Коротко


Подробно

Локально-инструментальный ансамбль

Прилавки магазинов, заваленные пилами, отвертками и гаечными ключами под российскими марками, вызывают гордость за отечественного производителя. И зря. Заводов, выпускающих нехитрые инструменты (о хитрых лучше даже не вспоминать), у нас остались единицы. Предприниматели стараются с ними не связываться — проще заказать инструмент на Тайване и наклеить на него броскую русскоязычную этикетку.


Петр и Сергей, строители из деревни в Пензенской области, уже десяток лет с весны по осень работают в Клинском районе Московской области. Корреспондент "Денег", заказав у них отделку дачи и заехав с ними на рынок возле городка Высоковска, был поражен тем, как мастера выбирают инструмент. Петр понюхал шлифмашинку и передал ее Сергею. Тот тоже понюхал, кивнул и положил ее обратно на полку. "Китайская",— сказал он. Я посмотрел на ценник: "Шлифовальная машина. Производство: Германия". Показал ценник мастерам. Те рассмеялись. Верить, оказывается, надо не надписям, а собственному носу.

"Китайское не спутаешь — пахнет креозотом",— пояснил Петр. Почему китайский инструмент источает аромат вещества, которым пропитывают шпалы, строители объяснить не могут, но воспринимают это как данность. С запахом, может, и мистика, но в главном мастера правы: схемы поставки инструментов на российский рынок позволяют предпринимателям выдавать китайский товар за немецкий. Или продавать его под звучными русскими названиями. Потребитель, невзирая на агонию нашей инструментальной промышленности, почему-то продолжает верить в "российский металл".

Чем пилят рынок


Объемы рынка ручного инструмента в России, по словам его участников, увеличиваются с каждым годом — инструмент требует и стройка, и растущий автопарк. В последние три-четыре года прирост по всем направлениям (слесарно-монтажное, абразивное, деревообрабатывающее, электротехническое, измерительное, металлорежущее) составляет 30-35%, утверждает бренд-менеджер торговой марки "Арсенал" Николай Орешкин. Прирост, однако, по словам экспертов, обеспечивает не розница, как это было в начале 2000-х, а поставка юридическим лицам. Все больше инструмента продается и через интернет. Агентства маркетинговых исследований, впрочем, объемы рынка пока не подсчитывают, оценки же игроков расходятся в диапазоне от $200 млн до $1 млрд. "Основной объем продаж обеспечивает инструмент, который ввезен по "серым" схемам — здесь даже приблизительные цифры назвать затруднительно",— объясняет разброс мнений Владимир Фролов, коммерческий директор представительства DWT (немецкая компания-производитель) в России.

Кто бы ни пилил пирог, в любом случае это делает не российский производитель. "Последние три года ко мне раз в неделю обращаются представители иностранных фирм-производителей — предлагают китайские, польские, немецкие, американские инструменты,— рассказывает Валентин Попов, генеральный директор ООО "МВ Групп", занимающегося оптовой торговлей инструментом.— За это время ни одна российская фирма не обратилась к нам с предложением о сотрудничестве. Этих фирм все меньше, держатся они только за счет госзаказов".

По словам Попова, госзаказ выглядит так: в утвержденной программе снабжения того или иного ведомства прописано "купить дрель такого-то артикула". Иностранцам наши артикулы неведомы, и компания, выигравшая тендер, скажем, Минобороны или МВД, вынуждена покупать российское. Причем вовсе не дешевое. "Наши инструменты неконкурентоспособны по цене, а по качеству — тем более,— сетует Валентин Попов.— Согласно нашей статистике продаж и обращений в течение двухнедельного срока в розничный магазин с возвратом, российские электроинструменты не выдерживают никакого сравнения с зарубежными именитыми аналогами".

Доля отечественного производителя падает не только на рынке электроинструмента, но и в сфере банальных отверток. Определенную роль здесь играют изменения в структуре торговли. В столице, например, за последние пять лет исчезла практически треть строительных рынков, вынужден был сократить свои площади даже крупнейший "Каширский двор". Московские власти стараются заменить рынки торгово-развлекательными комплексами. Значительная часть торговли стройматериалами и инструментами уходит в гипермаркеты — "Леруа Мерлен", OBI, "Твой дом". "Люди все чаще покупают инструменты не на открытом воздухе, а в централизованных магазинах, с доставкой, отгрузкой и с гарантией. При этом практически нет инструмента, произведенного в России",— говорит заместитель коммерческого директора сети торговых центров "Твой дом" Шамиль Мурадов.

"На моих глазах за последние несколько лет около 10 заводов закрыли свое инструментальное производство. Например, Челябинский электромеханический, Курский станкостроительный, областной Новгородский завод автоспецоборудования,— говорит Валентин Попов.— О какой конкуренции с иностранными компаниями может идти речь, если я сейчас могу назвать не более пяти действующих российских заводов? У них ограниченная номенклатура, стремления расширять производство нет".

