Резкое падение курса рубля

ЦБ спровоцировал процесс, которым не смог управлять

       Рост курса доллара на торгах Московской межбанковской валютной биржи 11 октября сразу на 845 пунктов до уровня в 3926 руб./$ парализовал валютный рынок. Серьезные негативные последствия, которые может иметь этот скачок для экономики в целом, вынудил Центральный банк и правительство провести вчера экстренное совещание для выработки стратегии дальнейших действий по нормализации денежного рынка.
       
       Вчерашний взлет курса доллара на торгах Московской межбанковской валютной биржи на 845 пунктов (или на 27%) свидетельствует о том, что Центробанк в значительной степени утратил контроль над динамикой биржевых котировок. На ненормальность ситуации на валютном рынке указывали огромный разрыв между спросом и предложением — $311,45 млн — и продолжительность самих торгов: 105 минут (в обычных условиях торги завершаются в течение 10-15 минут, а то и быстрее).
       Создавшийся таким образом более чем достаточный задел для стремительного роста курса вынудил банки активно снимать заявки с покупки практически с самого начала торгов. При курсе 3586 руб./$, по информации агентства Ratex, был объявлен технический перерыв, однако ситуация начала стабилизироваться только после того, как Центральный банк при достижении котировками итогового уровня в 3926 руб./$ в течение 5 минут выставил на продажу $80 млн. Оставалось лишь закрыть торги, компенсировав довольно скромную по сравнению с первоначальной разницу, — по сведениям Ъ, это сделали Нефтехимбанк и Инкомбанк.
       Не укладывающийся ни в какие рамки рост курса на бирже парализовал весь валютный рынок. В частности, практически не заключались вчера сделки на внебиржевом валютном рынке, прекратили работу многие обменные пункты банков, возобновив ее лишь к вечеру. Распоряжением президента, председателя биржевого комитета Московской товарной биржи Юрия Милюкова был объявлен "технический перерыв" в торгах валютными фьючерсами, который продлится до четверга. Приостановка деятельности срочного валютного рынка на МТБ вызвана форс-мажорными, по словам г-на Милюкова, обстоятельствами, под которыми очевидным образом подразумевался обвал рубля на валютной бирже. Дело в том, что проводить операции на срочном валютном рынке по установленным правилам (когда ежедневное изменение срочного курса доллара не может быть выше 120-280 руб. в зависимости от срока поставки контракта) при росте курса на ММВБ на 845 пунктов оказалось просто невозможным. Даже увеличение предела роста срочного курса в два раза не дало желаемого результата: выставляемые по верхнему пределу позиции на покупку не находили продавцов. Всему этому может быть только одно название — крах рынка.
       Однако вряд ли сегодня существуют сомнения в том, что вывод курса доллара на новый уровень изначально планировался Центральным банком. С точки зрения макроэкономической ситуации это действительно выглядело необходимым — во-первых, искусственное сдерживание роста курса доллара летом этого года противоречило интересам экспортеров, во-вторых, снижения курса рубля требовали традиционные осенние кредиты и связанное с ними усиление инфляционных ожиданий. Поэтому первый скачок курса 22 сентября и следующий, произошедший через неделю, воспринимались как часть сознательной политики Центробанка. Однако, по всей видимости, безукоризненно реализовать свою стратегию ЦБ не удалось. Возможно, ЦБ ошибся в оценке возможных масштабов спекулятивного натиска банков, которым фактически были развязаны руки.
       Тем не менее обвинять в произошедшем только банки вряд ли будет правильным — в условиях резких колебаний курса не использовать образовавшиеся на рынке диспропорции было бы с их точки зрения просто неоправданным. По мнению Алексея Ефремова, дилера банка "Столичный", именно это неадекватное нынешней ситуации на валютном рынке состояние в других секторах — снижение эффективности рынка ГКО после неудачного аукциона, относительно низкая доходность кредитного рынка — повысило привлекательность вложений в валюту.
       Для сдерживания же активности банков как раз и необходим регулятор, роль которого в данном случае должен был выполнять Центральный банк. Тем более что, по оценкам председателя бюджетно-финансового комитета Госдумы Михаила Задорнова, резервы ЦБ (после того, как им в течение последних полутора месяцев было потрачено на интервенции $2 млрд) составляют $4-5 млрд. Впрочем, по другим оценкам, у ЦБ, потратившего в течение последнего месяца около $3,5 млрд, в качестве интервенционного резерва остались только авуары за рубежом, использование которых возможно лишь по согласованию с правительством. Если же у ЦБ действительно достаточно средств для эффективных интервенций, его пассивность на бирже, приведшая фактически к краху срочного валютного рынка и резкому дисбалансу на рынке ГКО, выглядит странно.
       Сокращение возможностей для нормального управления валютным рынком в нынешнем его состоянии признает и сам ЦБ. В частности, начальник департамента иностранных операций ЦБ Александр Потемкин заявил Ъ, что "разрешить сложившуюся на бирже непростую ситуацию только путем интервенций сегодня невозможно, и для этого требуются согласованные действия правительства и Центрального банка".
       
       (Окончание на стр. 5)

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...