Коротко


Подробно

Дело маршала боится

Евгений Шапошников дал показания в суде

процесс



Вчера в Савеловском суде Москвы показания по так называемому делу "Аэрофлота" дал главный свидетель обвинения — бывший гендиректор авиакомпании "Аэрофлот" маршал авиации Евгений Шапошников. Прокурор целый час задавала господину Шапошникову вопросы по поводу якобы незаконной финансовой деятельности подсудимых — бывших топ-менеджеров "Аэрофлота". В итоге подсудимые и их адвокаты остались довольны ответами маршала.
       Бывших первого заместителя гендиректора "Аэрофлота" Николая Глушкова, коммерческого директора авиакомпании Александра Красненкера, главного бухгалтера Лидию Крыжевскую и главу ЗАО "Финансовая объединенная корпорация" Романа Шейнина обвиняют в том, что, введя в заблуждение тогдашнего гендиректора "Аэрофлота" Евгения Шапошникова, они убедили его в необходимости перевести 80% валютных средств со счетов загранпредставительств авиакомпании на счета швейцарской фирмы Andava. Одним из учредителей этой фирмы был Николай Глушков. Через счета Andava прошло более $250 млн, часть из которых подсудимые якобы присвоили. Кроме того, они якобы подвергали риску средства компании, 51% акций которой в момент совершения мошеннических действий (1996-1997) принадлежал государству. Компания Andava, опять же по мнению следствия, "не пользовалась авторитетом, и у нее был небольшой уставный фонд". 12 марта 2004 года суд приговорил подсудимых к незначительным срокам, освободив от заключения в колонию. Прокуратура обжаловала приговор, и теперь дело слушается снова.
       Маршал авиации Евгений Шапошников появился вчера в Савеловском суде ровно в полдень, как и было назначено. Ему пришлось около получаса дожидаться начала заседания, отмахиваясь при этом от многочисленных журналистов. Один из судебных приставов сообщил Ъ, что накануне в суд звонил телохранитель господина Шапошникова и просил сделать все, чтобы маршала не фотографировали, не снимали на видео и не донимали вопросами. "Но я вам этого не говорил",— добавил пристав.
       Первый вопрос, который задали господину Шапошникову, был о том, имеет ли он экономическое образование. "Нет, не имею,— ответил маршал.— Понимаете, у меня было два пути: сесть за парту и начать учиться или опираться на доклады специалистов в этой области, которые работали в 'Аэрофлоте' под моим началом. Так же делается и в авиации: когда летчик-генерал спрашивает у техника, готов ли самолет к полету, и тот отвечает, что готов, генерал садится и летит, а не проверяет, правду ли сказал ему техник".
       "Когда я уходил с поста гендиректора 'Аэрофлота' (в 1997 году.— Ъ), финансовое состояние компании улучшилось",— сказал затем маршал Шапошников. И это в очередной раз были совсем не те слова, которых добивалась от свидетеля прокурор. На первом процессе по делу маршал уже давал показания, которые немногим отличались от сказанного им вчера. "Улучшение стало возможным за счет комплекса работ,— продолжал бывший гендиректор.— В том числе и за счет того, что финансовые потоки компании не плавали по всему миру, как раньше, а были сконцентрированы на счету Andava. Этот замысел был обоснован".
       Евгений Шапошников несколько раз повторил, что профессионально полностью доверял подсудимым, которые и предложили ему новую финансовую схему. В ней компании Andava отводилась роль казначейского центра. "Финансовые проблемы стояли иногда мощно, иногда стояли слабо,— сказал маршал, машинально совершив при этом не очень приличный характерный жест рукой.— Но когда появилась Andava, рассчитываться с партнерами стало гораздо проще".— "А вы помните, какие фирмы дебетовал 'Аэрофлот'?" — спросила у господина Шапошникова прокурор. "Простите, что означает 'дебетовал'?" — смущенно улыбнувшись, переспросил маршал.
       Прокурор показывала свидетелю подписанные им и подсудимыми бумаги. Господин Шапошников о некоторых из этих документов помнил, о некоторых — нет. "Скажите, вы были в курсе подписания 9 мая 1996 года договора между 'Аэрофлотом' и Andava?" — спросила прокурор в очередной раз. "Нет, не был и этот договор не подписывал,— ответил маршал.— Я 9 мая вообще ничего не мог подписывать, потому что в этот день на работу не хожу никогда. Это для меня священный праздник. Я обычно 9 мая венки возлагаю".
       "В принципе мы остались довольны показаниями Евгения Шапошникова,— сказал по окончании слушаний один из адвокатов подсудимых Семен Ария.— Хотя, конечно, прокурор сделала все возможное, чтобы размыть смысл объяснений свидетеля". По словам адвоката, прокурор воспользовалась тем обстоятельством, что руководитель столь большой организации, как "Аэрофлот", физически не может знакомиться со всеми бумагами, связанными с деятельностью этой организации. "Потом я лично спросил у господина Шапошникова, приходилось ли ему до 'Аэрофлота' занимать должности, связанные с хозяйственной деятельностью,— продолжает адвокат Ария.— Он ведь немного слукавил, когда сказал, что ничего не понимает в финансах. Ведь до 'Аэрофлота' он был представителем президента в 'Росвооружении', а эта должность напрямую связана с финансовой деятельностью, организация-то торговая".
       По словам господина Арии, когда господин Шапошников был министром обороны СССР, финансирование армии также входило в круг его непосредственных обязанностей. "На это он ответил, что было смутное время и что заняться финансами армии он не успел,— говорит адвокат.— Тогда я у него спросил, считает ли он господина Глушкова, с которым проработал вместе около двух лет, порядочным человеком. Евгений Иванович поколебался немного и сказал, что да, считает и что у него нет оснований подозревать господина Глушкова во лжи".
       Ъ продолжит следить за ходом суда по делу "Аэрофлота".
АЛЕК Ъ-АХУНДОВ

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №182 от 30.09.2004, стр. 6

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение