Коротко

Новости

Подробно

Правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

дополняет Дмитрий Ъ-Бутрин, заведующий отделом экономической политики

Нередко корреспондентам "Ъ" приходится заниматься поиском информации, в сокрытии которой не заинтересован вообще никто. Впрочем, и здесь есть свои рекорды: последний поставлен 30 октября, и речь идет о сумме в $7,8 млрд, предоставленной ВЭБом на замещение кредитов иностранных банков российским компаниям. Подтвержденная ВЭБом сумма выделяемых средств, судя по всему, является недостоверной, а списка спасаемых ВЭБом нет вообще — и в этом есть своя логика.

Разумеется, некоторый список получателей помощи ВЭБа был составлен нами уже в день фактического (30 октября), а не формального (27 октября) принятия решения наблюдательным советом ВЭБа. Было бы странно, если бы эту информацию можно было сохранить в тайне: компания, которой грозит досрочное погашение кредита иностранного банка, минимально заинтересована в том, чтобы на рынке не знали, что поддержка оказана. В случае, например, с "Русалом", которому обещано $4,5 млрд, информация дошла до рынка через шесть часов после "да" со стороны ВЭБа. И только то обстоятельство, что лимит кредитов ВЭБа на одного спасаемого составляет $2,5 млрд, вероятно, не позволяет компании объявить об этом публично.

При этом собеседники "Ъ" в структурах, близких к ВЭБу, объясняют, что "Русалу" можно было бы выделить и в три раза больше, не нарушая лимитов. Во-первых, у владельца "Русского алюминия" Олега Дерипаски не одна компания во владении: сверхлимитные средства вполне может получить, например, ГАЗ или банк "Союз". А во-вторых, ничто не мешает включить в цепочку постороннюю структуру, которой, вообще говоря, деньги не нужны, но которая вполне может "переписать" по договоренности с ВЭБом "Русалу" нужную сумму, став его кредитором сама. Риски нулевые, вернее, все риски несет ВЭБ.

С другой стороны, как пояснил "Ъ" менеджер одной из крупных компаний, мотивации попасть в "список спасаемых" таким образом тоже существуют. Для него, например, важен был сам факт упоминания его компании в первых рядах "спасаемых". "Рейтинговые агентства, например, предупреждали нас, что в случае чего нам поддержку окажут в последнюю очередь. Эти деньги нам, по большому счету, вообще не нужны. Но теперь все видят, что с нами все в порядке",— пояснил собеседник "Ъ".

Для многих получателей кредита совершенно не важна сумма поддержки. Сам факт готовности государства через ВЭБ перекредитовывать конкретный бизнес для многих иностранных банков — достаточная гарантия его надежности и качества работы GR-подразделений. Например, для "Мечела", из которого мы уже 30 октября получили подтверждение получения кредита ВЭБа (из правительства — до сих пор не получили), включение в список — подтверждение того, что июльские претензии Владимира Путина к "Мечелу" были случайными. И наконец, выяснилось, что само по себе подтверждение готовности ВЭБа перекредитовать конкретную компанию — это повод начать переговоры с иностранным банком о реструктуризации долга. Нужно лишь подтверждение того, что деньги будут выделены ВЭБом,— и в ряде случаев их можно и не выделять. Но тогда нет смысла высчитывать общую сумму, складывая обещанное с потраченным.

В итоге отказ ВЭБа публиковать формальный "список спасаемых" логичен. У нас есть все основания полагать, что его просто не существует, а тот, что мог бы существовать, вызвал бы слишком много очень несвоевременных вопросов.


Комментарии
Профиль пользователя