Коротко

Новости

Подробно

Многоголосие крови

Цикл Сальваторе Шаррино в Зальцбурге

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Фестиваль музыка

Одним из главных событий проходящего в Зальцбурге фестиваля стали концерты и оперы, созданные современным итальянским композиторов Сальваторе Шаррино. Обилию крови и насилия в них удивился специально для "Ъ" АЛЕКСЕЙ Ъ-МОКРОУСОВ.


"Континент Шаррино" — под таким названием Зальцбургский фестиваль знакомит публику с творчеством одного из важнейших авторов наших дней, 61-летним сицилийским композитором Сальваторе Шаррино. Премьеры его произведений исполняет Маурицио Поллини, ему заказывает большое произведение Парижская опера, да и в Москве уже начинают играть. Но такого мини-фестиваля внутри престижного большого фестиваля, как сейчас в Зальцбурге, удостаивают далеко не всякого. У Сальваторе Шаррино для этого все основания: он хоть и композитор-самоучка, не окончивший никакой консерватории, но три года назад Зальцбург ему первому присудил свою музыкальную премию. Для автора, не следующего общепринятым конвенциям, это признание дорого стоит, причем во всех смыслах: зальцбургская премия составляет €80 000 плюс еще €20 000 получает ученик лауреата.

Вечера Шаррино открылись исполнением "12 мадригалов", созданных по заказу фестиваля. Композитор подчеркнуто ориентируется на традиции Возрождения, другие его кумиры — Веберн и Шенберг, в этом зазоре и рождается стиль Шаррино. Среди его произведений такие редкие и особенно лакомые для всякого фестиваля опусы, как опера для кукольного театра, причем для кукол особых, сицилийских. Показ "Прекрасной и ужасной истории князей Венозы и прекрасной Марии" мог разочаровать только родителей, шедших с детьми на сказку в духе Карабаса-Барабаса. Забавных и даже смешных моментов здесь хватает, головы так и летят с плеч, но все же перед нами трагический театр, а не утренник, и куклы оказываются едва ли не заложниками музыки, порождаемой голосом, ударником и квартетом саксофонов. Более точного воплощения фестивального девиза нынешнего года — "Любовь и смерть" — вообразить невозможно.

Программа из девяти концертов включает в себя оперы и камерные вещи. На оркестровые произведения не хватило места, на что сам Шаррино прореагировал сдержанно: "Нельзя же объехать континент за одно путешествие?!" Зато прозвучали произведения не только самого "континента", но и авторов, с которыми он вступает в диалог, от Баха и Моцарта до Коула Портера и Луиджи Ноно. Увы, сюда не попал знаменитый опус Шаррино для солистов, ста флейт и (или) саксофонов, зато в программе оказались также произведения современных авторов, важных для самого композитора, таких как Беат Фуррер.

Господин Фуррер продирижировал в Коллегиенкирхе "Фамой" — произведением для хорового театра в исполнении венского Клангфорума и вокального ансамбля "Нова". Сюжетной основой стала новелла Артура Шницлера "Фройляйн Эльзе". Ее героиня кончает жизнь самоубийством, поскольку не может пожертвовать девичьей честью ради спасения отцовского бизнеса. Но главное здесь все-таки музыка, заполняющая все пространство церкви. Оркестранты постепенно исчезают со сцены, перемещаясь в отгороженные приделы. В итоге дирижер остается на сцене один, и управляет он, кажется, лишь игрою света (исполнители видят его на мониторах).

В той же Коллегиенкирхе Фуррер дирижировал и главным произведением Шаррино на фестивале — оперой "Смертельный цветок". Либретто связано с биографией Карло Джезуальдо, композитора-князя XVI века, который давно уже занимает воображение Шаррино. Пьеса для кукольного театра, например, тоже строилась вокруг трагических обстоятельств его жизни. Для "Смертельного цветка" из его биографии выбран сюжет, связанный с любовником жены. Джезуальдо убивает его, специально вернувшись "неожиданно" с охоты. Наказанию он не подлежит, поскольку по рождению сам принадлежит к высшим судьям. Зато после убийства жены Джезуальдо в течение 20 лет пишет фантастическую по красоте вокальную музыку.

Для новой постановки оперы, написанной десять лет назад, режиссер Клаус Михаэль Грюбер пригласил в качестве художника-постановщика знаменитую немецкую авангардистку Ребекку Хорн. Той и пришлось в итоге самой стать режиссером после скоропостижной смерти Грюбера. Хорн сделала ставку на большой видеоэкран, воссоздающий лепестки розы. Благодаря бордовым и красным пигментам умиротворенные поначалу линии и пятна начинают наполняться новой жизнью, более экспрессивной и даже кровавой. В это время на глазах у зрителей, несмотря на кажущуюся идиллию самой музыки, происходят жуткие вещи: внешне любезный диалог супругов (блестящий дуэт Анны Радзиевской и Отто Катцамайера) завершается сценой, когда князь приоткрывает полог супружеской кровати, а там — мертвый мужчина! Появление цикла "Континент" — одна из самых больших удач Зальцбурга. Он привнес в академическую программу фестиваля глоток свежего воздуха, позволил обновить его музыкальный язык, сделать его более экспериментальным. Вслед за итальянским дебютом последует французское продолжение: "Континент" 2009 года отдан Эдгару Варезу.


Комментарии
Профиль пользователя