Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от
 Банковская преступность

Борьба с фальшивыми платежами: никто не хочет быть крайним

       По утверждениям Центробанка, благодаря предпринятым мерам по защите банковских платежей хищения госсредств по фальшивым банковским документам удалось пресечь к концу 1993 года. Между тем, по данным ГУВД Москвы, ежедневно через расчетно-кассовые центры ЦБ России похищают миллиардные суммы. Но ответственные сотрудники Центробанка заявляют, что речь идет не о хищениях, а только о попытках. Одна из таких попыток — хищения 40 млрд руб. — была пресечена сотрудниками управления по экономическим преступлениям (УЭП) и следственного управления (СУ) ГУВД Москвы в ноябре. Вчера сотрудники ГУВД предоставили корреспондентам Ъ информацию об этой операции, в ходе которой было задержано 45 человек. Правда, обвинения удалось предъявить лишь девяти. Двое из них — сотрудники РКЦ ГУ ЦБ России по Москве. Их отпустили под подписку о невыезде. Адвокаты обвиняемых уверены, что скоро из-под стражи освободят и остальных.
       Анализ развития банковской преступности за последние три года наглядно показывает, что специализирующиеся на крупных хищениях преступные группировки были готовы ко всем мерам Центробанка по защите платежей и успешно их обходили. Однако в последнее время ЦБ уверенно заявляет, что каналы для хищения госсредств по фиктивным платежным документам надежно перекрыты. О механизмах, позволяющих обеспечить надежность межбанковских расчетов, Центробанк общественности подробно не сообщает, опасаясь научить преступников воровать. Между тем преступники всегда учились этому сами.
       
Начало банковских преступлений
       Из сводки МВД, май-июнь 1992 года.
       "С января по май 1992 года через РКЦ и ЦОУ ЦБ РФ поступали фиктивные телеграфные авизо с реквизитами банков Чечни на сумму более 30 млрд руб. Из них более 1 млрд руб. было получено в комбанках Москвы и вывезено за пределы столицы. На счета коммерческих организаций было зачислено 1600 млн руб., из которых 500 млн руб. были присвоены путем фиктивного списания на закупки сельхозпродуктов, а 300 млн — конвертированы с переводом в зарубежные банки. С 29 мая по 10 июня из РКЦ ГУ ЦБ было изъято более 60 фальшивых кредитовых авизо на сумму 30 млрд руб. Наложены аресты на счета коммерческих структур, куда были зачислены деньги на сумму 14 537 693 000 руб. Изъято 50 млн руб. наличности".
       По признанию компетентного сотрудника Центробанка, массовым хищениям по фальшивым платежным документам, которые начались в конце 1991-го — начале 1992 года, "способствовало несовершенство расчетно-платежной системы". По его словам, в СССР подобным хищениям госсредств препятствовала единая система безналичных расчетов. В 1991 году, с появлением полутора тысяч расчетно-кассовых центров, эта система была разрушена. Сотрудники РКЦ должны были установить правильность заполнения платежных документов, и после этой незначительной проверки отправить авизо в РКЦ банка-получателя. Для отправки авизо использовался телеграф. Поэтому в 1991-1992 годах, чтобы похитить деньги, мошенникам нужно было узнать у сотрудников ЦБ коды авизо и, открыв в каком-нибудь коммерческом банке расчетный счет подставной фирмы, направить с любого телеграфа в соответствующий РКЦ требование зачислить на ее счет средства (в 1991 году начинали с 300 миллионов).
       Обоснованность платежа расчетно-кассовые центры не проверяли. В итоге указанная в фальшивке сумма зачислялась из госсредств сначала на корсчет коммерческого банка, обслуживающего получателя, а затем и на счет самого получателя. Фирма была заранее готова к тому, чтобы принять деньги и раскидать их между множеством коммерческих структур. По мнению ответственных сотрудников ЦБ, хищениям в некоторой степени способствовали и коммерческие банки, которые далеко не всегда проверяли своих клиентов на благонадежность. Проверкой клиентуры, по их словам, занимались только те банки, которые были созданы на базе отраслевых министерств.
       
