• Москва, +6....+11 облачно с прояснениями
    • $ 64,15 USD
    • 72,06 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Прочь с дороги

Власть ждет от протестующих освобождения улиц и административных зданий

Принятие закона об амнистии задержанных участников акций протеста в Украине не привело к разрядке ситуации в стране. Противники президента Виктора Януковича отказываются принимать его условия, а представители радикального крыла активистов обещают возобновить столкновения, если их соратники не будут выпущены на свободу. Оппоненты власти считают неприемлемым главное требование закона — освобождение занятых административных зданий, а также разблокирование центральных улиц Киева и других городов. В Партии регионов уверены, что, не соглашаясь выполнять принятые нормы закона об амнистии, оппозиция разрушает переговорный процесс по разрешению политического кризиса в стране.


Вчера председатель Верховной рады Владимир Рыбак подписал закон об амнистии участников массовых акций, который без обсуждения был принят на внеочередной сессии парламента 232 голосами. "Я подписал этот закон, потому что люди страдают, а депутаты не могут найти взаимопонимания, за рейтинги борются",— заявил господин Рыбак, после чего сообщил, что документ направлен на подпись президенту Виктору Януковичу.

Закон "Об устранении негативных последствий и недопущении преследования и наказания по поводу событий, имевших место во время проведения мирных собраний" был подготовлен представителем президента в парламенте, народным депутатом Юрием Мирошниченко (Партия регионов) за несколько часов до голосования в сессионном зале. Документ, состоящий из 11 статей, можно разделить на две части. Первые 8 статей посвящены процедуре освобождения от уголовной и административной ответственности подозреваемых и обвиняемых участников акций протеста. Статьи 9, 10 и 11 регламентируют условия и сроки, необходимые для применения амнистии к демонстрантам.

Предлагается применить амнистию по отношению к участникам акций протестов по 25 статьям Уголовного кодекса, нарушенным ими в период с 27 декабря 2013 года по день вступления закона в силу. Среди них — преступления против основ национальной безопасности, умышленное уничтожение или повреждение имущества, блокирование транспортных коммуникаций, групповое нарушение общественного порядка, массовые беспорядки, хулиганство, захват государственных или общественных зданий, угроза или насилие в отношении сотрудников правоохранительных органов, вмешательство в деятельность судебных органов, неисполнение судебных решений и другие. "Хочу отметить, что никогда не будут амнистированы лица, подозреваемые в пытках, препятствовании журналистской деятельности, убийстве или нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть человека, или в похищении людей. Эти преступления никогда не будут предлагаться к амнистии и не были предложены парламенту",— прокомментировал нормы документа первый заместитель главы администрации президента Андрей Портнов. Принятие решений об освобождении участников акций протеста от уголовной и административной ответственности возлагается на суды и органы прокуратуры.

Во второй части закона перечислены условия вступления амнистии в силу. Контроль над их соблюдением возлагается на генерального прокурора, а решение о выполнении требований участниками акций протеста публикуется на официальном сайте Генпрокуратуры (ГПУ). Демонстранты должны освободить все занятые в Киеве и других населенных пунктах здания или помещения органов государственной власти и местного самоуправления, а также допустить на рабочие места сотрудников этих учреждений, освободить улицу Грушевского в столице, разблокировать другие улицы, площади, переулки, бульвары в Киеве и других населенных пунктах, кроме тех, на которых проходят мирные акции протеста. Последняя норма, не конкретизируя места для мирных акций, вводит в действие дополнительный механизм невыполнения закона. "Предположим, ГПУ определит, что в каком-то населенном пункте заблокированная улица используется не для мирных протестов — и тогда это может стать основанием для того, чтобы тысячи людей, находясь в тюрьмах, остались заложниками власти",— заявил "Ъ" народный депутат Павел Петренко ("Батькивщина").

На выполнение условий закон отводит демонстрантам 15 дней. "Если по истечении этого срока на официальном сайте ГПУ не будет уведомления генерального прокурора о соблюдении условий, этот закон теряет силу со дня, следующего за последним днем этого срока",— говорится в документе.

Закон, текст которого народные депутаты накануне голосования в Верховной раде согласовывали целый день, так и не стал компромиссом между большинством и оппозицией. Во время голосования народные депутаты фракций "Батькивщина", УДАР и "Свобода" не дали за документ ни одного голоса. "Все условия закона нарушают ст. 22 Конституции, согласно которой права и свободы граждан не могут быть ограничены какими-либо решениями государственных органов,— рассказал "Ъ" господин Петренко.— Есть еще одна правовая коллизия: амнистия относительно людей, которые сейчас находятся в тюрьмах, зависит от действий третьих лиц, которые с ними никак не связаны". Напомним, народные депутаты от оппозиции настаивали на принятии своего законопроекта, который не предусматривал никаких дополнительных условий для освобождения задержанных (см. вчерашний "Ъ").

Вчера представители оппозиции предприняли неудачную попытку внести проект документа об отмене закона об амнистии в связи с многочисленными нарушениями процедуры голосования. "Проект постановления об отмене закона об амнистии должен был препятствовать его подписанию спикером парламента, но Владимир Рыбак уже подписал закон, поэтому вносить документ не было смысла",— сказал "Ъ" народный депутат Игорь Швайка ("Свобода"). По его словам, дальнейший план действий оппозиции на своем заседании примет Народная рада.

Лидеры оппозиции заявили, что закон об амнистии был принят с нарушением процедуры и под давлением президента Виктора Януковича. "Персональную ответственность за нарушение конституционных норм несет Виктор Янукович, который вчера лично прибыл в парламент и путем шантажа и запугивания заставил свою фракцию, которая балансирует на грани раскола, вернуться в сессионный зал и протянуть принятие закона о заложниках, несмотря на нехватку у них голосов для этого,— говорится в совместном заявлении Арсения Яценюка ("Батькивщина"), Виталия Кличко (УДАР) и Олега Тягныбока ("Свобода").— Сегодня все маски сброшены, и всем уже понятно, что большинство в Верховной раде вместо мирного урегулирования кризиса и восстановления парламентаризма продолжает нагнетать противостояние и следовать практике фальсификации законов".

В случае невыполнения требований радикальное крыло протеста — организация "Правый сектор" — грозит властям новыми столкновениями. "Мы уже и так пошли на серьезные уступки — прекратили боевые действия на улицах. Пусть выполняют наши требования. Если наши побратимы, а также задержанные и арестованные участники акций протеста не будут освобождены, мы будем вынуждены снова идти в наступление",— заявил "Ъ" один из организаторов "Правого сектора", первый заместитель главы общественной организации "Тризуб" имени Степана Бандеры Андрей Тарасенко.

Народный депутат Вадим Колесниченко (Партия регионов) заявил "Ъ", что своими действиями представители оппозиции разрушают переговорный процесс по разрешению политического кризиса. "Теперь общество должно понять, что дальше делать, какие меры власть должна принять. Представители оппозиции не могут работать, не желают работать и либо прямо, либо неосознанно реализуют план начала гражданской войны и уничтожения государственного суверенитета",— отметил господин Колесниченко.

Александр Радчук


"Закон помогает тем, кто стрелял в наших детей"

Блицинтервью

Комендант Штаба национального сопротивления народный депутат СТЕПАН КУБИВ ("Батькивщина") рассказал корреспонденту "Ъ" ГАЛИНЕ КОРБЕ, почему он считает, что власть не выполнила ни одно из требований участников акций протеста.


— Как вы оцениваете закон об амнистии, который был принят 29 января в редакции Партии регионов?

— Мы не голосовали за этот закон. "Регионалы" думают, что они выиграли у оппозиции, но они проиграли украинскому народу, проголосовав против людей. Ни один документ правового характера не должен быть ультиматумом. Этот закон несет в себе ультиматум и напоминает мне сталинские репрессии. В государстве с демократичным подходом, где высшей ценностью является человек, решение должно было быть простым — постановление Верховной рады о немедленном освобождении всех активистов и закрытии всех уголовных производств.

Этот закон помогает тем, кто стрелял в наших детей, он не поможет разрядить ситуацию. Более того, он станет глубоким раздражителем, поскольку обесценивает мнение людей. Почему мнение народа — это мнение Майдана? Потому что на Майдане за время протестов побывало до 15 млн человек, это половина Украины.

— Что думают протестующие об этом документе?

— Я обошел 15 палаток, разговаривал со многими людьми. 80% из них понимают нас, они видят, что сделать с бандой ничего нельзя. Они видят, что "регионалы", как дятлы деревянные, жмут кнопки от страха, а не по совести. Некоторые из тех, с кем я общался, в основном это молодежь, были настроены революционно. Люди старшего поколения более рассудительны. После общения у меня было чувство, что, несмотря на понимание, люди продолжают требовать от Майдана, от политических и общественных деятелей выполнения их требований.

— Демонстранты готовы соблюдать этот закон и освободить органы государственной власти?

— Я не могу сказать, выполним ли вообще этот закон. Нарушен регламент, нарушена процедура. Голосовали даже те "регионалы", которые сейчас находятся за океаном, сам факт такого шулерства, нечеловеческой ненависти к людям на Майдане — это своеобразный вызов украинской нации, народу.

— Вы считаете целесообразным продолжение блокирования органов власти, в частности Киевской городской госадминистрации?

— Речь не о целесообразности. Это протест людей, вызванный действиями власти. Она обещала, что услышит каждого, а в результате не слышит никого, проливает кровь, стреляет и убивает. Сегодня на любой территории хозяин — не президент и не правительство, а общество. Это положение Конституции, которая предусматривает, что носитель власти — это народ.

— Вы говорите, что власть должна исполнить требования людей, но президент Виктор Янукович заявил, что все они соблюдены,— правительство отправлено в отставку, Верховная рада отменила законы от 16 января и приняла закон об амнистии.

— На сегодняшний день ни одно требование не выполнено. Напротив — снова взбудоражено общество, снова в Верховной раде показали конфликт, показали, как президент ломает через колено депутатов и унижает их.

