Выдалась Неделя

Евгения Милова о светской жизни

На прошлой неделе в части публичной развлекательной активности всех за пояс заткнуло правительство Москвы — при его поддержке состоялась первая Московская неделя моды. Прежде в столице работали параллельно сразу два смотра фэшн-достижений. Неделя моды в Москве Александра Достмана проходила в Гостином Дворе — туда в годы своего мэрства любил заходить Юрий Лужков, а хедлайнером традиционно был Валентин Юдашкин. Mercedes-Benz Russian Fashion Week (MBRFW) Александра Шумского закрепилась в Манеже — с обязательным показом Вячеслава Зайцева. Более модной считалась вторая; впрочем, любой дизайнер по достижении определенного опыта стремился делать независимый показ, поскольку обе Недели были едины в главном: автор должен платить им за право показать себя в рамках события. Господин Шумский в одном из интервью говорил, что ситуация, при которой российские бренды финансируются не инвесторами, а спонсорами, слишком уж частая для строительства настоящей индустрии. Примерно по этой же причине битву за место в расписании и на подиуме выигрывали не всегда талантливые, но обязательно платежеспособные. Со временем это привело к тому, что среди зрителей показов и вообще посетителей стали преобладать звезды «Песни года», исполнители категорий B, C и D, а также фэшн-фрики. Независимые показы Александра Терехова, Андрея Артемова и других востребованных авторов по светской явке были просто недосягаемы для показов в рамках двух Недель.

Евгения Милова

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

После 24 февраля организаторы MBRFW сообщили об отмене своей Недели. Заявление (без объяснения причин) появилось на сайте mercedesbenzfashionweek.ru, доступ к которому сейчас закрыт (в данном случае обошлось без Роскомнадзора). Однако уже 20 апреля на сайте мэра Москвы появилась новость, что в конце июня в Зарядье состоится первая Московская неделя моды. Господин Шумский опроверг свою к ней причастность. Подозревали владелицу магазина Aizel Айсель Трудел — опровергла и она. Впрочем, на сайте mos.ru неоднократно упоминается, что Московскую неделю моды организует Фонд моды при поддержке правительства Москвы. Полное название организации — Культурный фонд развития моды и дизайна, у нее два соучредителя — это господин Шумский и госпожа Трудел. Неделю спустя был объявлен состав экспертного совета (в который господин Шумский вошел) и открыт прием заявок от дизайнеров со всей страны (причем платить за участие им уже не требовалось). Открывал новую Неделю показ Вячеслава Зайцева, а закрыл — Валентина Юдашкина, дай им бог здоровья.

В лучших традициях столичного правительства праздник моды из индустриального мероприятия превратился в особо широкий фестиваль варенья: одни только показы проходили сразу в ГУМе, на ВДНХ, на площадях Революции и Тверской. А какие-то протуберанцы Недели поднимались по всему Бульварному кольцу и даже в более отдаленных от центра районах. Активности были неисчислимы (без ряженых в костюмы разных эпох не обошлось). Основной площадкой стал парк «Зарядье»: там для дефиле задействовали паркинг, парящий мост, набережную и даже Китайгородскую стену; презентация бренда Arctic Explorer Ксении Чилингаровой прошла и вовсе внутри «Ледяной пещеры». Гости показов предполагали, что такое содействие со стороны парка оказалось возможным лишь потому, что его относительно новым (назначен в сентябре 2019 года) директором является Иван Демидов — человек с пониманием. Хотя, по идее, Неделя могла бы стать бенефисом директора Музея моды Москвы Ольги Михайловской, назначенной в августе прошлого года (в результате кропотливой подковерной работы столичных властей она смогла занять место титулованной красавицы Оксаны Федоровой). Однако Музей моды Москвы закрыли на второй день Московской недели моды, а коллекцию передали Музею Москвы.

На сайте мероприятия было указано, что ожидается более 10 тыс. гостей (то есть почти столько же, сколько пришло вчера на Троекуровское кладбище проститься с певцом Юрием Шатуновым,— 14 тыс.). Однако по итогам первых четырех дней вице-мэр Наталья Сергунина сообщила, что площадки Недели посетили уже более 100 тыс. человек. Правда, какое отношение это имело к построению полноценной фэшн-индустрии и поддержке отечественных дизайнеров в санкционные времена, не очень понятно. Зато прежде господину Шумскому такие масштабы точно и не снились!

Евгения Милова, обозреватель “Ъ”