Коротко

Новости

Подробно

Европейский ислам и незападная буржуазия

в фокусе Франкфуртской книжной ярмарки

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Выставка книга

В Германии во Франкфурте-на-Майне вчера открылась шестидесятая книжная ярмарка. Несмотря на экономический кризис, организаторам удалось, хоть и ненамного, побить результаты прошлого года — рекордного по коммерческим показателям. На ярмарку отправилась АННА Ъ-НАРИНСКАЯ.


"В этом году мы сдали в аренду на 1,4% больше площади, чем в 2007-м",— заявил на пресс-конференции директор ярмарки Йорген Боос. Он также с удовольствием отметил, что стенды на ярмарке арендовали более семи тысяч участников из ста стран, но признал, что ситуацию на книжном рынке нельзя назвать лучезарной. Согласно исследованию, проведенному Союзом немецких издателей, за девять месяцев текущего года объем книжного рынка Германии уменьшился на 3%. Но большинство экспертов полагает, что ситуация в этом бизнесе останется стабильной. Директор Франкфуртской ярмарки выразил мнение, что книжный мир вообще переживает общемировые экономические взлеты и падения почти безболезненно — "потому что книга — это не роскошь, а предмет первой необходимости".

Почетным гостем ярмарки в этом году стала Турция. На церемонии открытия выступили президент этой страны доктор Абдулла Гюль и — что гораздо больше вдохновило публику — нобелевский лауреат Орхан Памук. Господин Памук произнес недлинную речь, в которой затронул одну из главных тем, обсуждаемых сегодня западным культурным истеблишментом: "Мировая культурная карта меняется на наших глазах, на ней возникают новые центры. Я говорю о новых незападных экономиках и элитах". Орхан Памук выразил уверенность, что на лицо сегодняшней мировой культуры влияет "опыт самопознания и самоописания незападной буржуазии". Именно этим влиянием господин Памук объясняет такое важное явление, как возвращение в сегодняшнюю литературу романа как жанра. В конце своей речи Орхан Памук напомнил, что в Турции до сих пор применяется 301-я статья уголовного кодекса — "ее используют для того, чтобы затыкать рот писателям, чтобы преследовать их так же, как в свое время преследовали меня" (в 2005 году Орхана Памука пытались привлечь к суду за упоминание массовых убийств армян и курдов в Оттоманской империи). Доктор Гюль в своем выступлении, напротив, говорил о том, что Турция "уже практически полностью соответствует стандартам Европейского Союза" в вопросах идеологических свобод.

Работу международного центра ярмарки открыла дискуссия "Ислам в Европе — европейский ислам", но это никак не связано с тем, что почетным гостем в этом году стала мусульманская страна. Тема "европейского ислама" вообще одна из основных на этом книжном форуме да и в целом в сегодняшней Европе, где по самым приблизительным подсчетам проживает более пятнадцати миллионов мусульман. Ислам стал одной из европейских религий — с этим утверждением соглашались все участники дискуссии: и оксфордский профессор Тарик Рамадан, и важный чиновник из немецкого федерального агентства по делам мигрантов и беженцев Альберт Шмидт, и журналист телекомпании ZDF Камран Сафиариан. Было забавно наблюдать, как три этих исключительно элегантно одетых господина гипнотизируют друг друга и собравшихся, предлагая признать, что сейчас в Европе уже выросло поколение людей, которые являются мусульманами по вероисповеданию и европейцами по культуре ("точно так же, как мусульмане--жители Африки в культурном смысле — африканцы"), а значит, ислам оказывается частью европейской идентичности. Надо просто уважать ценности друг друга, и тогда невозможны станут такие ужасные вещи, как убийство режиссера Тео Ван Гога в Амстердаме и карикатурный скандал в Копенгагене.

Тема ислама и европейской идентичности еще не стала дежурным топиком в нашей стране (в европейской части которой проживает ничуть не меньшее количество мусульман), так что эта проблема никак не была отражена в экспозиции отечественного павильона. Но как бы то ни было, нельзя не признать, что в этом году российские стенды в смысле дизайна выглядели гораздо лучше и куда более по-европейски, чем в прошлом, а выставка памяти Солженицына, расположенная в центре нашей экспозиции,— вообще несомненная удача. Выложенная из книг — пожелтевших советских изданий, самиздата 1970-х, западных пейпербеков и отечественных постперестроечных томов,— она четкая, как жизнь писателя, и простая, как его надгробная плита.

А всего метрах в тридцати от стендов с "Иваном Денисовичем", "Гулагом" и "Красным колесом" расположен грузинский павильон. На 17 октября там запланировано мероприятие под названием "Грузинские писатели против российской агрессии".


Комментарии
Профиль пользователя