Василий Слонов: «Я не носитель высоких смыслов и национальных идей»

Прямая речь

Фото: из личного архива Василия Слонова

  • О логоцентричности
    У меня нет дара стихосложения, но я себя чувствую комфортно именно в пространстве слова как такового, для меня это естественная среда обитания. Вся наша русская культура логоцентрична. В начале было слово, и слово — это капитал, как сказал кто-то из художников, не помню кто.
  • Об эпатаже
    В Красноярске я просто городской сумасшедший: художественное сообщество — академия, Институт искусств, Союз художников — меня художником не считает. Говорят, что все это — ради эпатажа. Но я никогда эпатажем не занимался. Эпатаж нужен там, где есть тираж. Например, в рок-музыке: вызывающее поведение увеличивает продажи пластинок. А в искусстве, где никакого тиража нет, ты хоть заэпатируйся, все равно не сможешь это монетизировать. Корыстный эпатаж в моих условиях не имеет смысла. Но журналистами это воспринимается так, что чувак топит за актуальную политическую повесточку: они подписаны на мои соцсети, когда у меня что-то новое выходит — они копипастят и даже комментариев уже не просят. Я согласен, что вольно или невольно это попадает в точку, но это мистическим образом, спонтанно. У меня нет аналитического центра, который следит за повесточкой, придумывает форму и подачу в расчете на резонанс. Я не носитель высоких смыслов, месседжей, национальных идей — меня интересует личный праздник.
  • Об образе художника
    Когда началась история с Сочи, газеты писали, что мне за экстремизм светит уголовка, на федеральных каналах сюжеты выходили про то, как мы с Гельманом (признан «иноагентом».— Weekend) украли двести миллионов культурных денег. Ко мне за комментариями обращаются, а я говорю: «Да какие двести — больше, по двести каждому». Родственники мои перепугались. А у меня один знакомый был, маркетолог и пиарщик, он всех успокоил: «Тебя тронь, а по имиджу это будет, что русского человека обидели, на народ наехали. У тебя — собирательный образ русского человека, ты просто как солнце русской литературы, как Лев Толстой выглядишь. Был бы ты как хипстерок, сразу бы под раздачу попал».
  • О воплощении идеи в материале
    Идея генерируется, в мозгу происходит внутренний совет, где решается, в какой форме идея должна прозвучать наиболее убедительно. Кухня-то у меня художественно-ремесленная: где-то это картина, где-то объекты, где-то дигитальное. Году в 2013-м я встретил в Москве одну ценительницу искусства, коллекционера, и она мне сказала: «Василий, вам надо добавить в работы фирменности, лоска — съездите на Art Basel, посмотрите, как может выглядеть искусство». И я сразу поехал — был на Art Basel несколько раз. Для меня это был некий скачок — я стал стремиться к иллюзии технологичности, фирменности, как будто это на мини-заводике сделано. Огнетушители должны выглядеть как леденцы. Хотя не отрицаю панк, трэш, неправильность — в ватной серии должно быть это мясо ваты, там другая эстетика.
Вся лента