Милиция и Центробанк начали бороться
       О том, что из расчетно-кассовых центров стали воровать много и часто, милиционеры узнали практически сразу. Однако целых полгода разбирались с тем, что такое авизо и как с его помощью можно украсть. Первыми разобрались московские, и 13 мая 1992 года службой криминальной милиции ГУВД Москвы было возбуждено уголовное дело по ст. 931 УК России ("хищение в особо крупных размерах"). В ходе его расследования была проведена проверка в РКЦ Главного управления Центробанка по Москве и выявлены подложные авизо с реквизитами банков Чечни и Ингушетии. 30 мая следственный комитет (СК) МВД России тоже возбудил дело #81664 "по фактам хищений государственных денежных средств из банковской системы, совершенных с использованием подложных авизо". В тот же день эти два дела были объединены под номером 81015/81664. Для его расследования была создана оперативно-следственная бригада, в которую отправили следователей практически из всех региональных УВД и прокуратур России.
       Центробанк тоже начал бороться с хищениями. Как мог. В июне 1992 года председатель ЦБ России Георгий Матюхин обязал РКЦ проверять все платежи из республик Северного Кавказа и Закавказья. А с Чечней, откуда фальшивок было больше всего, расчеты прекратить. Эта мера ожидаемого эффекта не имела — к этому времени по авизовкам уже научились воровать ингуши, дагестанцы, армяне, а также "солнцевские", "подольские", "долгопрудненские", "ивантеевские" и отдельно взятые, не принадлежащие к преступным группировкам мошенники. Центробанк также велел пересылать авизо по почте или использовать для их передачи фельдъегерскую связь. Кроме того, была установлена максимальная сумма средств, начиная с которой РКЦ получателя обязан запросить в РКЦ отправителя документы, подтверждающие обоснованность платежа, и проверить подлинность полученного авизо.
       Мошенники неожиданно быстро приспособились к этим нововведениям, но механизм проводки фальшивых авизо несколько усложнился. Теперь созданные на территории России фиктивные фирмы заключали липовые договоры о совместной деятельности или поставке ТНП с существующими или подставными структурами, на счета которых должны были упасть средства. Это делалось, чтобы подтвердить фиктивный платеж и на всякий случай обеспечить себе алиби. Затем мошенники подделывали бланк почтового авизо или покупали его у "своих" сотрудников РКЦ, несмотря на то, что выдача бланков строго контролировалась руководством расчетно-кассовых центров. Через длинную цепочку посредников фальшивое почтовое авизо вместе с фиктивными договорами, подтверждающими обоснованность платежа, оказывалось в РКЦ (иногда пакет документов передавали прямо в руки операциониста), и средства так же благополучно зачислялись на счет организации-получателя.
       Расследование уголовного дела тем временем продолжалось, и в нем появлялись все новые и новые эпизоды — их было около тысячи. Помимо этого, в региональных УВД было возбуждено свыше 1,5 тыс. уголовных дел. Если кого-то из преступников удавалось поймать, то эпизод выделяли из большого дела о фальшивых авизо в отдельное производство и по окончании срока следствия передавали в суд. Но чаще ловили посредников, передававших авизовки, которые утверждали, что ничего не знали о содержимом передаваемых ими бумаг. Суды такие дела закрывали за недоказанностью или отправляли на доследование.
       Иногда ловили и получателей средств. Они говорили сотрудникам правоохранительных органов, что о фальшивке даже не подозревали. Деньги на счет они получили по договору с фирмой, руководителя которой они видели всего один раз в жизни (при заключении договора) и как найти его, не знают — "обещал позвонить сам". Тогда они становились свидетелями, а дело выделяли в отдельное производство и закрывали "за отсутствием лиц, подлежащих к привлечению в качестве обвиняемых". Такими делами завален следственный комитет МВД, СУ ГУВД Москвы и местные управления внутренних дел. Так произошло с гендиректором внешнеэкономической ассоциации "Прометей" Александром Иваненко и руководителем НПО "Марс" Владимиром Моргуновым.
       
"Марсу" и "Прометею" покровительствовали ингуши
       Дело о хищении 1 млрд 225 млн руб. по двум фальшивым авизовкам, направленным весной 1992 года от имени расположенных в Ингушетии фирм на счета "Марса" и "Прометея", было выделено в отдельное производство 3 августа 1994 года под номером 069. По данным следствия, "Прометей" получил 710 млн, а "Марс" — 515 млн рублей.
       Гендиректор "Прометея" Иваненко раскидал полученные средства между 20 коммерческими структурами, а 500 млн сумел конвертировать по курсу 1,4 руб./$ и перевести в Грецию, где купил ювелирную фабрику Ross Company. Затем он закупил в Швейцарии золотые слитки, на Ross Company из золота сделали ювелирные изделия общим весом 163,222 кг. Эти изделия он привез в Россию, минуя таможню (руководство ВЭА "Прометей" пользовалось привилегией "зеленого коридора"). Затем сотрудник "Прометея" Владимир Садовый переправил украшения в Эстонию, где сдал на хранение в таллиннский Ревалия-банк. В список возможных получателей золота Садовый внес Иваненко и Моргунова.
       Последний распорядился с поступившими ему на счет средствами примерно так же. Раскидал их между разными фирмами, а часть вложил в дело --- открыл в Латвии ТОО "Парэкс", которое позже учредило одноименный банк.
       Следователи допросили обоих руководителей коммерческих структур. Как свидетелей. Ничего неожиданного Моргунов с Иваненко не сказали, сообщив лишь, что между собой не знакомы, хищения не организовывали, а их ингушским партнером был некий Руслан Ахмедов, представившийся сотрудником МП "Виктория". Им не поверили, но арестовать не смогли за отсутствием улик и отпустили. После допросов Моргунов уехал из России, а Иваненко скрылся в начале 1993 года только после того, как практически полностью развалил ВЭА "Прометей".
       На самом деле, как установили сотрудники МВД, ближайшим ингушским партнером "Прометея" был Аслан Мальсагов, лидер одной из ингушских преступных группировок. Милиционеры называют ее "назрановской".
       
       По данным МВД России, к лету 1994 года назрановская группировка насчитывала более 150 человек. Она специализируется на совершении экономических преступлений, контролирует ряд крупных московских коммерческих банков, и чисто уголовные преступления назрановской группировки носят обычно вспомогательный характер. Похищенные средства через подставные коммерческие структуры инвестируются "назрановцами" в легальный бизнес в Ингушетии. В период отделения Ингушетии от Чечни "назрановцы" организовали поставку в республику оружия и боеприпасов. Сотрудники РУОП ГУВД Москвы и ГУОП МВД России осведомлены о том, что группировка до сих пор регулярно переправляет в Ингушетию большое количество оружия и боеприпасов, а также запчасти для всех видов вооружений, приборы ночного видения для артиллерийских систем, танков и вертолетов (милиции удалось перехватить лишь одну партию оружия). В последнее время значительно расширились международные связи "назрановцев" — в первую очередь с Белоруссией, Испанией, Швейцарией, Литвой, Латвией и Эстонией.
       
       Сотрудники СК МВД узнали об этих подробностях задолго до того, как выделили эпизод "Прометея" и "Марса" в отдельное производство. Однако после 3 августа 1994 года расследования по нему больше не проводилось. На следующий день оно было "временно приостановлено за отсутствием лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых", а розыск организаторов хищения поручили управлению уголовного розыска ГУВД Москвы.
       
Центробанк принимает экстренные меры
       Несмотря на принятые Центробанком меры и постоянный контроль милиции за расчетно-кассовыми центрами, в 1993 году преступники, по данным ЦБ России, похищали по 2 млрд рублей в день. Поэтому руководству Центробанка пришлось всерьез задуматься над тем, как повысить эффективность расчетной системы. Для защиты платежей РКЦ стали использовать так называемую контрольную сумму — некий сводный код на авизо, который включает все данные, содержащиеся в платежных документах (реквизиты отправителя, получателя, РКЦ, сумму перевода и проч.). РКЦ получателя производил зачисление только после расшифровки кода.
       Руководство Центробанка подумало, что это нововведение позволит погасить волну массовых хищений по фальшивым платежным документам. Но сотрудники правоохранительных органов и ряд специалистов в области межбанковских расчетов полагают, что это помогло лишь на какое-то время. Дело в том, что по-прежнему самым слабым звеном в системе расчетов остаются сотрудники РКЦ. Проблема подделки контрольной суммы оказалась выполнимой: преступники покупали документацию с алгоритмами формирования этого сложного кода.
       Примером эффективной совместной деятельности сотрудников РКЦ с мошенниками может служить уголовное дело ТОО "Мерби". По договоренности с гендиректором и главбухом "Мерби" операционистки ГРКЦ ГУ ЦБ России по Москве Екатерина Арясина и Елена Талейкина оформляли платежи, приходящие в адрес клиентов Континент-банка, на фирму "Мерби". ТОО в свою очередь заключило договор с фирмой "Экватор", которая обналичивала полученные от "Мерби" средства в Российском национальном коммерческом банке по векселям на предъявителя. За сотрудничество руководители "Мерби" обещали операционисткам по 25% от похищенных средств.
       Женщин и гендиректора ТОО сотрудникам ГУВД удалось поймать. Сейчас им предъявлено обвинение в крупных хищениях. Главбуху "Мерби" удалось скрыться. Следствие по делу пока не закончено.
       Таким образом, Центробанк был вынужден предусмотреть механизм защиты расчетной системы от несанкционированного доступа в нее недобросовестных сотрудников РКЦ, а также усовершенствовать систему кодирования платежей. Для этого ЦБ планирует внедрить в систему расчетов электронно-цифровую подпись (ЭЦП) с несколькими степенями защиты, с помощью которой можно будет точно установить, кто именно проводил платеж и зачислял деньги на счета получателя. Кроме того, в будущем году Центробанк намерен начать перевод банков на систему электронных платежей, запустив на орбиту два спутника для связи со всеми регионами России.
       Однако эти технические новинки пока находятся в стадии разработки и апробирования. Например, для придания ЭЦП юридической силы необходимо внести в законодательные акты соответствующие поправки. А для формирования сети электронных платежей нужно добиться совместимости электронных технологий всех банков России, а также обеспечить сохранность кодов и ключей, которые будут использоваться для осуществления расчетов. А пока попытки хищений из РКЦ Центробанка продолжаются.
       
