Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от

 Кафе "Обломов"


Диалог двух Штольцев о Bon Jovi и "Нирване"

       В среду поздно вечером по каналу НТВ вышла очередная программа Артемия Троицкого Кафе "Обломов". Она ничем бы не отличалась от предыдущих, если бы гостем Троицкого не стал самый модный театральный режиссер страны Роман Виктюк.
       
       Зрители привыкли видеть в "Кафе" представителей шоу-бизнеса, музыкантов или светских персонажей. Обычно гости программы настолько польщены приглашением самого большого сноба музыкального мира, что, кажется, единственная их забота — не оплошать и вовремя подать реплику. Когда Троицкий предлагал обсудить показанные видеоклипы режиссеру Александру Файфману, певице Кристине Орбакайте или красавице Алике Смеховой — дальнейшее развитие разговора предсказать было нетрудно. Троицкий — несокрушимый авторитет и признанный законодатель вкусов, автор собственного всемирного табеля о рангах, где даже великая Queen не лидер, потому что слащава.
       Троицкий так уверен в своем величии, что порой охотно соглашается с гостями, которые по врожденной, видимо, дерзости пытаются с ним спорить. Он не спорит, потому что чтит законы гостеприимства. Вежливость и хорошее воспитание, как известно, помогают выйти из самых затруднительных положений.
       В такое положение и поставил хозяина телекафе Роман Виктюк. На первый же чисто формальный вопрос о просмотренном клипе любимец московских театралов произнес длинную и вдохновенную речь (которую продолжил во всех паузах до конца передачи) о Боге и смерти, смысле жизни и гибели культуры, обнищании народа, о сексе, мессианской роли творца и о многом другом, о чем в приличном обществе не разговаривают, по крайней мере с пафосом. Он же классифицировал потенциальных зрителей программы, разделив телеаудиторию на три части: совков, новых русских и интеллигенцию. За последней оставил много достоинств. Первым отказал в них вовсе. О просто любителях музыки не упомянул — видимо, маститый режиссер до сих пор верен вульгарному социологизму.
       Троицкий как всегда держался с достоинством, не теряя лица, и, как воспитанный человек, не замечал, что гость так и норовит вылить соус на скатерть. Поняв, что ему не удастся перевести разговор на музыку, не стал предпринимать подобных попыток. Зато зритель воспринимал каждую музыкальную паузу с облегчением — выдержать поздно ночью глубокомысленную беседу гораздо труднее, чем музыкальный клип любого качества. Тем более что в песнях иногда тоже говорилось о вечном, но без того рвения, какое проявлял самый благополучный, капризный и эстетствующий режиссер, склонный в своем творчестве к затейливому имморализму.
       Передача о музыкальных клипах, волею ее создателя всегда принципиально беспафосная и лениво-необязательная, с хитрым названием, отсылающим не к центральному герою русской классической литературы, а к молодежному сленгу, эта передача превратилась в бенефис известного режиссера, который виртуозно сыграл привычную для него роль интеллигента-мученика, считая, что собеседнику так же свойственна болезненная рефлексия. Спектакль удался. Передачи как не было. Интересно, как бы выглядел Виктюк у Ксюши.
       Единственное, что вызывает сомнение в показанном спектакле, это выбранное амплуа. Оба его участника настолько активные персонажи нынешней культурной и светской жизни и так органичны в ней, что значительно больше напоминают не главного героя романа Гончарова, а его верного друга. К тому же и Виктюк и Троицкий скорее ведут жизнь новых русских, чем страдающей интеллигенции — они действуют и не страдают от этого. Они любят яркие краски, хорошую музыку, дорогую одежду, путешествуют, много работают и внимательны к сексу. И если лежат на диванных подушках, то только под софитами на глазах у миллионной аудитории.
       
       НАТАЛИЯ Ъ-ОСИПОВА, ОЛЬГА Ъ-КАБАНОВА
       

Комментарии
Профиль пользователя