Коротко


Подробно

Прокатный марш

Полоса 012 Номер № 30(334) от 01.08.2001
Прокатный марш
Иван Беляков, директор компании "Видеоклуб.ру": "В среднем видеокассета рассчитана на 50 прокруток, но уже после 10-й она начинает приносить чистую прибыль"
       Мировая практика киноиндустрии такова. Сначала фильм демонстрируют в кинотеатрах, затем транслируют по специальным платным каналам ТВ, потом выпускают в прокат и только после этого продают на видеоносителях. В России видеопрокат еще не так давно практически отсутствовал. Но ситуация меняется. Сегодня это очень популярный и прибыльный бизнес, в который можно войти, вложив всего несколько тысяч долларов.

Хорошо, когда плохо
       Первые видеопрокаты в России появились в начале 90-х годов, после того как достаточно большая часть населения обзавелась видеотехникой. Тогда пункт проката представлял собой маленький закуток в каком-нибудь универсаме или парикмахерской с вывешенным на стене списком фильмов. Вы вносили залог — стоимость кассеты, оплачивали прокат, а прокатчик записывал ваши данные и срок возврата (теперь подобные точки в Москве — редко встречающийся анахронизм, чего нельзя сказать о провинции). При этом в те годы само слово "видеопрокат" стало синонимом не очень удачного бизнеса.
       Объяснялось это следующим. Во-первых, пиратские копии, которых и сейчас на рынке, особенно в регионах, более чем достаточно, тогда составляли львиную долю всего продаваемого видео. Стоили они дешево — около 20 тыс. старых рублей за два фильма на кассете, и желающих брать ту же кассету в прокат за 5 тыс. было не очень много.
       Во-вторых, рынок лицензионного видео фактически отсутствовал, а значит, существование легального проката было невозможно (одно дело — продавать пиратскую продукцию с лотка, другое — строить на ее прокате нормальный "стационарный" бизнес).
       В-третьих, с начала 1991 года и до принятия последнего Налогового кодекса существовал 70-процентный налог на прибыль видеопроката — вполне естественно, что этот и так не слишком рентабельный бизнес, задавленный такой ставкой, просто не мог долго существовать.
       Предпосылки для изменения ситуации появились сразу после кризиса. Михаил Залищанский, директор сети "Видеобум": Зарабатывать люди стали меньше, а стоимость даже пиратских кассет, не говоря уж о лицензионных, выросла в три-четыре раза: их просто перестали покупать. Дешевле оказалось взять кассету на сутки, посмотреть и сдать обратно, тем более что большинство из них все равно
просматривается не больше одного раза. Люди просто начали считать деньги.
       Тем не менее именно тогда основная часть и без того немногочисленных прокатов закрылась — хозяевам было не до развития бизнеса. Однако в сознание "массового потребителя" удалось внедрить важную мысль — для того чтобы посмотреть фильм, вовсе не обязательно его покупать. Еще год рынок выжидал, а потом начался настоящий бум видеопроката.
       Павел Изотулин, директор сети "Видеоленд" (дочерняя компания одного из крупнейших в России правообладателя фильмов концерна "Видеосервис"): Подъем рынка произошел год назад, когда доходы людей почти сравнялись с докризисными, а борьба с пиратством дала хоть какие-то плоды.
       Константин Земченков, директор Российской антипиратской организации (РАПО): Мы регулярно проводим рейды вместе с правоохранительными структурами, может быть, в регионах пираты по-прежнему чувствуют себя вольготно, но в Москве торговать контрафактным товаром теперь намного сложнее, чем раньше.
       Именно поэтому в легальный прокат начали вкладывать реальные деньги — как официальные дистрибьюторы, так и бывшие "пираты". Всего за несколько месяцев 2000 года открылось более половины существующих ныне в Москве прокатов.
       Сильнейший толчок развитию этого бизнеса дал пожар на Останкинской телебашне. Павел Изотулин: В те дни количество наших клиентов выросло в два-три раза. В течение полутора недель у нас не осталось практически ни одной свободной кассеты — все были на руках.
       
