Коротко


Подробно

"Газпром" раскрыл запасной "золотой парашют"

Подан новый иск к бывшему руководителю ОГК-2

Беспрецедентное дело о "золотых парашютах" завершилось вчера отказом ОГК-2 от иска о взыскании с экс-руководителя Михаила Кузичева 446,5 млн руб. убытков. Скандал был связан с выплатой господином Кузичевым "золотых парашютов" команде ОГК-2, уволившейся в результате получения "Газпромом" контроля над энергокомпанией. Но вчера иск к Михаилу Кузичеву на эту же сумму подало ЗАО "Газэнергопром-Инвест", владеющее акциями ОГК-2 в интересах "Газпрома". Юристы, впрочем, перспективу удовлетворения иска оценивают невысоко.


Иск ОГК-2 к ее бывшему гендиректору Михаилу Кузичеву о взыскании 446,5 млн руб. убытков, связанных с выплатой уволившимся работникам компании "золотых парашютов", был предъявлен 11 июня. Слушания по делу арбитражный суд Москвы провел в среду вечером, отложив вынесение решения на следующий день. Но вчера представители ОГК-2 неожиданно отказались от иска, представив в суд рукописное заявление. Суд дело прекратил, отменив арест на счетах господина Кузичева около 700 тыс. руб.

Иск к Михаилу Кузичеву возник в результате кадрового скандала. "Газпром", купивший акции ОГК-2 (после ликвидации РАО ЕЭС 1 июля контролирует генкомпанию), стал менять руководство компании. 3 июня "Газпром" сообщил, что в конце мая из ОГК-2 уволился господин Кузичев и вслед за ним еще 15 топ-менеджеров. Все они при увольнении получили компенсацию за смену собственника — "золотые парашюты". Их размер оказался беспрецедентно большим в истории энергореформы — 557 млн руб., из которых 62 млн руб. получил сам господин Кузичев, а компенсации топ-менеджерам составили по 24-36 месячных окладов. "Газпром" тогда заявил, что будет принимать все меры "для предотвращения финансового ущерба, вызванного данными действиями Михаила Кузичева" (см. "Ъ" от 4 июня). К нему был предъявлен иск о возмещении убытков по ст. 71 закона "Об акционерных обществах" на сумму 494,3 млн руб. Впоследствии сумма была уменьшена на 48 млн руб.— их вернули два топ-менеджера, принятые обратно в ОГК-2. Новый глава ОГК-2 Станислав Невеницын заявлял, что компания готова отозвать иск, если Михаил Кузичев добровольно вернет деньги.

В ОГК-2 входят Серовская, Ставропольская, Троицкая и Псковская ГРЭС, Сургутская ГРЭС-1. Общая установленная мощность — 8,7 тыс. МВт. Контроль над компанией принадлежит "Газпрому": он имеет в совокупности 56%, из которых 12,22% — через ЗАО "Газэнергопром-Инвест", формально не аффилированное с "Газпромом" и приобретшее долю в ходе первой допэмиссии ОГК-2 в 2007 году.

Участники конфликта отказ от иска вчера не комментировали, хотя источник "Ъ" в ОГК-2 сообщил, что Михаил Кузичев деньги не возвращал. Отказ от требований к нему, по словам источника, это "один из ходов в войне": "Суть предпринимаемых шагов раскрыть не могу, но мы это дело выиграем".

Вечером стало известно, что в арбитражный суд Москвы вчера же поступил иск к Михаилу Кузичеву на 446,5 млн руб. Но истцом выступил акционер ОГК-2 — ЗАО "Газэнергопром-Инвест". Сама ОГК-2 названа в иске третьим лицом (в ее интересах взыскиваются убытки). Указаны также 13 третьих лиц — уволившихся топ-менеджеров. Начальник отдела общественных связей ООО "Межрегионгаз" (контролирует все энергоактивы "Газпрома") Мария Фролова сообщила вечером, что исковые требования уточнены.

Практика, когда истцы по ходу процесса пытаются корректировать свои требования, широко распространена. Тем более что в ходе заседания представители ОГК-2 не могли сослаться на конкретные нормы закона, а говорили только, что в действиях экс-руководителя компании отсутствовала "добросовестность и разумность". Господин Кузичев увольнял работников "по соглашению сторон" (эта формулировка как раз предусматривала выплату 24-36 месячных окладов), а не требовал от них увольнения по собственному желанию — в этом случае, согласно их трудовым договорам, менеджерам полагалась компенсация в 12 окладов. Представители экс-руководителя в ответ заявили, что размер компенсаций соответствовал стандартам, принятым в РАО ЕЭС. "Увольнение по собственному желанию — это право работника, но не его обязанность. Принуждение написать заявление может привести к судебному делу о незаконном увольнении и санкциям вплоть до дисквалификации руководителя компании. Поэтому, скорее всего, ни о какой недобросовестности руководителя, уволившего работников "по соглашению сторон", говорить нельзя",— считает адвокат Московской областной коллегии адвокатов Денис Узойкин. А адвокат Евгений Ращевский подчеркивает, что "дел о возмещении убытков, причиненных акционерным обществам их руководителями, вообще очень мало, и суды в основном отклоняют такие иски".

Новый истец, по мнению Дениса Узойкина, столкнется с теми же проблемами в доказывании убытков, что и прежний. "Вдобавок факт отказа самой компании от иска может создать негативный фон: сама компания отказалась признать, что у нее есть убыток. Кроме того, иски по ст. 71 закона "Об акционерных обществах", поданные акционерами, суды удовлетворяют еще реже, чем иски самих компаний",— добавил адвокат.

Ольга Ъ-Плешанова, Анастасия Ъ-Горшкова, Екатерина Ъ-Гришковец, Ольга Ъ-Мордюшенко



Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение