• Москва, +5....+12 облачно
    • $ 63,86 USD
    • 71,59 EUR

Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Daily
Новости
Номер 163 от 26-09-97
Полоса 003
 Гусинский и Потанин

Помирились два банкира

Гусинский и Потанин
       Всего два дня потребовалось адвокатам главы ОНЭКСИМбанка Владимира Потанина и гендиректора "Медиа-моста" Владимира Гусинского, чтобы заключить мировое соглашение. Гусинский подал иск о защите чести и достоинства в ответ на интервью Потанина агентству финансовой информации (АФИ). В нем утверждалось, что Гусинский и Березовский в ходе закулисных переговоров "предложили группе ОНЭКСИМбанка не вступать в конкурентную борьбу на конкурсе по акциям 'Связьинвеста', а достигнуть договоренности, в результате которой пакет акций мог быть приобретен практически по стартовой стоимости". С подробностями ПАВЕЛ Ъ-КУЙБЫШЕВ.
       
Эмоциональный всплеск
       Конкурс по "Связьинвесту", выигранный группой ОНЭКСИМбанка, вызвал скандал. Масла в огонь подлило заявление Владимира Потанина, сделанное АФИ 30 июля. Банкир утверждал, что ему от Бориса Березовского и Владимира Гусинского поступило предложение договориться о приобретении пакета акций "Связьинвеста" по стартовой цене. Это интервью Потанина вызвало резкую реакцию Гусинского. Его заявление, оглашенное на следующий день замгендиректором "Медиа-Моста" Вячеславом Костиковым, сводилось к следующему: "Утверждение г-на Потанина о том, что я будто бы предложил группе ОНЭКСИМбанка достигнуть некоей закулисной договоренности при подготовке конкурса по 'Связьинвесту', является ложью. Никаких предложений об изменении порядка проведения конкурса, в результате которых государству был бы нанесен ущерб, я г-ну Потанину не делал... Заявления г-на Потанина я рассматриваю как наносящие ущерб моей чести гражданина Российской Федерации и деловой репутации. В этой связи я принял решение обратиться в суд с просьбой о защите чести и достоинства".
       Заявление было достаточно эмоциональным. Но не обращаться в суд Гусинский уже не мог. Другого выхода у него не было. Когда эмоции улеглись и дело было принято к производству, стало очевидно, что конфликт Гусинского и Потанина закончится миром. Что и подтвердилось в ходе судебного разбирательства.
       
Как готовилась мировая
       Если бы Владимир Гусинский хотел доказать, что Потанин распространил информацию, не соответствующую действительности, ему пришлось бы явиться в суд самому, а в качестве свидетелей пригласить Березовского и Чубайса, в присутствии которых, согласно заявлению Потанина, и проходили закулисные переговоры. Но Гусинский в суд не пришел, его представлял адвокат Генри Резник. Потанин прислал вместо себя адвоката Самира Капуру.
       Судья Пресненского суда Лариса Суменкова, принявшая иск к производству, сразу предложила сторонам помириться. Адвокаты как будто того и ждали: Капура перебрался за стол Резника, они положили перед собой листок бумаги с интервью Потанина, опубликованным АФИ, и вполголоса стали обсуждать спорные моменты.
       Резник что-то настойчиво объяснял оппоненту. Капура ему почти не возражал, и минут через десять они договорились. Складывалось впечатление, что Резник чувствовал себя хозяином положения. Капура же не мог принять окончательного решения, не посоветовавшись с доверителем. Взяв мобильный телефон, он вышел в коридор, чтобы позвонить Потанину. Резник принялся расхаживать по залу. Я спросил: "Почему Гусинский не потребовал от Потанина денежной компенсации за моральный ущерб?" Резник улыбнулся: "В таких делах одному банкиру требовать от другого деньги просто неприлично".
       Капура вернулся: "У нас принципиальных возражений нет". Адвокаты принялись обсуждать текст мирового соглашения. Инициатива вновь была на стороне Резника. Он сказал: "Я писать не могу. У меня почерк плохой". Еще полчаса адвокаты что-то вполголоса обсуждали. Резник предложил: "Может, напишем что-то вроде того, что претензий по аукциону 'Связьинвеста' нет?" Капура рассмеялся и ответил: "Понимаете, никакого интервью не было". Резник: "Как так не было?" — "Так, не было". Тогда Резник предложил: "Ну, тогда давайте напишем так: стороны считают данный инцидент исчерпанным". Мировая получилась из трех пунктов.
       Но заседание пришлось перенести на один день: Капура сказал, что должен согласовать текст с доверителем. "Прочтите по телефону, какая разница",— предложил Резник. Но Капура уехал в ОНЭКСИМбанк.
       
Как мировую объявили
       Вчерашнее заседание было чистой формальностью. Капура читал журнал. Резник же охотно ответил на несколько вопросов "Коммерсанта-Daily".
       — Как вы считаете, ваш клиент выиграл в результате мирового соглашения?
       — Говорить о том, кто выиграл или проиграл, здесь просто нельзя. Это ведь мировое соглашение. Могу сказать, что неосторожно сказанное слово, неточно употребленное прилагательное — и нередко вполне достойные люди расплачиваются за неряшливость в языке.
       — Достоинство Гусинского защищено?
       — Я думаю, что да.
       — Когда вы шли на процесс, у вас были указания ориентироваться именно на мировое соглашение?
       — Мне была выдана полная доверенность, в том числе и на заключение мирового соглашения. Не боюсь показаться нескромным, но мои отношения с моим доверителем основаны на полном взаимопонимании и доверии. Что касается этого дела, то если раньше были противоречия, то теперь их нет.
       От судьи Суменковой требовалось лишь констатировать факт примирения. Что она и сделала: "Истец Гусинский заявляет, что посчитал некоторые сведения, содержащиеся в сообщении агентства финансовой информации, неэтичными и относящимися к нему лично, исходя из заголовка и формы изложения... Ответчик Потанин утверждает, что не допускал высказываний о неэтичности каких-либо действий истца при проведении переговоров о приобретении пакета акций 'Связьинвеста'... Стороны считают данный инцидент исчерпанным".
       После вынесения решения Капура все же сказал пару слов: "Это самый лучший вариант, который мог бы быть". Он пожал Резнику руку и быстро покинул зал.
       Так помирились Гусинский и Потанин.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение