Коротко

Новости

Подробно

Игорное ушко

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 34

В конце октября представители игорной индустрии направили в правительство письмо, в котором заявили, что создание игорных зон, предусмотренное указом президента России "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр" от 2006 года, практически сорвано. Бизнесмены на грани нервного срыва — ведь уже в июле 2009 года наступит час Х, когда азартный бизнес окажется вне закона всюду, кроме четырех игорных зон. Но они, по существу, все еще на бумаге. Правительству не до того, серьезным инвесторам проект неинтересен, а мировой финансовый кризис только усугубляет ситуацию.


Вот уже почти два года калининградка Людмила Рябиченко борется против игорной индустрии в самом западном российском регионе. Она возглавляет общественное движение "Народ против игорной зоны" (antivegas.narod.ru), созданное вскоре после выхода в свет указа президента о регулировании игорного бизнеса.

— Недавно у нас в области даже первый чемпионат по стриптизу прошел — уже появились все пороки, сопутствующие игорному бизнесу,— говорит Рябиченко,— и наши дети во всем этом будут жить?

"Народ против игорной зоны" уже провел четыре тематических митинга, несколько пресс-конференций, собрал 35 тыс. подписей против игорной зоны в Калининграде. Впрочем, считают многие участники игорной индустрии, Людмила и народ зря волнуются: похоже, казино так и не появятся ни в Калининграде, ни в других трех зонах.

— Может, удастся создать жалкое подобие Лас-Вегаса разве что на берегу Азовского моря, да и то вряд ли,— сказал корреспонденту "Денег" владелец одного солидного московского казино. Он был одним из немногих, кто согласился поговорить о перспективах бизнеса, да и то неохотно.— А как себя чувствует больной, знающий не только свой диагноз, но и дату смерти?

Game open


А ведь начало российского игорного бизнеса было многообещающим. Первые валютные казино при поддержке государства открылись еще в 1989 году в трех столичных гостиницах — "Савое", "Международной" и "Ленинградской". Официально им разрешалось обслуживать только иностранных граждан, но основной доход в кассу казино, конечно, приносили некоторые внезапно разбогатевшие соотечественники, что обеспечивало заведениям до $1 млн выручки в месяц. Первое рублевое казино "Клуб N" открылось в 1991 году на Ленинском проспекте, а уже через год в Москве и Петербурге работало более 30 заведений.

Бизнес часто начинался с нуля. К примеру, нынешний президент Ассоциации деятелей игорного бизнеса России Игорь Балло в конце 1980-х приобрел два игровых автомата, списанных с круизного лайнера "Шота Руставели", поставив их в кафе на Смоленке, и бизнес пошел. Утверждают, что вложенные корейцами в казино "Олимпос" $2 млн "отбились" за первые два месяца работы.

Только в конце 1990-х государство начало ужесточать правила игры (злые языки говорят, что чиновники были недовольны своими доходами). В 1998 году появился фиксированный налог на игорный бизнес, сделавший практически невозможным уход владельцев легальных заведений от налогов (17 тыс. руб. со стола, 350 руб. с автомата). В последующие годы налог на столы был в несколько приемов увеличен в 7 раз, на автоматы — в 21 раз.

До 2002 года в Москве работало 37 казино, но, когда лицензирование игорного бизнеса у местных властей отобрали, передав Госкомспорту, число азартных заведений только в столице к 2005 году достигло 2770. Впрочем, правительство Москвы ограничило размещение игорных заведений и ужесточило требования к ним. При этом возникла идея вывести все игорные заведения города в единую зону в Нагатинской пойме (рабочее название Crystal Island). В 2006 году Crocus Group объявила о планах возведения на внешней стороне МКАД самого большого казино в России.

Game over


Всем этим планам положила конец инициатива президента. В декабре 2006 года после одобрения в Госдуме и Совете федерации Владимир Путин подписал закон "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", согласно которому с 1 июля 2009 года все игорные заведения (за исключением букмекерских контор и тотализаторов) могут размещаться лишь в четырех специальных зонах — в Алтайском крае ("Сибирская монета"), Краснодарском крае и Ростовской области ("Азов-Сити"), под Калининградом ("Янтарная") и в Приморье (нет ни названия, ни точных координат).

Вскоре после этого 39 областей и краев полностью запретили на своей территории игорный бизнес. Москва и Петербург игровой бизнес пока не запретили. Оно и понятно: например, столица в 2008 году предполагает получить с "игровиков" 4,8 млрд руб. в виде налогов.

— В Москве, думаю, власти просто испугались игорной мафии,— считает экс-депутат Госдумы Александр Лебедев.— Годовой оборот этой индустрии в стране — $5-6 млрд, с такими деньгами трудно спорить. Я не против игорных зон, я против ограбления 20% самого бедного населения, клиентов игровых клубов.

Сегодня в совокупном обороте отрасли 85% занимают игровые автоматы. В России около 360 тыс. действующих автоматов, а 20% рынка контролируют две компании — ООО "Джекпот" и холдинг Ritzio Entertainment Group.

Многие участники рынка считают, что причина неприязни властей к игорному бизнесу связана именно с ростом сети залов игровых автоматов, в которых нередко свои последние деньги проигрывали малообеспеченные люди. В Центре восстановительного лечения и реабилитации стрессовых расстройств утверждают, что 300 тыс. москвичей страдают психологической зависимостью от игровых автоматов.

Но ради решения этой социальной проблемы государство готово смириться с ежегодной потерей 31,5 млрд руб. налога на игорный бизнес.

— При разработке законопроекта об экономике речь не шла,— говорит председатель комитета Госдумы РФ по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров.— Задача законопроекта — ограничение пагубного воздействия азартных игр на население страны, институт семьи, молодежь, несовершеннолетних. Это в первую очередь нравственный вопрос.

Недавнее 107-страничное исследование компании Gambling Compliance убедительно доказывает бесперспективность планов правительства. Даже если найдутся миллиарды и зоны будут построены, то игроков сложно будет затащить не то что на Алтай, но даже на Азовское море. Тут работают многие факторы. Например, в России, как и в Европе, люди привыкли развлекаться по месту жительства, а не где угодно, как в США. На Азовском море благоприятная температура стоит три-четыре месяца в году — это не Лас-Вегас и не Макао. Трудно представить человека, одержимого игрой, который отправится ради покера из Нижнего Новгорода в Калининград, где иногда даже летом неделями идут холодные дожди.

— Расположение зон выбрано неверно,— солидарен с исследованием президент компании Storm International (казино "Шангри-Ла", "Нью-Йорк", "Джаз Таун", "Ударник", "Карнавал", "Супер Слотс") Майкл Боттчер.— Не знаю, насколько хороша идея оставить без работы полмиллиона людей, особенно в период финансового кризиса. Я не говорю о налоговых отчислениях, а последствия развития нелегального бизнеса и коррупции и вовсе непредсказуемы.

Путь из зоны


Как уверяют в комитете Госдумы по экономической политике и предпринимательству, объемы необходимых инвестиций уже известны. Примерная стоимость создания зон может составить: в Приморье — 13 млрд руб., в Алтайском крае — более 30 млрд руб., в Калининградской области — 271 млрд руб., на Кубани — от 80 млрд до 415 млрд руб. Но таких денег у инвесторов сейчас просто нет, как нет и самих инвесторов.

В конце октября руководители Российской ассоциации развития игорного бизнеса, Ассоциации деятелей игорного бизнеса и ассоциации "Мир игр" направили председателю правительства Владимиру Путину письмо, в котором просят выделить из бюджета около 75 млрд руб. на проект создания игорных зон из бюджета федерального и 214 млрд руб.— из региональных, при этом авторы обращения обещают привлечь еще 280 млрд руб. частных инвестиций и гарантируют выполнение задачи создания зон в течение 18 месяцев. Впрочем, многие участники игорного рынка с авторами письма не согласны, называя их просьбы "крайне циничными, особенно на фоне кризиса".

— Любой бизнес должен финансировать себя сам, а не ожидать инвестиций со стороны государства,— заявляет Майкл Боттчер.— Создание этих зон в принципе должно быть профинансировано за счет частных средств, и, если бы эти зоны были расположены рядом с крупными городами, уверяю вас, необходимые средства нашлись бы. Данное обращение принесло только вред.

— Принятый в конце 2006 года федеральный закон о регулировании игорного бизнеса и не предусматривает финансирования строительства игорных зон из федерального бюджета,— говорит Евгений Федоров.— Речь идет исключительно об инвестировании со стороны бизнеса. А инвесторы пока не проснулись. Ведь всем понятно, что отдача от вложения в данные проекты будет не скоро, особенно в условиях финансового кризиса.

Пока все зоны — это, по сути, неосвоенные пустоши. На этом фоне исключением выглядит "Азов-Сити", где на прошлой неделе торжественно ввели в строй электроподстанцию на 7 мВт.

Как уверяет пресс-секретарь минэкономики Ростовской области Любовь Солодовник, ее мощности хватит на первые девять уже оформленных участков: "У нас все идет по графику". Правда, в это верится с трудом: до ввода в строй всех зон осталось всего ничего. Впрочем, в "Азов-Сити" все же нашли выход, обратившись к услугам австрийской компании ASATI, специализирующейся на надувных конструкциях. "Быстро и недорого возвести надувные казино и отрапортовать об успехах проекта, возможно, им удастся, не подведут премьера",— смеется один владелец казино.

Нынешним летом депутат-единоросс Александр Попов предложил отложить начало действия закона о регулировании игорной деятельности на три года. Однако пока эта инициатива не получила отклика ни у законодателей, ни у исполнительной власти.

Как ни странно, но финансовый кризис — последняя надежда игорного рынка. Например, Леонид Обозный, генеральный менеджер казино "Европа", как и многие участники рынка, считает, что именно кризис, а также неготовность игорных зон могут стать факторами, которые вынудят власти пересмотреть сроки ввода игорных зон.

Впрочем, Евгений Федоров утверждает: "Законодательных инициатив об отсрочке законопроекта об игровых зонах в Госдуму не поступало. Если они поступят в комитет, мы их рассмотрим, но я считаю, что оснований для пересмотра сроков нет".

Кстати, в Татарии по инициативе местных властей уже создана игорная зона "Камские Поляны", при этом все остальные игорные заведения закрыты.

Фактор запрета


Скорее всего, привычный игорный бизнес в стране действительно доживает последние месяцы. По крайней мере бизнес легальный.

— Наши опросы показывают: россияне не готовы ездить за несколько тысяч километров играть,— говорит пресс-секретарь компании Storm International Лаврентий Губин.— Максимальное расстояние определяется двумя часами езды на автомобиле, да и то с учетом пробок. Конечно, люди готовы преодолевать несколько тысяч километров в рамках собственного отпуска, но ясно же, какие места предпочтет большинство состоятельных россиян — вряд ли среди них окажутся желающие провести отпуск на Азовском море.

Фактор российского сервиса, прямого наследника советского, еще никто не отменял: даже самый лучший сочинский отель с его чрезвычайно завышенными ценами не дает такого сервиса, как скромная "трешка" в Турции или Египте.

— С точки зрения экономики и развития бизнеса на современном этапе перспектива что в России, что на Украине нулевая, даже отрицательная,— уверяет владелец украинского журнала "Азарт" Игорь Романюк.— С точки же зрения манипуляций с землей, коррупции и воровства в государственных масштабах — перспектива космическая. Значит, игровые автоматы просто уйдут в виртуальное пространство.

С Романюком согласны и россияне: более 300 тыс. игровых автоматов просто так не исчезнут. Конечно, наказание за подпольный бизнес можно ужесточить (фактически сейчас нелегальному залу игровых автоматов можно предъявить лишь "незаконное предпринимательство"), вот только мировой опыт, а также опыт регионов, полностью запретивших игорный бизнес, свидетельствует о том, что запреты и наказания мало кого останавливают.