Мы требуем не амнистии, мы требуем отпустить на свободу всех арестованных и задержанных. Да, Кабинет министров с позором ушел в отставку, но мы также ждем программы развития правительства на перспективу. Страна нуждается в изменении баланса власти, изменениях экономических, правовых и социальных. Что касается отмены законов, принятых 16 января, то для вступления в силу это решение еще нужно подписать. Диктаторский закон, который мы отменяли, подписали за ночь. А его отмена не подписана до сих пор.

— А как же отставка президента? Это также одно из требований Майдана?

— Мы признаем, как и вся Европа, что до 2015 года у нас легитимный президент. А дальше мы посмотрим, как он будет себя вести и что будет делать. Посмотрим, произойдут ли изменения Конституции в части ограничения полномочий главы государства. Но на сегодня есть процедура, есть легитимный президент, который признан в Европе и в мире.

— Готовы ли вы к тому, что власть будет считать себя вправе применить силу к демонстрантам, если они откажутся выполнять требования закона об амнистии?

— Я отвечу вам словами своей бабушки 1907 года рождения. Она не была очень образованной, но однажды мудро сказала мне: "Если они плюнут еще раз на народ, то народ плюнет на них, и в его слюне они утопятся".

"Президент готов хоть завтра пойти на выборы"

Блицинтервью

О том, какой сценарий выхода из украинского кризиса предлагает партия власти, корреспонденту "Ъ" СЕРГЕЮ СТРОКАНЮ рассказала советник президента, народный депутат АННА ГЕРМАН (Партия регионов).


— Принятый Верховной радой закон об амнистии не привел к смягчению напряженности. Почему он не устроил оппозицию?

— Думаю, оппозицию ничего не устраивает. Даже если власть будет выглядеть как Золушка для народа, оппозиция все равно будет злой мачехой. Им нужен конфликт. Я не понимаю, почему они не проголосовали за освобождение своих соратников.

Если мы хотим вернуть страну в правовое русло, то они в ответ на наш беспрецедентный шаг по освобождению всех участников акций протеста должны освободить административные здания. Это нормальный процесс — если мы говорим о европейской стране, правовом государстве. При этом мы оставляем им Дом профсоюзов, где можно обогреться.

— Говорят, что за законопроект не хотела голосовать и часть "регионалов", которая поддержала текст только после приезда в Раду президента Виктора Януковича. Это так?

— В этом нет ничего странного. Подсчитав голоса, нам показалось, что их не хватит на этот законопроект. Мы попросили президента, чтобы он приехал,— и он приехал, выступил перед нами, рассказал об ответственности за страну, о том, что законопроект необходимо принять. Потом мы спросили у него: а если наступит такой момент, что нужно будет провести досрочные парламентские и президентские выборы? Президент ответил, что он хоть завтра готов подписать подобные указы и не боится выборов, поскольку мы бы эти выборы выиграли.

— Президент приехал в Раду из больницы?

— Виктор Янукович сказал, что заболел, и приехал из больницы. Он выглядел как человек, который плохо себя чувствует.

— Яблоком раздора остается вопрос о конституционной реформе. "Регионалы" поддержат это требование оппозиции?

— Подобное решение можно принимать только на референдуме — так полагают представители фракций, входящих в большинство. Однако в парламенте ходят эмиссары от оппозиции, пытаются склонить наших депутатов к тому, чтобы они поддержали конституционную реформу, дают какие-то обещания.

— С учетом того, что протесты становятся все более радикальными, в какой степени представители партии власти испытывают на себе давление?

— Против нас используют очень грубые механизмы, действуя цинично. Пришел известный украинский оппозиционер Степан Хмара в парламент, собрал прессу и сказал, что проклинает Анну Герман, потому что она не хочет отречься от президента. Накануне он мне позвонил: "Ты из Львова, должна отречься от Виктора Януковича". Я в ответ на это рассмеялась, но моя старенькая свекровь, которая живет во Львове, увидев это по телевизору, заплакала. Моя мама умерла из-за того, что они травили ее с 2004 года. Мне еще кричали на улице: "Чтобы ты умерла, как твой сын погиб, потому что ты с президентом". В парламенте они могут вставить жвачку в нишу, где находится карточка для голосования. Так сделали мне и народному депутату Артему Пшонке, сыну генерального прокурора.

— Почему умеренная оппозиция не может повлиять на радикалов?

— Умеренная оппозиция их просто боится. Они потеряли авторитет, потеряли рейтинги и вот теперь примазываются к радикалам: смотрите, мы такие же крутые. Нужно пожалеть людей и солдат, которые стоят на морозе. Но они хотят выглядеть крутыми. Хотя людям это надоело — они хотят порядка.

— Почему часть Украины, которая всегда поддерживала Партию регионов и президента, ведет себя пассивно?

— Это люди, которые работают и не могут стоять месяцами на Майданах. Это не те "заробитчане", которые обычно ездят в Польшу или Чехию, а сейчас зарабатывают на Майдане. А что их ждет дома? Во Львове все стоит. Последний автобусный завод банк забрал за долги.

Тэги:

Обсудить: (0)

обсуждение