Из тех российских предприятий, что еще на плаву, самое крупное — Новосибирский инструментальный завод. Он неплохо себя чувствует, производит ключи, головки, плоскогубцы, отвертки и молотки, и качество стали неплохое, как говорят эксперты. Известный еще с советских времен завод "Металлист" в Глазове (Удмуртия) специализируется на напильниках — качество с немецким, конечно, не сравнить, но оно лучше, чем у тайваньского инструмента. Завод "Слесарно-монтажный инструмент" в городе Арефино (Нижегородская область) изготавливает сносные молотки, шпатели и кельмы, стамески, долота. Томский инструментальный завод занимается сверлами — они куда дороже китайских, но и лучше.

Однако в целом товары российского производства, будь то ручные пилы или электродрели, не выдерживают конкуренции с более или менее именитыми иностранными брендами из-за невысокого качества и вынуждены продаваться в низшем ценовом сегменте, доступном практически любому потребителю. "Инструмент наш абсолютно неэргономичный, проваливает все тесты, если называть вещи своими именами",— говорит Николай Орешкин.

Главная причина неконкурентоспособности российского инструмента кроется в технической отсталости производства: чтобы выпускать современный ручной инструмент, нужны станки стоимостью в миллионы долларов. "Чтобы изготавливать в России качественную продукцию, нужны неподъемные инвестиции; заводы, оставшиеся со времен СССР, давно устарели",— говорит Владимир Фролов. В итоге предприятия, чтобы выжить, переходят на выпуск продукции, не требующей закупки сверхдорогих производственных линий, например, некоторых видов мебели. "В России сложно осуществлять проекты с окупаемостью в 20-30 лет. Государство может помочь снижением налогового бремени, а госинвестиции в данную отрасль — утопия",— рассуждает Василий Чернобуров, представитель американской Stanley Works Inc. (компании с более чем 150-летней историей) в России.

Налицо, впрочем, парадокс. Маркетологи отмечают, что, несмотря на упадок отрасли, потребитель, когда дело касается инструмента, хорошо реагирует на отечественные бренды. Однако есть нюанс.

"Конаковский завод механизированного инструмента — бренд, знаменитый еще с советских времен,— производил электро-, пневмоинструмент. А сейчас они под своей товарной маркой производят инструмент в Китае",— рассказывает Валентин Попов. Главное производство завода "Интерскол" тоже находится в Китае. "Речь идет даже не о тенденции, а о правиле "российского" инструментального производства — инструмент просто заказывается на фабриках азиатских стран",— утверждает Василий Чернобуров.

Не спешат организовывать инструментальное производство в России и мировые бренды. Разве что Bosch, сообщил Владимир Фролов, открыл в августе 2007 года в Энгельсе завод по производству электродрелей.

Игроки рынка признают, что российские заводы сегодня могут производить только вспомогательную, технически несложную продукцию для ремонта — перчатки, сверла, ключи, напильники, а также садовый инвентарь.

Уроки родной речи


В Юго-Восточной Азии выгодно заказывать производство еще и потому, что кроме традиционно дешевой рабочей силы и налаженных заводских мощностей там более стабильное ценообразование.

В России цены на сталь за последний год с небольшим выросли на 50%. Игроки рынка говорят, что этот рост прекратился лишь после того, как в конце июля премьер-министр Владимир Путин раскритиковал сбытовую политику компании "Мечел".

"Раз в два месяца все российские компании, с которыми мы работаем, пересматривают свои цены,— жалуется Валентин Попов.— Гвозди российского производства подорожали за недолгое время практически в два раза. Если же брать китайский товар, содержащий металл, то он за год вырос в цене всего на 5-25%. Связано это с грамотной поставкой сырья, позволяющей заводам-изготовителям заключать долгосрочные контракты с фирмами--поставщиками сырья".

В свое время пресса с помпой рассказывала о компании "Сорокинструмент", созданной братьями Павлом и Ильей Сорокиными в 1996 году: вот, мол, выпускают предприниматели современный инструмент фирменного красного цвета, поднимается реальный сектор российской экономики. Однако фирма, начинавшая производство инструментов под собственной маркой с заказа комплектующих у американской Torin Jacks Inc., сейчас, по словам ее менеджеров, заказывает ручной инструмент на Тайване. И так поступают все, в том числе "Центроинструмент", "Арсенал", "Зубр", "Мастак".

