• Москва, +11....+14 небольшой дождь
    • $ 63,16 USD
    • 70,88 EUR

Коротко


Подробно

Фото: Владислав Содель / Коммерсантъ

Залог при нем

Ликвидация должника больше не будет спасать его от взыскания имущества

Ликвидация физического лица--предпринимателя не дает возможности должнику уклониться от ответственности по кредитам, а значит, не позволяет ему выводить имущество из-под залога. К такому выводу пришел Верховный суд (ВСУ). Банкиры одобряют такую позицию, поскольку суды ранее позволяли заемщикам уклоняться от ответственности. Решение ВСУ должно усилить защиту кредиторов.


Верховный суд пришел к выводу, что физические лица--частные предприниматели должны нести ответственность по долгам всем своим имуществом даже после закрытия их бизнеса. Это указано в правовой позиции ВСУ, вынесенной 4 декабря в рамках спора о признании прекращения обязательств по ипотечному договору. Текст судебного решения еще не обнародован, но ВСУ указал, что согласно ст. 51,52, 598-609 Гражданского кодекса и ст. 47-49 закона "О возобновлении платежеспособности должника или признании его банкротом", в случае ликвидации физлица--субъекта предпринимательской деятельности его обязательства по договорам не прекращаются. Они остаются за заемщиком как за физлицом, поскольку оно не прекращает своего существования. "Физлицо-предприниматель отвечает по своим обязательствам, связанным с предпринимательской деятельностью, всем своим имуществом. И так как основное обязательство по кредитному договору не прекратилось, нет оснований для прекращения и ипотеки (его недвижимости.—"Ъ")",— говорится в решении ВСУ.

Необходимость в точной трактовке ВСУ возникла из-за того, что разные суды по-разному трактуют обязательства физлиц-предпринимателей в момент их банкротства. "Чтобы вывести имущество из-под залога, люди регистрировали частные предприятия, а потом банкротили их, и все долги списывались, а имущество выводилось. Суды по-разному трактовали нормы, и некоторые прекращали обязательства должников после ликвидации предприятия,— объясняет старший партнер адвокатской компании "Кравец и партнеры" Ростислав Кравец.— Такая правовая позиция ВСУ защищает права кредиторов, поскольку теперь заемщикам будет невозможно уклониться от выполнения своих обязательств".

Эта проблема стала актуальной в 2008-2009 годах. "Физлица, которые не были на момент получения кредита предпринимателями, массово ими регистрировались и ликвидировались по процедуре банкротства. В связи с ликвидацией прекращались и кредитные обязательства,— говорит заместитель директора юридического департамента банка "Хрещатик" Александр Шкурат.— Если банки не успевали к моменту ликвидации предпринимателя направить взыскания относительно залога, прекращались и договоры залога третьих лиц. Указанная практика была распространена в хозяйственных судах Харьковской области".

Поэтому банкиры довольны позицией ВСУ. "Это решение позволит повысить защиту кредиторов от неправомерных действий недобросовестных заемщиков, которые с помощью фиктивных банкротств пытаются уйти от выполнения взятых обязательств по кредитным договорам. Мы надеемся, что после принятия этого решения суды всех инстанций будут рассматривать аналогичные споры единообразно — в пользу кредиторов. Это повысит желание банков кредитовать малых предпринимателей",— отмечает руководитель юридического департамента ПУМБ Олег Заморский.

Юристы обращают внимание, что позиция ВСУ не до конца объясняет действия с залоговым имуществом. "Это решение касается имущества, которое принадлежит именно должнику. А вопрос, что будет с имуществом, переданным в залог третьим лицом, которое поручилось за должника, остается открытым",— говорит Ростислав Кравец. Банкиры подтверждают, что в этих случаях часто выносятся противоречивые решения. "Поскольку с прекращением основного обязательства прекращаются и договоры, обеспечивавшие их выполнение, выносились решения о прекращении договора залога, ипотеки имущества, принадлежащего третьему лицу. Иногда суды становились на защиту интересов банков, и действие договора обеспечения не прекращалось. Неоднозначность судебной практики обусловлена тем, что Гражданский кодекс не содержит прямой нормы о прекращении обязательств физлица-СПД в связи с его ликвидацией, такая норма работает относительно ликвидации юрлиц",— отмечает Александр Шкурат. Поэтому иногда суды применяли аналогию закона и нормы закона "О восстановлении платежеспособности должника": договор обеспечения переставал действовать в момент прекращения кредитных обязательств вследствие ликвидации предпринимателя.

Елена Губарь


Газета "Коммерсантъ Украина" №203 от 06.12.2013, стр. 6