Милиция пытается укрепить "надежный заслон" ЦБ
       Сотрудники ГУВД в течение двух месяцев "вели" крупную преступную группировку, которая занималась хищениями по фальшивым платежным поручениям. В ряде регионов России (из уже установленных — Москва, Санкт-Петербург и Оренбург) ее члены создали целую сеть коммерческих структур, на которые отправлялись деньги от имени существующих и подставных организаций. Например, в оренбургские фирмы "Мир", "Садна", "Спутник", "Регион", "Дело" и редакцию газеты "Южный Урал" приходили платежи от имени ряда московских коммерческих структур.
       В октябре этого года в работе мошенников произошел первый сбой. Один из оренбургских банков, получив очередной перевод денег, затребовал его подтверждения. Но такового не получил и сообщил об этом в ГУ ЦБ. В ходе милицейской операции было задержано 45 человек. Техническое оснащение группировки вызвало у милиционеров зависть. При обысках у мошенников были изъяты компьютеры с базой данных о реквизитах, шифрах и кодах множества коммерческих предприятий России. В связи с этим оперативники и следователи предполагают, что за этой аферой стоят структуры, которые имеют доступ к конфиденциальной коммерческой информации. Группа располагала также современным сканером, на котором, по словам сотрудников ГУВД, "можно было подделывать любые документы даже для профессиональных разведчиков".
       Пользуясь этой базой данных, преступники подделывали платежные документы, порой от имени законопослушных организаций, которые даже не подозревали, что от их имени отправлен платеж. Нарочным банковские конверты с фальшивками переправлялись в региональные РКЦ, где располагались фирмы-получатели. На их счета зачисляли средства люди, внедренные мошенниками в расчетно-кассовые центры. Подставная фирма-получатель существовала один день — только для того, чтобы обналичить средства. Иногда счет подставной фирмы в коммерческим банке резервировался. После поступления денег на этот счет фирма регистрировалась в течение нескольких часов и, получив деньги, умирала. При этом коммерческий банк отправителя, со счета которого уходили деньги, на сутки этого "не замечал".
       Похищенные средства конвертировались через латвийский Парэкс-банк, руководство которого, конечно же, и не подозревало, что эти деньги ворованные. Затем валюта переводилась в Западную Европу, и часть ее реинвестировались в Россию от имени зарубежных компаний. Другая часть, по оперативным данным, использовалась для покупки оружия, которое распространялось среди преступных группировок России, а также переправлялось в Чечню и Ингушетию. При этом сотрудники ГУВД отметили, что крупную партию оружия, о переправке которой у них имелась оперативная информация, преступники успели спрятать — из ГУВД произошла утечка информации.
       Сотрудники ГУВД думали, что если им удастся хотя бы приостановить деятельность этого бандформирования (по некоторым данным, одного из самых активных на сегодняшний день), число хищений из ЦБ по фальшивым платежным документам удастся резко снизить. Однако из 45 задержанных предъявить обвинение в мошенничестве (ст. 147, ч. 3 УК России) удалось лишь девятерым — по признанию сотрудников ГУВД, исполнителям. Четверых взяли в Москве. Среди них два чеченца, которых использовали для переправки банковских конвертов с фиктивными платежными документами и курировали перевод средств в Латвию. Вместе с ними были арестованы две операционистки РКЦ ГУ ЦБ по Москве Юлия Синяева и Светлана Губина. Они уже отпущены под подписку о невыезде. Еще пятеро находятся в следственном изоляторе Оренбурга. По словам сотрудников Центробанка, их коллег среди арестованных в Оренбурге нет.
       Для предъявления обвинения организаторам у следствия не хватило доказательств. Между тем и сами задержанные, по мнению адвокатов, могут вскоре оказаться на свободе. Они будут придерживаться версии о том, что не располагали информацией о содержимом банковских конвертов, а просто исполняли просьбу знакомых.
       Спустя неделю после арестов через РКЦ ЦБ вновь прошла фальшивая платежка. Сотрудники ГУВД не исключают, что это дело рук оставшихся на свободе членов преступной группы.
       Сам Центробанк скромнее оценивает эту операцию ГУВД. По словам его компетентных сотрудников, суть дела сводится к попытке хищения 308 млн руб., направленных по фальшивым платежным документам из ГРКЦ ГУ ЦБ по Москве в РКЦ Оренбурга. О связанных с этим делом попытках хищений в Москве и Санкт-Петербурге в Центральном банке никакой информации нет. В беседе с корреспондентом Ъ эксперты ЦБ подчеркнули, что Центробанк "поставил надежный заслон попыткам проникновения в РКЦ подложных документов".
       
       МИХАИЛ Ъ-МИХАЙЛИН, АНДРЕЙ Ъ-НОВИКОВ
Комментарии
Профиль пользователя