Удивляться не приходится, если знать расклады мирового инструментального рынка. До 1970-х годов прошлого века в мире было два центра производства инструмента: Европа и США. Потом появились фирмы-производители в азиатских странах — "молодых тиграх". Главным инструментальным тигром стал Тайвань. Достаточно упомянуть изобретенный тамошними мастерами в 1995 году комбинированный ключ-трещотку, не требующий перестановки на крепеже. Выпуск инструментов стал одной из основных промышленных специализаций Тайваня. В Европе, как говорит Николай Орешкин, сейчас почти не производят инструменты на экспорт, разве что для внутренних рынков.

Сейчас на Тайване примерно 40 крупных предприятий, где сосредоточено 80% мирового производства инструментов. "Хорошая сталь, развитые технологии",— отмечает в связи с этим Николай Орешкин. На тех же предприятиях клеится звучная торговая марка, будто это товар немецкого или российского производства.

По словам Валентина Попова, некоторые компании скрывают страну происхождения инструмента. "Допустим, товар производится в Польше, и я это знаю, а завозится через Германию. По ГТД (грузовой таможенной декларации) фирма зарегистрирована в Германии, но товар она покупает в Польше, а в Германии происходит перегрузка коробок, и товар поступает в Россию уже с немецкими ГТД. Поэтому в графе "Страна происхождения" в счете-фактуре указывается уже Германия",— говорит он.

Большинство игроков рынка из происхождения инструмента секрета не делают: российское законодательство требует, чтобы на упаковке было указано, где произведен товар. "Либо должна быть прямая ссылка на ту компанию, которая изготовила инструмент по заказу фирмы-торговца, и ее контакты. Так или иначе, страна-производитель должна быть указана обязательно",— объясняет Николай Орешкин (кстати, инструмент под маркой "Арсенал" тоже делают на заказ в Тайване).

Зачастую, впрочем, достоверной информации на коробке не найти, и надеяться можно разве что на свой нос, как это делают строители Петр и Сергей. Сильных новых брендов, которым можно было бы доверять вне зависимости от места производства, пока, как отмечают эксперты, не появилось. "На рынке каша: сегодня марка есть, завтра она потерялась, ничего страшного — заменим другой,— говорит Николай Орешкин.— Но, думаю, в ближайшем будущем рынок будет меняться довольно сильно, и на рынке ручного инструмента останется три-пять, максимум десять брендовых компаний".

Продавцы инструмента уверены, что, если в ближайшее время не будут приняты серьезные меры для улучшения ситуации с российским производством инструментов, о нем скоро можно будет вовсе забыть. Выбирать тогда придется в основном между китайским и китайским — а одно другому рознь. Китайские производители способны удовлетворить любую прихоть российского заказчика. Могут сделать сколь угодно дешево, с соответствующим качеством. На рынке полно наборов инструментов по цене 500 руб. за 100 предметов, и их китайское происхождение часто маскируется под российское. "Покупаешь — в руках все гнется, головки и ключи разваливаются. Недоразумение, а не инструменты,— возмущается Николай Орешкин.— Вещи сделаны из мягкого материала, плохой стали. К сожалению, до сих пор можно встретить подобный товар даже в сетевых гипермаркетах. Чтобы выявить халтуру, в данном случае не нужно даже заказывать экспертизу — достаточно взять ключ в руки и попробовать открутить какую-нибудь гайку".

Впрочем, китайский товар, как уже говорилось, бывает разным. По словам Валентина Попова, разместить заказ в Китае несложно: приезжаете, смотрите заводские мощности и заключаете договор, скажем, на изготовление шести видов шпателей. Здесь же печатаете наклейки на всю партию. "Через две-три недели шпатели будут произведены в любом количестве,— говорит Попов.— Их загрузят в контейнер, и через два с половиной месяца я получу контейнер шпателей нужного мне качества, нужной маркировки, под нужной товарной маркой в России. Останется только растаможить и продавать. Предоплата — 50% для запуска производства, остальные 50% — при поставке на границу с Россией".

Что касается инструмента европейского, то он, как правило, выглядит предпочтительнее, чем самый качественный тайваньский. Скажем, ассортимент немецких компаний Stahlville и Usag насчитывает тысячи позиций, и их продукцию рекомендуют использовать крупнейшие автопроизводители. Однако такие ключи и плоскогубцы в несколько раз дороже тайваньского инструмента и в десятки раз — отечественного. Цена немецкого автослесарного набора может доходить до $800.

"Если потребитель — серьезный профессионал и зарабатывает деньги благодаря инструменту, то он выберет Европу. Если он автослесарь небольшого сервиса, автолюбитель или "гаражных дел мастер", то Тайвань",— рассказывает Николай Орешкин. Покупать российское или низкокачественное китайское можно, только если вы не верите в принцип, что скупой платит дважды. К примеру, ключ-трещотка отечественного производства выдерживает нагрузку при крутящем моменте 250 Н м, а тайваньский справляется с 660 Н м.

РОМАН РОЖКОВ


Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от 20.10.2008, стр. 30
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение