Коротко

Новости

Подробно

Ольга Лебедева,

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Антираковый корпус


генеральный директор благотворительного резервного фонда


Антираковый корпус

Благотворительный Резервный фонд и Российский фонд помощи (Русфонд) договорились об объединении усилий для совместной реализации нового проекта "Антираковый корпус". Он предусматривает финансовую поддержку тяжелых онкологических больных детей в больницах Петербурга и Москвы в рамках программы совместных даров читателей "Ъ", интернет-издания "Газета.ru" и сайта www.rusfond.ru. Свой взгляд на сегодняшнее состояние благотворительности ОЛЬГА ЛЕБЕДЕВА изложила руководителю Русфонда ЛЬВУ Ъ-АМБИНДЕРУ.


* Русфонд и читатели "Ъ" с 90-х годов финансово поддерживают онкобольных детей в федеральных клиниках Москвы, в последние годы совместно с фондом "Подари жизнь". Проект "Антираковый корпус" распространяет эту деятельность и на онкоцентры Петербурга при участии фонда "Адвита". Предполагаемый годовой объем пожертвований по проекту 60 млн руб. Подробности на www.rusfond.ru.

* Благотворительный Резервный фонд создан в 1999 году на деньги известного предпринимателя и общественного деятеля Александра Лебедева. Направления: поддержка здравоохранения, науки, культуры, искусства и религии. Наиболее яркие проекты последних лет — создание Дома-музея Чехова в Ялте и памятник Мандельштаму в Воронеже. Бюджет фонда на этот год превышает 75 млн руб. Подробности на www.brfond.ru.

— Ольга Олеговна, "Ъ" и Русфонд искренне признательны вам за согласие участвовать в нашей читательской программе. Александр Лебедев и ваш фонд приняли самое непосредственное участие в создании питерского Института детской гематологии им. Р. М. Горбачевой. Мои поздравления, прекрасный медцентр, и вы единственный в стране фонд с таким блестящим делом в активе.

— Спасибо.

— Вы сами выбираете объекты деятельности или это прерогатива учредителя?

— По-разному. Как правило, это наш выбор, а Александр Евгеньевич утверждает сверстанную фондом годовую программу и принимает решение о финансировании. Но в течение года он постоянно вбрасывает новые проекты, мы изучаем, оцениваем, он утверждает. Наверное, так сегодня во всех частных фондах.

— Бюджет фонда неизменен?

— Конечно, нет, он растет с каждым годом. Вот недавно учредителя заинтересовал проект лечения рассеянного склероза. Эта болезнь поражает, как правило, молодых, причем по большей части молодых женщин. Так вот, англичане нашли препарат, он дал неплохие результаты, прогнозы крайне осторожные, но мы взяли несколько случаев. Или вот возникло решение участвовать в реставрации Успенского собора в Ростове Великом. Это все дополнительные ресурсы к бюджету. И так каждый год, бюджет подвижен, как жизнь, и всегда в сторону увеличения.

— Рассеянный склероз — недетская болезнь. Вас это не смущает? У нас в стране так сложилось, что многие готовы помогать детям и практически никто — взрослым больным.

— Это не смущает, а возмущает. Кто же поможет взрослым с рассеянным склерозом? Или онко- и кардиобольным? Не все же в нашей небедной стране трудятся на предприятиях, готовых взять на себя оплату лечения. И когда умирают 35-летние, оставляя сиротами детей, разве это не катастрофа? Да даже если и одинокими умирают, кто сказал, что им помогать не надо, как такое отношение у нас могло сложиться?! Не вижу ни одного аргумента в его защиту. А что делать пожилым, кто мог бы еще пожить, но заболел и не спастись на нищенскую пенсию, а лечение дорого?! Надо помогать. Другое дело, всем не поможешь. Я убеждена, должно быть встречное движение государства и общества. Вообще, тема партнерства государства и благотворителей, частных и корпоративных, мне представляется сейчас одной из самых острых проблем.

— Имеете в виду филантропию для здравоохранения?

— Тут не так важно направление работы, как ее обеспечение. Возьмите сложившуюся налоговую систему. Она так закручена, что человеку сейчас проще пожертвовать деньги напрямую, чем через благотворительный фонд. Но вы же знаете, тогда у благополучателя возникает налог на дарение, эффективнее помогать через фонд. Он отследит целевое использование. А дарителю этим некогда заниматься. В результате государство, общество многое теряют. У меня нет готового решения, но это же всем очевидно: систему налоговых отношений в благотворительности надо немедленно упрощать.

А вот другая беда, самая жгучая для семей с онкобольными детьми. Лучшие клиники в Москве и Питере, но болеют-то по всей России. И где в столицах остановиться больным приезжим? Амбулаторное лечение многомесячное, гостиницы не по карману. И мы, и вы, и другие фонды снимают для них квартиры или номера в гостиницах. Это очень дорого. Во всем мире фонды создают и содержат недорогие гостиницы для таких больных. У нас это невозможно. Можно бы построить, но кто же даст землеотвод?! А если и дадут, если построишь, то тебя потом налоговая замучает вопросами из-за низких цен за постой. Идеальная схема: Подмосковье, Ленинградская область выделяют землю, фонд строит, передает региону в эксплуатацию и оплачивает пребывание семей с онкобольными детьми. Часть номеров передать властям для коммерческой выгоды, обеспечить пиар, что важно, и проект заработает. Чем не выход? По-моему, это реально. Как вам?

— Мне нравится. Давайте отправим это интервью в администрации обеих областей. А там посмотрим.


Комментарии
Профиль пользователя