солдату подтянуть ремень, на что тот ответил отказом и самовольно вернулся в строй. Тогда прапорщик подошел к Арутюнову и подергал нарушителя воинской дисциплины за ремень. Солдат отшвырнул руку сверхсрочника и стал пререкаться с ним, за что был отправлен Коломыйцевым в комнату отдыха дожидаться прихода командира подразделения. Вскоре прапорщик и сам зашел туда, чтобы переодеться к строительным работам. При этом он начал выговаривать Арутюнову за неповиновение. В ответ рядовой ударил прапорщика кулаком в лицо и пытался повторить свои удары. Поэтому Коломыйцев вынужден был нанести Арутюнову такой же удар, а также ударил его ногой в живот, что привело к повреждению у рядового селезенки, которая в тот же день была удалена, а сам потерпевший комиссован.
       По версии следствия, прапорщик хотел унизить рядового и намеренно спровоцировал его неповиновение "подергиваниями за ремень", что и вызвало у Арутюнова чувство мести. Кроме того, посчитало следствие, у Коломыйцева была возможность вызвать наряд и тем самым предотвратить действия Арутюнова.
       Адвокат Мамаева вступила в дело с момента предания прапорщика суду. На процессе она доказывала, что ее подзащитный в момент конфликта находился в состоянии необходимой обороны. А согласно ст. 13 УК России, каждый имеет право на защиту "независимо от возможности избежать посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти". В числе смягчающих обстоятельств адвокат указала на слова потерпевшего, который признался суду, что один раз ударил прапорщика и намеревался дать ему еще. Так что никаким вызовом наряда прапорщик не смог бы предотвратить драку.
       Кроме того, адвокат обратила внимание суда на то, что Арутюнов был физически сильнее Коломыйцева, до призыва в армию был дважды судим и потому, согласно показаниям свидетелей, был лидером группы рядовых, которые не очень отличались дисциплиной. За время службы он получил четыре дисциплинарных взыскания, одно из которых — за нетактичное поведение со старшими по званию.
       Эти обстоятельства и свидетельские показания убедили суд в том, что драку нельзя квалифицировать как проявление "дедовщины" (к моменту драки Арутюнов отслужил 1,5 года). Кроме того, рядовые рассказали суду, что Коломыйцев — один из лучших прапорщиков, очень выдержанный человек, и в его действиях во время разбирательства с Арутюновым при утреннем построении не было оскорбительных элементов, выходящих за пределы устава.
       В итоге суд оправдал прапорщика Коломыйцева за отсутствием состава преступления, поскольку он находился в состоянии необходимой обороны.
       
       ОТДЕЛ ПРЕСТУПНОСТИ
       
Комментарии
Профиль пользователя