Паутина проката
       Сейчас в Москве большинство пунктов проката принадлежит индивидуальным предпринимателям, но уже работают и несколько достаточно крупных сетей. Самая большая --"Видеобум" — имеет 54 пункта, за ней следует "Видеоленд" с 30 пунктами, потом "36 мм", "Авалон видео", "Видеомаркет", "Видеоклуб.ру". На базе своих магазинов пытается организовать прокат и концерн "Группа 'Союз'".
       Михаил Залищанский: Как и во всем мире, в нашей стране будущее за сетями. Только так можно добиваться от студий-правообладателей значительных скидок на кассеты и быть конкурентоспособным. К тому же студии неизбежно будут повышать цены на "прокатные" кассеты, и постоянное обновление ассортимента мелкому предпринимателю окажется просто не по карману. Возможно, в скором времени появится ассоциация прокатчиков, и тогда рынок, в частности, цены на кассеты, будет легче контролировать.
       По приблизительным подсчетам Павла Изотулина, общий объем рынка видеопроката в Москве составляет около $25 млн в год. С ним согласны большинство экспертов, с которыми мы пообщались. Правда, один из них, пожелавший остаться неназванным, назвал другую цифру — $40 млн. Разница в оценках, заметил он, объясняется возможностью получения нелегальных доходов в небольших (несетевых) пунктах проката — клиентов у видеопрокатчиков немало, а сколько кассет было выдано, сообщать в налоговую необязательно
       Таким образом, видеопрокат уже догоняет кинопрокат, где продажи билетов оцениваются в $30-35 млн. Каждый месяц в Москве открывается и закрывается несколько десятков прокатных пунктов. Опрошенные нами специалисты сошлись в том, что "свободные места" на рынке еще есть, хотя он и близок к насыщению.
       Дмитрий Гундин, главный менеджер "Викинг видео": В Москве работает около 200 прокатов хорошего уровня, принадлежащих сетям, а всего прокатов, по моим оценкам, около 500. Рынок заполнен на 90%, но возможность на него выйти остается — главное, сделать качественную точку с большим выбором кассет и с новыми интересными дополнительными услугами. Причем в Москве еще остались "незаполненные" районы, например, ВДНХ, Ясенево, Теплый Стан.
       
Прокатные условия
       Клиенты московских прокатов привыкли к хорошему сервису, и готовы платить 35 руб. в сутки за качественную кассету со свежим блокбастером — это все равно дешевле билета в кинотеатр. Современный прокат напоминает супермаркет, где на стеллажах вместо продуктов выставлены коробки от кассет, перед продавцом --компьютер со специальной программой и сканером штрих-кодов, а за его спиной — стеллажи с самими кассетами. Обработка заказа занимает несколько секунд, причем при этом учитываются все необходимые параметры: время проката, стоимость, штрафные санкции и т. п. И самое главное — большинство "цивилизованных" прокатов работает по беззалоговой схеме: для того чтобы взять кассету, достаточно иметь паспорт с московской или подмосковной пропиской.
Павел Изотулин: "Чисто технически открыть приличный видеопрокат с ассортиментом в 2 тыс. кассет просто — нужно найти помещение в 250 кв. метров и вложить $15-20 тыс."
       Павел Изотулин: Чисто технически открыть приличный видеопрокат с ассортиментом 2 тыс. кассет просто — нужно найти помещение в 250 кв. метров и вложить $15-20 тыс. Михаил Залищанский считает, что сумма вложений должна быть больше: Сегодня, чтобы открыть видеопрокат европейского уровня в "проходном" месте и с большим ассортиментом, требуется не менее $50-60 тыс.
       Еще год назад и "Видеобум", и "Видеоленд" пытались открывать прокаты по системе франчайзинга (например, "Видеобум" продавал франшизу за $5 тыс.), но теперь все эти программы свернуты. Дело в том, что, поняв, как устроен бизнес, небольшие франчайзи просто разрывали договор и начинали работать самостоятельно. Михаил Залищанский: Сейчас мы предпочитаем открывать только собственные видеопрокаты и полностью контролировать весь бизнес. Всю Москву поделили на "зоны" и стараемся охватить их все. Но те районы, где франчайзи открывали прокаты под нашей торговой маркой, для нас потеряны.
       Иван Беляков, директор компании "Видеоклуб.ру" (сеть "Видеоклуб.ру"), за два года сделал "под ключ" для сторонних заказчиков (не только в Москве) 150 точек: Примерно три четверти всех вложений приходится на видеокассеты. При средней стоимости прокатной кассеты 190 руб. ($6,3) выкладка в 2 тыс. кассет обойдется в $12,6 тыс., еще $200 — компьютерная программа учета, $500 — компьютер, $2 тыс. — стеллажи. Итого вложения в оборудование потребуют $15 тыс. Одна кассета при средней цене 20 руб. за сутки окупится недели за полторы — при соответствующей телерекламе и если фильм "на слуху", а полностью вложения можно отбить уже через полгода. В среднем видеокассета рассчитана на 50 прокруток, но уже после 10 она начинает приносить чистую прибыль.
       Как правило, кассеты для видеопроката стоят в два раза дороже, чем предназначенные для продажи ("проходные" старые фильмы, а также документальные и мультфильмы можно приобрести по 100 руб., известные — по 200-250 руб., а за модные блокбастеры правообладатели просят по 300 руб.). В регионы прокатные кассеты продаются со скидкой в 10-15 руб.
       Кассеты с правом проката предлагают практически все крупные студии-правообладатели — "Видеосервис", "Викинг видео", "Варус видео", "Вест видео", "Премьер видео фильм", "Союз видео" ("Видеосервис" и "Союз" при этом налаживают прокат сами). Почему студии вообще продают кассеты видеопрокатчикам (казалось бы, конкурентам), понятно: прежде чем купить фильм, многие люди предпочитают взять его на прокат. Но есть здесь и исключение: "Лазер видео" прокатными кассетами не торгует. Директор студии Наталья Снегирева, объяснить это отказалась. Прокатчики считают, что такая политика только способствует развитию пиратству. В данном случае в легальный видеопрокат не попадут все фильмы американской "20-й век Фокс", а также "Сибирский цирюльник" Михалкова и последняя картина Соловьева "Нежный возраст".
       Впрочем, если вы решили открыть пункт проката, делать упор на российские фильмы пока не стоит. Михаил Залищанский: Российское кино приносит не более 4% оборота. Большинство людей все еще разочарованы валом фильмов начала 90-х, для них отечественное кино — низкокачественная чернуха. Пожалуй, приятным исключением стал лишь "Брат-2", на него — огромный спрос.
       Есть и еще один важный момент. Михаил Залищанский: По правилам кинобизнеса после показа в кинотеатрах фильм выпускается на кассетах. Но, как показывает опыт, эти правила писаны не для нашей страны. "Особенности национальной охоты в зимний период" вышел в видеопрокат 3 декабря, а на Новый год его показали по телевидению. Мы, рассчитывая на успех, закупили большое количество кассет для наших прокатов, но уже с 1 января спрос на кассеты сошел на нет.
       Ежемесячный оборот "раскрученной" точки достигает 150 тыс. рублей, и успех во многом зависит от регулярного пополнения ассортимента. В среднем, чтобы поддерживать постоянный поток клиентов, для каждого пункта приходится закупать до 100 новинок в месяц. Павел Изотулин: Жанровые предпочтения населения разнятся в зависимости от района. Например, в Люберцах и Долгопрудном наибольшим спросом пользуются боевики.
       Дополнительный доход можно получить, продавая в пункте видеопроката кассеты. Павел Изотулин: В центральных районах Москвы продажа и прокат приносят нам примерно равный доход, в спальных продажа приносит до 20-30% оборота, но главное — привлекает новых клиентов.
       
Новые возможности, новые конкуренты
       Перспективы прокатного бизнеса связаны с освоением регионов и с внедрением новых услуг.
       Константин Земченков: В регионах по-прежнему 90% кассет даже в легальных прокатах — пиратские. Схема такая: прокат заключает официальный договор с правообладателем, закупает небольшое количество легальной продукции, а все остальное — кассеты, предназначенные только для продажи, в два раза дешевле. Акцизные марки там есть, и местные контролирующие органы просто не могут отличить эти кассеты от легальных. Пока объем пиратства не сократится, честные прокаты будут испытывать серьезные трудности. Но пираты будут процветать, пока основная масса населения будет получать мизерную зарплату.
       Впрочем, московских прокатчиков, планирующих экспансию в регионы, это нисколько не пугает. Павел Изотулин: Мы планируем побороться за регионы, рынок в любом случае перспективный. К нему присматриваются и все наши конкуренты. Известный метод — снижать цены. Например, в недавно открытом "Видеобуме" в Чебоксарах сутки проката последнего блокбастера стоят всего 15 руб., среднего фильма — до 10 руб., то есть примерно в два раза дешевле, чем в Москве. И ежедневно там сдается в прокат до 500 кассет.
       Что касается новых услуг, то перспективным, но абсолютно не освоенным направлением является прокат компьютерных игр, а также DVD-дисков. Стоимость DVD-проигрывателей уже упала до $250-300, в то же время лицензионный DVD-диск стоит от $15 до $30 — возможности для проката очевидны.
       Михаил Залищанский: В качестве дополнительной услуги мы предлагаем некоторым нашим постоянным клиентам дешевый, а иногда даже бесплатный ремонт видеомагнитофонов. В скором времени мы будем устраивать "корзины распродаж", когда за 5-10 руб. предлагаются отработавшие свой срок кассеты.
       Определенные надежды видеопрокатчики связывают с законом об обороте секс-продукции, который сейчас находится на подписании у президента. Сегодня кассеты эротической тематики приносят больше хлопот, чем прибыли. Во-первых, чиновники из районных управ настоятельно просят вообще не выставлять их на стенды. Во-вторых, видеопрокатчики предпочитают работать лишь с самыми невинными эротическими фильмами, которые никогда особым спросом не пользовались. А народ ищет порно, и находит его на площади трех вокзалов, где процветает пиратский прокат — порнокассета покупается за 150 рублей, затем, заплатив рублей 50, можно обменять ее на новую. Спрос здесь огромный, и, как справедливо полагают прокатчики, в случае подписания закона они тоже смогут приступить к его удовлетворению.
       Так или иначе, перспективы у видеопроката неплохие, западный опыт показывает, что деньги в этом бизнесе можно сделать немалые. Например, американская компания Blockbuster сейчас имеет более 7,5 тыс. видеотек в 27 странах мира (и пару небоскребов в Далласе). Каждый такой прокат занимает минимум 1 тыс. кв. метров, а ассортимент насчитывает 15 тыс. позиций.
       Впрочем, тот же опыт говорит, что рано или поздно российские видеопрокатчики неминуемо столкнутся с очень серьезным конкурентом — платными сетями, откуда можно скачать тот или иной фильм (речь, естественно, идет не о каналах типа "НТВ-плюс", смысл в том, что необходимое кино можно получить в любое время на заказ).
       Михаил Морозов, программист компании TPR, Inc (Сан-Диего), создатель проекта www.planetaquarium.com: Кассеты на прокат я беру нечасто. Дело в том, что в США, где я живу уже семь лет, новый фильм после показа в кинотеатрах транслируется по специальным платным цифровым ТВ-каналам, стоимость одного просмотра — $4. А в прокате фильм появляется чуть позже, и вполне естественно, что многие смотрят новые фильмы именно таким образом.
       Надо сказать, что в Москве уже создаются кабельные сети на основе оптоволоконных каналов, которые технически могут использоваться для подобных целей. Например, компания "МТУ-Информ" вынашивает идею создания интерактивной компьютерной сети, позволяющей смотреть необходимый фильм на компьютере за деньги.
       Так что российских видеопрокатчиков, похоже, ждет непростое будущее. Впрочем, ждать оно их будет достаточно долго.
ДМИТРИЙ ТИХОМИРОВ, АЛЕКСЕЙ ХОДОРЫЧ


       
ВИДЕОАРХИВ
       От Мельбурна до Москвы
       В 1990 году выпускник химического факультета МГУ Михаил Залищанский (ныне - директор сети "Видеобум") не смог найти достойную работу в России и решил поехать в Австралию. Но рабочую визу ему получить не удалось — оказалось проще оформить вид на жительство. В 1992 году он наконец попал в Мельбурн и устроился работать в Австралийскую академию наук лаборантом, где получал 3 тыс. австралийских долларов в месяц — этого хватало на питание, жилье и поездки раз в год в Россию. Михаил Залищанский: В Мельбурне есть большая русская община — порядка 5 тыс. семей. И мы с компаньоном решили организовать первый видеопрокат для русских. В мире тогда все очень интересовались Россией, а в Австралии не было ни русскоязычных газет, ни телевидения — ничего. Мы взяли в банке кредит в 6 тыс. австралийских долларов под 24% годовых, сняли помещение в 14 кв. метров, и нам стали присылать из России отечественные фильмы, конечно, большей частью пиратские. В начале 90-х у нас снимали почти 300 фильмов в год — именно на этих низкопробных боевиках и держался наш прокат. Впрочем, еврейская эмиграция интересовалась также классическим советским кино, а потомки белых эмигрантов, не знавшие ничего о современной России,— классикой типа "Войны и мира". Конечно, основную работу в лаборатории я прогуливал: ставил цигель с порошком на двухчасовой синтез, а сам ехал выдавать кассеты в прокат. И когда контракт с академией закончился, то продлевать его я не стал. Но потом российские киностудии в лучшем случае стали снимать по 35 фильмов в год, и весь бизнес сошел на нет — клиенты все фильмы пересмотрели.
       В 1995 году Михаил вернулся в Москву с целью продолжить дело на родине и увидел, что видеопроката фактически не существует. Михаил Залищанский: Я приходил на студии, уговаривал их давать кассеты в прокат, но они не верили, да и рынок к этому не был готов: кассеты стоили очень дешево и у населения были деньги, чтобы просто их покупать. В 1997 году в первый свой прокат на Юго-Западе мы вложили $10 тыс. и окупили затраты всего за несколько месяцев.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение