Коротко

Новости

Подробно

Другая Америка

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 48

На прошлой неделе весь мир ждал ответа на вопрос, рухнула ли американская экономика. Не рухнула, но уже очень изменилась, считает обозреватель "Власти" Сергей Минаев.


Прошлая неделя началась с того, что палата представителей американского конгресса отвергла план администрации президента Буша (называемый обычно планом Полсона — по имени министра финансов США Генри Полсона) по спасению банковской системы США с помощью денежных вливаний. План заключался в следующем. Американское министерство финансов занимает на мировом финансовом рынке $700 млрд путем дополнительного выпуска все тех же краткосрочных обязательств, в которые привыкли вкладывать средства частные иностранные инвесторы и власти иностранных государств (и в которых эти власти привыкли держать свои золотовалютные резервы). На эти деньги минфин выкупает у частных банков безнадежные долги, обеспеченные залогом недвижимости (так как именно падение цен на недвижимость и вызвало нынешний кредитный кризис). Кроме того, минфин покупает пакеты акций этих банков. На покупку долгов и акций он тратит $250 млрд единовременно, затем имеет право потратить еще $100 млрд, если сочтет это необходимым, наконец, может потратить дополнительно $350 млрд с одобрения конгресса.

Предполагается, что такая мера, обеспечивающая терпящие бедствия американские банки деньгами, позволит этим банкам возродить доверие, а то они к прошлой неделе почти полностью прекратили кредитование друг друга (не было уверенности, что тот банк, которому дают взаймы другие банки, вдруг не объявит о банкротстве из-за ипотечного кризиса). Возобновление межбанковского кредитования даст возможность банкам также возобновить нормальные кредитные отношения с предприятиями и отдельными гражданами, а то они вовсе перестали выдавать им деньги взаймы. Чтобы успокоить вкладчиков банков, план предусматривал государственное гарантирование вкладов на сумму до $100 тыс. Согласно плану, вся эта сложная операция, в которой задействованы иностранные деньги, в конце концов должна оказаться прибыльной: после стабилизации ипотечного рынка минфин рассчитывал продать на финансовом рынке долги и акции по ценам более высоким, чем те, которые платил сам. Администрация президента Буша указывала, что в результате и американские налогоплательщики могут превратить убытки в прибыль, так как вся операция, в сущности, производится на их деньги (в результате займа на международном рынке доля каждого американского гражданина в национальном долге возрастет на $2300). План также предусматривал, что каждый банк, долги и акции которого будут куплены минфином, полностью изменит свою финансовую политику: будет обеспечивать страховку от дальнейших потерь, связанных с ипотечным кредитованием, введет ограничения на зарплату высших руководителей и откажется от обычной практики "золотых парашютов", когда высокопоставленные сотрудники банка, его покидающие, получают грандиозные суммы в качестве вознаграждения за проделанную работу.

То, что члены палаты представителей этот проект провалили, не особенно удивительно. Потому что общественное мнение в США восприняло план как попытку помочь деньгами финансовым воротилам Уолл-стрит, а иностранных наблюдателей всегда поражало, насколько плохо граждане Америки относятся к этим воротилам. Как писал японский исследователь Цуру Котару, общественное мнение в США подчеркнуто отрицательно воспринимает, например, любые попытки владельцев акций установить контроль над деятельностью управляющих (эти попытки расцениваются как желание алчных дельцов Уолл-стрит господствовать над свободной Америкой). Поэтому акционеры, чем-либо недовольные в деятельности управляющих, не пытаются поправить положение, а просто продают акции. В ходе обсуждения плана Полсона один из конгрессменов прямо заявил: "Эти люди, банкиры и управляющие финансовыми компаниями, своей безответственной политикой довели дело до кризиса, а нам предлагают дать им еще денег. Ради бога, всему же есть предел!"

В результате провала плана рухнули американские акции — индекс Dow Jones упал на 777 пунктов (почти 7%), до 10 365. Это было самое большое в абсолютных цифрах падение акций в истории. Ситуация живо напомнила 14 апреля 2000 года — тогда индекс упал на рекордные в истории американских бирж 618 пунктов (5,66%), до 10 305 пунктов (как видно, даже уровень котировок оказался примерно таким же, как тогда). В 2000 году комментарии экономистов были такими: "Мыльный пузырь лопнул, как в 1929 году. Это "черная пятница", которая знаменует конец американского процветания. Паника на бирже продолжится и похоронит всю экономику". Особое удовлетворение аналитиков тогда вызвало то, что одновременно упал сразу на 355 пунктов (9,67%) индекс акций высокотехнологичных компаний NASDAQ. По их мнению, это означало, что "американская интернет-экономика оказалась аферой". Заметим, что и в прошедший понедельник индекс NASDAQ упал примерно так же — на 9,1%. В общем, создалось впечатление, что вновь лопнул мыльный пузырь и разоблачена очередная афера.

Задачей американской администрации (а также претендентов на президентский пост Джона Маккейна и Барака Обамы) стало убедить конгрессменов и общественное мнение, что речь идет о спасении не Уолл-стрит, а всей американской экономики. В среду американский сенат поддержал план в несколько измененном виде (например, госгарантии вкладчикам были повышены до $250 тыс.). К моменту подписания номера в печать еще не были известны результаты повторного рассмотрения плана в палате представителей, однако в любом случае американская экономика теперь сильно изменится. У банкиров и финансистов уже сложилось впечатление, что они подверглись государственному регулированию и возрождение доверия происходит чуть ли не принудительно, поэтому они воздержатся от настоящего роста взаимного кредитования. У простых граждан сложилось впечатление, что кредиты получить теперь будет очень трудно, поэтому они воздержатся от роста потребления. Американские производители решили, что настоящего спроса на их продукцию не будет, поэтому они скорее будут сокращать, чем увеличивать производство. Игроки на бирже станут при малейшей опасности продавать акции, поэтому финансовый рынок будет отличать исключительная нервозность. В подобной нервной атмосфере обычно всем нужны деньги — американские торговцы захотят иметь их побольше, и Америка может вернуться к высоким показателям инфляции 1970-х.

Комментарии
Профиль пользователя