Коротко

Новости

Подробно

The rise and fall of "Queen Cristina"

Взлет и падение "королевы Кристины"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

The Guardian


Rory Carroll and Uki Goni

Рори Кэрролл и Юки Гони

Президент Аргентины пришла к власти 12 месяцев назад на гребне волны популярности. Падение ее популярности было чрезвычайно стремительным.


Это были не столько выборы, сколько коронация: Кристина Киршнер год назад заняла пост президента Аргентины, как будто взошла на королевский трон, и ее сразу же назвали самой влиятельной женщиной Латинской Америки.

"Королева Кристина", как ее тогда величали, одержала блестящую победу на выборах, пообещав закрепить достижения экономического подъема, который вернул аргентинцам национальную гордость и оптимизм.

Сейчас, спустя 12 месяцев после выборов, мы видим совершенно другую картину. Киршнер крайне непопулярна, ее одолевают бесконечные проблемы, которые омрачили президентство и настроение страны. Поразительное и стремительное падение популярности.

Этот месяц принес новые неприятности: возобновилась забастовка фермеров, беспорядок в экономике, нелояльность вице-президента, досадные заявления о чемодане с деньгами. На этой неделе аргентинский фондовый рынок обвалился до самого низкого за последние пять лет уровня. Причиной этого стало заявление правительства о планах национализации частных пенсионных фондов страны.

В результате рейтинг популярности президента упал ниже 30%.

"Инфляция — самая большая проблема,— говорит Виктория Донда, член конгресса от левой партии Libres del Sur.— Теперь у людей есть работа, но они зарабатывают настолько мало, что не могут удовлетворить даже основные потребности". Администрацию Киршнер обвиняют в том, что она независимо от глобального спада подорвала экономику Аргентины и усугубила ситуацию политическими просчетами. "Кризис в Аргентине не финансовый или экономический, он политический",— считает Мария Эухения Эстенсоро из оппозиционной партии "Гражданская коалиция".

55-летняя президент, которая избегает интервью, отстаивает свою правоту и яростно отбивается встречными обвинениями. Она обвиняет фермеров в подготовке переворота, средства массовой информации — в искажении информации, а США — в развязывании кампании по дискредитации.

Признаки грядущих неприятностей были заметны уже в дни прошлогоднего ликования. Киршнер, сенатор-ветеран от партии перонистов, пришла к власти по протекции своего мужа Нестора, популярного президента, при котором в Аргентине началось быстрое экономическое возрождение после экономического краха 2001 года.

Блестящая первая леди ассоциировалась у народа с Эвитой и Хилари Клинтон, но своей победой на выборах она обязана неуживчивости и малочисленности оппозиции. Однако экономика оказалась более слабой, чем казалась, и инфляция, по мнению аналитиков, была, вероятно, в три раза выше, чем официально заявляемые 9%, которые многие называли результатом махинаций правительства. Однако Киршнер настаивала на правильности этой цифры, в результате потеряла доверие и министра финансов, а также спровоцировала бедственный конфликт с фермерами, повысив налог на главную статью экспорта Аргентины — сою, чтобы залатать дыры в бюджете.

Четырехмесячная забастовка фермеров закончилась унизительными уступками правительства и возродила опасения того, что нестабильность, от которой страна страдала на протяжении полувека, опять вернулась. Фермеры, жалуясь на новые проблемы, предупредили о возможности дальнейших забастовок, которые могут еще сильнее сказаться на очень важном для страны экспорте. Засуха, самая губительная, по мнению экспертов, за всю историю страны, уничтожила посевы зерновых и пастбища.

Финансовое положение страны тоже довольно неустойчивое: долг вырос до £59 млрд, что составляет 56% от ВВП. В прошлом месяце, чтобы успокоить рынок, Киршнер сделала неожиданные предложения держателям облигаций и кредиторам Парижского клуба, пострадавшим от дефолта в Аргентине в 2001 году.

Бывшая юрист-правозащитник, ставшая политиком, пообещала решить проблему неравенства, но и тут ей пришлось нелегко. Уровень бедности вырос впервые за шесть лет, в основном из-за инфляции. И по словам аналитиков, молодые перонисты разочарованы тем, что правительство все больше полагается на поддержку профсоюзов.

"Люди ищут чего-то другого, чтобы отдохнуть от киршнеризма",— говорит Хавьер Кирога, сотрудник добровольческой организации помощи бедным из муниципального округа Хосе Клементе Пас, где проживает очень много малоимущих.

Положение Киршнер только ухудшилось, когда стало известно, что ее муж негласно участвует в деятельности правительства, а президент Венесуэлы Уго Чавес является ее тайным богатым покровителем.

В настоящее время в Майами идет суд, где в числе разных показаний представлена информация о том, что чемодан с $800 тыс. наличными, изъятый в прошлом году в аэропорту Буэнос-Айреса, был на самом деле секретным платежом Каракаса в фонд ее предвыборной кампании. Оба лидера назвали этот суд "чушью", попыткой очернения со стороны США, но стараются вместе не попадаться фотографам, что отчасти доказывает щекотливость судебного процесса.

Добавляет неприятностей "королеве Кристине" и ее конфликт с набирающим влияние вице-президентом Хулио Кобосом. Этот представитель оппозиционной партии был выбран для того, чтобы расширить поддержку президента, однако отношения между ними испортились, и они больше друг с другом не разговаривают.

Кобос, помогавший фермерам добиться уступок от правительства, был отстранен от процесса принятия политических решений, однако конституция страны не позволяет его уволить. Он извлек выгоду из столь необычной ситуации и стал самым популярным политиком Аргентины, заложив основу для возможного участия в президентских выборах в 2011 году.

"Вице-президент сильнее президента. Конгресс меняет все, что она отправляет на рассмотрение. Профсоюзы требуют значительного увеличения зарплаты",— заявил в интервью Reuters политический комментатор Хоакин Моралес Сола.

Но никто не сбрасывает президента со счетов. Экономика Аргентины остается в хорошей форме по сравнению с трагическим крахом 2001 года. И у Киршнер и партийной машины перонистов еще остается три года, чтобы взять инициативу в свои руки.

Союзник Киршнер сенатор-перонист Эрик Калганьо защищает президента, называя ее борцом за равенство, которой мстят привилегированные круги. "Забастовка фермеров — это сигнал от аргентинского истеблишмента, протестующего против перераспределения прибылей",— считает Калганьо, который также является экономистом и прежде был послом Аргентины во Франции.

"После экономического кризиса 2001 года аргентинский истеблишмент пошел на то, чтобы стать миноритарным партнером в политическом проекте, который он на самом деле не поддерживает, но теперь, когда экономика крепка, истеблишмент дает понять: убирайтесь".

Перевела Алена Ъ-Миклашевская



Комментарии
Профиль пользователя