Один из владельцев столичного игорного клуба подсчитал, что может последовать за запретом игорного бизнеса: "Цена игровых аппаратов упадет долларов до 500 за штуку. Приобретя 20 таких аппаратов за $10 тыс., сняв какой-то подвал и подкармливая участкового, все затраты отобьете за пару месяцев, и, даже если зал прикроют через полгода, например, уволят участкового, бизнес все равно окажется более чем рентабельным".

Пока еще ни одной стране не удалось вытеснить теневой игорный бизнес или хотя бы взять его под контроль с помощью запрета легального бизнеса. Например, в США 1940-1950-х годов игорный бизнес был разрешен только на территории штата Невада, однако во всех крупных городах работали нелегальные букмекерские конторы, тотализаторы и карточные столы, контролируемые криминальными кланами. Это миф, будто в США существуют только два центра азартных игр (Лас-Вегас и Атлантик-Сити): азартные игры разрешены в 36 штатах, и по обороту игорного бизнеса (около $18 млрд в год) на протяжении многих лет уверенно лидирует штат Калифорния, Невада с Лас-Вегасом — лишь на втором месте ($12,54 млрд).

Запрет на игорный бизнес действует в Турции, однако на территории страны, по различным оценкам, функционирует от 1000 до 3000 подпольных казино. В Китае игорный бизнес тоже находится под полным запретом, однако эксперты насчитывают там более 1 млн нелегальных игровых автоматов, контролируемых организованной преступностью. Несмотря на огромный штраф и трехлетий тюремный срок за организацию подпольных игорных заведений, только в провинции Гуандун, по оценкам экспертов, работают около 300 подпольных казино и 500 тыс. подпольных игровых автоматов. Да что далеко ходить: по данным участников рынка, в Рязани, несмотря на полный запрет игорного бизнеса, работают 60 нелегальных залов игровых автоматов.

Легальный крупный бизнес, конечно, связываться с подпольем вряд ли станет. Он просто выведет активы за рубеж, инвестируя в игорные проекты, и перепрофилирует собственные площади в России, отказываясь от арендных. Например, первопроходец российской игорной индустрии Игорь Балло работает управляющим казино Balloo в Каире. Владелец Ritzio Entertainment Group Олег Бойко активно вкладывает средства в открытие розничных продуктовых супермаркетов и "магазинов у дома" под брендом "Смак" (приобретенным у Андрея Макаревича), на месте "Вулканов" и "Миллионов" уже открыл 60 магазинов, развивает сеть парфюмерных магазинов "Рив Гош". "Золотой арбуз" на месте части своих игорных клубов открывает цветочные магазины. Но это уже совсем другая норма прибыли, и многих она не устраивает.

— Теперь мы не можем вкладывать средства в российский рынок, поэтому деньги естественным образом направляются в зарубежные игорные проекты,— говорит Лаврентий Губин.— Сейчас у нас реализуется ряд проектов в Латинской Америке, Европе, Азии, странах СНГ. При грамотном менеджменте в среднем рентабельность находится на уровне 20%. Период окупаемости зависит от конкретного проекта, где-то это может быть один-два года.

Большинство же казино и залов игровых автоматов в стране собирается работать до июля 2009 года. Впрочем, первые жертвы уже есть: компания Storm International, потратив более $15 млн на открытие питерского "Шангри-Ла", поспешила закрыть проект, посчитав, что, по словам Лаврентия Губина, просто не успеет вернуть инвестиции.

Все потерявшие


Первыми жертвами закона о регулировании игорного бизнеса стали производители игровых автоматов. Конечно, на фоне потерь игорного бизнеса потери тех, кто этот рынок обслуживал, кажутся незначительными, но от этого последним не легче. Участники рынка больше всего жалеют российский шоу-бизнес: многие звезды лишатся постоянного и неплохого приработка. Большинство столичных раскрученных казино приглашали звезд как минимум два раза в неделю, а средняя цена 40-минутного выступления звезды уровня Орбакайте оценивается не ниже $10-25 тыс., гонорары некоторых звезд доходят до $50 тыс. Участники рынка полагают, что некоторые поп-звезды из-за краха игорного бизнеса могут потерять до четверти своих доходов.

