Коротко

Новости

Подробно

Сердце не ждет

Саше Квашенко нужна срочная операция в Берлине

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Полугодовалая Саша Квашенко из Хабаровска жизнерадостна и любит общаться. Ее совсем не пугают незнакомцы. Она охотно идет на руки, внимательно разглядывает гостя и потом широко улыбается. У Саши врожденный порок сердца с единым желудочком, с транспозицией магистральных сосудов и с высокой легочной гипертензией в придачу. За свои шесть месяцев Саша перенесла три операции. Помочь ей должна еще одна, в Германии. На поездку нужны €32 тыс., а вот их в семье Квашенко нет.


Больше всех Саша любит своего старшего брата Васю. И Вася любит Сашу. Он с удовольствием играет с ней, когда дома, и непременно целует перед сном. И еще по утрам, когда отправляется в детский сад. Васе пять лет, и он здоров.

Юлия Квашенко, мама Саши и Васи, говорит:

— Сашенька у нас долгожданная. Мы очень хотели девочку. А свекровь мне все время говорила, чтобы и не надеялась, потому что у них в родне одни парни рождаются. До 32 недель я не знала, кто будет. А когда нам сказали, что девочка, мы с мужем прямо в консультации запрыгали от радости. И на УЗИ все было хорошо, нам говорили: такой здоровый ребеночек. Саша родилась весом в 4 кг и рост 56 см. Такая крупная, больше, чем Вася.

На второй день после родов Юле сказали, что у дочки в сердце слышны шумы. На скорой их увезли в перинатальный центр, там у малышки выявили порок сердца и сердечную недостаточность.

В роддоме Юле говорили, что врожденный порок сердца в наше время — это не приговор. Одна операция, и девочка пойдет на поправку. Однако специалисты перинатального центра после обследования заявили, что с таким пороком сердца, как у Саши, дети не живут и что, скорее всего, девочка не протянет и месяца. Еще ей сказали, что если бы во время беременности был выявлен этот дефект, то Юле предложили бы прервать беременность.

Саша лежала в перинатальном центре без мамы. Ей было очень плохо, ее кормили через зонд, который ввели в желудок через нос.

Юля рассказывает:

— Ну что же врачи могли поделать? Все же от Бога зависит. Я молилась и молилась. Даже стала с Сашей мысленно разговаривать. Потом звоню в центр, а мне говорят, что Саше лучше и она уже сама ест. Вот такое чудо. И заведующая велела мне ехать на госпитализацию. Понимаете, она тоже поверила, что Саша будет жить. А через месяц нас отправили в Новосибирск.

В Новосибирске в НИИ патологии кровообращения имени Мешалкина выяснилось, что у девочки трех-, а не четырехкамерное, как у всех, сердце, то есть практически нет левого желудочка. При здоровом сердце венозная и артериальная кровь не смешиваются. А у Саши они смешиваются, потому что не хватает желудочка. Поэтому организму недостает кислорода. В Новосибирске девочка перенесла три тяжелые операции. Но кардинальную коррекцию порока выполнить не удалось.

Юля говорит:

— Через два часа после операции врач мне сказал, что левый желудочек у Саши совсем маленький и радикальная операция невозможна. Она лежала под аппаратом, тот за нее дышал. То одно легкое слипалось, то другое. Мне говорили, что ей все хуже, что у нее сердечная недостаточность, синюшность, судороги и все такое. Я опять молилась и молилась, я, несмотря ни на что, верила, что все будет хорошо. И вот чудо опять. Я увидела радугу в окне и быстро загадала желание. На следующий день прихожу в реанимацию, а мне говорят, что Саша дышит сама.

В Новосибирске Юле сказали, если девочка доживет до года, то они возьмутся делать операцию. А пока не решаются, риск слишком велик. Это было пару месяцев назад.

Юля поверила новосибирцам насчет риска, особенно вот этому "если доживет", и уже дома, в Хабаровске, кинулась в интернет. Через интернет она и узнала, что Саше могут немедленно помочь в Германии. Причем именно в нынешнем Сашином возрасте, сообщили ей из Берлина, сделать это намного проще.

Предполагаются два варианта помощи: хирурги могут растянуть крохотный левый желудочек Саши и провести радикальную операцию. Или же оперировать в два этапа, переключив сначала верхнюю полую вену, а уж затем, через год-полтора, переключить и нижнюю. Прогнозы немецких врачей, рассказывает мне Юля, вполне утешительны. Саша сможет ходить в школу и жить полноценной жизнью. Уже есть случаи, когда девочки, перенесшие в раннем возрасте точно такую же операцию, потом выходили замуж и рожали детей.

А пока Саша живет на таблетках. Она просыпается рано утром и принимает препарат, который поддерживает работу сердца. В два часа дня она глотает мочегонные таблетки, чтобы не произошло отека легкого. В промежутках между этими лекарствами Саша пьет препараты для улучшения работы головного мозга.

Юля говорит мне, что Саше совсем не противны лекарства. Юля верит, что Саша уже понимает, что без них ей не выжить.

И все же кислорода Саше не хватает и от этого она постоянно кашляет. У нее клиновидная грудина или "сердечный горб" — это из-за слишком большого сердца, которое работает на повышенных нагрузках, перегоняя смешанную кровь девочки по организму.

Юля верит в успех операции в Германии:

— Раз она родилась, раз столько вынесла, значит, все было не зря. Нам помогут, я знаю. И мы обязательно поедем, у меня такая уверенность, что даже не страшно.

Марина Ъ-Ильющенко



Комментарии
Профиль пользователя