Каждый игровой зал или казино что снаружи, что внутри украшен разнообразной светящейся рекламой. Минимальная цена вывески для зала игровых аппаратов — от $5 тыс., а оформление приличного казино может стоить от $200 тыс. до $1 млн (плюс несколько тысяч долларов за ежемесячное обслуживание).

Но одна из самых больших проблем — это люди: сейчас в игорной индустрии, как утверждают ее участники, занято до 500 тыс. человек (включая уборщиц и охранников), и такая армия новых безработных, особенно во время кризиса, действительно может стать проблемой.

Кто выиграет от запрета на игорный бизнес в России, так это наши соседи по СНГ — Украина и Белоруссия, где законов против азартного бизнеса пока нет даже в проекте. Как уверяет Романюк, "казино в Киеве процветают, и многие россияне предпочитают провести ночь в поезде, чтобы поиграть в киевском казино, а 900 км от Москвы до Киева — это можно и на машине рвануть".

— Только официальных казино в Киеве 65, полуофициальных — 84, игровых залов — более 1500,— продолжает Романюк.— И все уже подсчитывают потенциальную прибыль от российского запрета, но речь идет об элитарной, наиболее зажиточной части российских любителей азарта. Основной же контингент залов, игроки, ставящие "по соточке", представители необеспеченных слоев,— они перейдут в подпольные игорные дома. Думаю, что криминогенная обстановка в крупных российских городах заметно ухудшится, а игроки, лишенные привычных развлечений, вернутся к выпивке и дракам.

Традиционно первыми подсуетившимися после подписания закона об игорных зонах стали кибер-сквоттеры. Задача у них была простая — зарегистрировать актуальное доменное имя и потом с выгодой его продать. Так появились azovcitycasino.ru (почему-то с ночными видами Лас-Вегаса), azovcasino.com и прочие проекты.

Но управляющий партнер сервиса domdomenov.com Андрей Шипилов утверждает, что "много так не заработать, и цена подобного домена не будет превышать $1-2 тыс.".

— А вот если появится торговая марка "Азов-Сити", цена домена возрастет до $10-15 тыс.,— считает Андрей.— Обычно стоимость имен не превышает цены услуг адвоката на отторжение имени плюс 25%. Многие непрофессионалы, начитавшись о счастливчиках, которые продали тот же домен business.com за $300 млн, думают, что это и им удастся. Не удастся. Даже более актуальный домен sochi.pro был продан всего за $300.

Но, скорее всего, кибер-сквоттеры вообще, как говорится, пролетят мимо кассы, если зоны так и останутся на бумаге.

В интернете за последний год появилась масса предложений однотипного содержания: "Мы поможем сохранить ваш игорный бизнес после 2 июля 2009 года". Десятки компаний-производителей предлагают заменить традиционные игровые аппараты на так называемые интернет-терминалы. При игре клиенту выдается виртуальный кошелек, то есть он как бы не играет за наличные, а "режется" с виртуальным казино, причем в зоне .com (в .ru казино давно запрещены). Средняя цена интернет-терминала — 60 тыс. руб. Вот только юристы и законодатели советуют не обольщаться.

— Продавцам и установщикам оборудования лучше внимательно читать федеральный закон "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" (статья 5 пункт 3),— советует Евгений Федоров.— Там четко сказано, что деятельность по организации и проведению азартных игр с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе интернета, а также средств связи, в том числе подвижной связи, запрещена.

Некоторые выбирают другой путь. По словам Леонида Обозного, среди прочих вариантов перепрофилирования учредители рассматривают организацию покерного клуба: в этом случае клуб зарабатывает на аренде покерного стола, а играть на деньги или нет — об этом договариваются сами игроки, что нисколько не противоречит федеральному закону. Правда, по доходности покерный клуб нельзя сравнить с нормальным казино.

ДМИТРИЙ ТИХОМИРОВ, ЕКАТЕРИНА ПОКИДОВА


Комментарии
Профиль пользователя