Коротко


Подробно

Наступление в цифровом порядке

В Госдуму внесен очередной законопроект, призванный разрешить национальным библиотекам сканировать любые документы без договора с правообладателем. Без принятия подобных поправок не удастся решить задачу государственной важности — открыть Президентскую библиотеку. Вот только издатели уверены в том, что тотальная оцифровка приведет к бесконтрольному распространению электронных текстов.


Право на фонды


На Воздвиженке у входа в Ленинскую библиотеку — минивэны компании "Электронный архив". "Это наш подрядчик, одна из немногих российских компаний, которые профессионально занимаются сканированием печатной продукции",— говорит директор по информатизации Российской государственной библиотеки (РГБ) Александр Вислый. Ежегодно Ленинка оцифровывает десятки тысяч документов, в основном диссертаций.

Казалось бы, серьезные проблемы с этим должны были возникнуть после 1 января 2008 года, когда вступили в силу изменения в четвертой части Гражданского кодекса (ГК), посвященные защите авторских прав. Теперь оцифровка полных текстов произведений и последующее их использование, например воспроизведение отдельных фрагментов на физических носителях, возможны лишь в том случае, если у библиотеки есть договор с правообладателем. В компьютере, расположенном в читальном зале РГБ, корреспондент "Денег" без труда нашел электронную версию диссертации Владимира Путина "Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений". Цифровой копии диссертации Дмитрия Медведева "Проблемы реализации гражданской правосубъектности государственного предприятия" в электронном виде почему-то не оказалось. Потому ли, что с Путиным у библиотеки заключен договор, а с Медведевым — нет, генеральный директор РГБ Виктор Федоров рассказывать не стал. Впрочем, скопировать работу Путина на компакт-диск или флешку мне не разрешили, так что в этой части интересы правообладателя соблюдены.

В любом случае, однако, эксперты сомневаются в том, что РГБ успела заключить договоры с тысячами правообладателей, что, если следовать букве закона, должна была сделать. Впрочем, вряд ли бурная оцифровка фондов главного книгохранилища может стать поводом для санкций. Библиотекари параллельно решают задачу государственной важности, оцифровывая книги, призванные составить основу электронного архива Президентской библиотеки им. Б. Н. Ельцина, которая, хоть и не имеет пока юрлица, уже претендует на статус национальной. Распоряжение о создании в Санкт-Петербурге библиотеки, которая стала бы третьим национальным книгохранилищем в стране наряду с РГБ и Российской национальной библиотекой им. М. Е. Салтыкова-Щедрина (РНБ), подписал в феврале 2007 года Владимир Путин. "Когда о старте этого проекта уже было объявлено во всеуслышание, выяснилось, что бумажных книг для новой библиотеки нет даже в резервах,— на условиях анонимности сообщил директор одной из московских библиотек.— Решили делать библиотеку по преимуществу электронной, вложили в проект миллиарды рублей — и тут новое затруднение! Создание электронной библиотеки противоречит законодательству. Поэтому в Госдуму вносятся законопроекты, призванные обеспечить Президентскую библиотеку, а заодно и две национальные электронными текстами. Вся затея со сканированием современных произведений — результат некомпетентности".

Правовая коллизия действительно существует. "Свободной оцифровке без получения чьего-либо согласия подлежат материалы, никогда не охранявшиеся авторским правом, а также произведения, в отношении которых сроки охраны авторских прав истекли",— объясняет Василий Терлецкий, генеральный директор российского авторского общества "Копирус". В иных случаях с правообладателем нужно заключать договор. Причем после вступления в силу упомянутых изменений в ГК договоры, не определяющие размера вознаграждения или порядка его исчисления, считаются недействительными. Нарушение условий по выплате вознаграждения автору за использование его произведений позволяет ему в одностороннем порядке разорвать договор и потребовать возмещения убытков. С 1 января ужесточена ответственность (вплоть до ликвидации или прекращения деятельности) юридических лиц, неоднократно или грубо нарушивших исключительные права автора.

Изменения в ГК, как ожидалось, должны были ликвидировать нелегальные электронные библиотеки, однако они работают в прежнем режиме: с сайтов www.bookz.ru или www.lib.rus.ec можно скачать книги многих современных авторов, от Михаила Елизарова до Чака Паланика. Дело в том, что определением ущерба, нанесенного пиратами, должны заниматься правообладатели, которые в очередь с заявлениями на распространителей контрафакта не выстраиваются. "Мы к сетевым библиотекам равнодушны,— говорит Владимир Максименко, замдиректора издательства "Альфа-книга".— Популярные в сети книги и на прилавках занимают выгодное место".

Зато изменения в ГК серьезно ограничивают возможности традиционных библиотек сканировать произведения, охраняемые авторским правом, в том числе и те, что необходимы для создания Президентской библиотеки. Это, полагают эксперты, и явилось причиной внесения в Госдуму поправок к закону "О библиотечном деле", которые фактически позволят национальным библиотекам создавать электронные копии документов без согласия правообладателей и выплаты им вознаграждения.

Электронный рай


"Отдельные тексты библиотеки, занимаясь вопросами сохранности фондов и организации к ним доступа, копировали всегда,— подчеркивает Виктор Федоров.— Но если сейчас речь идет об оцифровке, то раньше — о микрофильмировании. Принципиальное различие между этими методами в том, что "цифра" позволяет организовать удаленный доступ к отсканированным текстам". Оцифровка каталогов РГБ началась еще в конце 1980-х годов, к оцифровке документов ее сотрудники приступили десять лет спустя. Сейчас Ленинка ежегодно сканирует около 35 тыс. диссертаций — фактически весь поток кандидатских и докторских работ, защищаемых в России. В этом году планируется также оцифровка примерно 15 тыс. книг.

В этой работе участвуют, по сути, все подразделения РГБ. "После того как библиографы и фондодержатели решают отсканировать некий документ, его просматривают, составляют дефектную ведомость,— описывает процесс Виктор Федоров.— Затем его помещают в специальный ящик, который сразу опечатывают. Сканирование может происходить и за пределами библиотеки, если этим занимается подрядчик. Диссертации копируют на скорочитающем сканере, ценные же книги обычно сканируют вручную. Как только цифровая копия размещается в электронной части нашей библиотеки, в электронном каталоге об этом появляется запись".

Проектного финансирования для выполнения плана по оцифровке не хватает, отмечает гендиректор РГБ: "Нам нужно около 15 млн руб. в год, государство же выделяет лишь 5 млн руб. Дефицит частично удается покрывать за счет внебюджетных средств". Например, тех, что приносят виртуальные читальные залы, которых у РГБ сейчас около 300. Речь идет о точках удаленного доступа к электронной базе диссертаций РГБ, которые открываются, как правило, на базе российских вузов. Впрочем, есть они и за рубежом (в СНГ, Германии, США) — преимущественно в университетских библиотеках. "В год пользование нашим архивом диссертаций обходится им примерно в 400 тыс. руб.",— говорит Федоров.

Работать с электронными копиями посетители РГБ могут только в читальном зале, на компьютерах со специальным программным обеспечением, которое не позволяет копировать ни документ целиком, ни отдельные фрагменты. "У этих компьютеров отключены разъемы USB и дисководы, заблокирована возможность отправки электронной почты,— объясняет Александр Вислый.— Есть и второй уровень защиты — программное обеспечение российской фирмы Shoft. Оно загружает документы с серверов РГБ, одновременно перекодируя их из распространенного формата PDF в свой уникальный формат, который другие программы не читают. Передача всего документа не производится — только той страницы, которая на экране".

Читатель имеет право, согласно закону, распечатать несколько страниц текста, охраняемого авторским правом. До вступления в силу четвертой части ГК их можно было скопировать на физический носитель — компакт-диск или флеш-карту. "Процедура была утомительной: очередь к бабушкам, которые записывали нужные страницы на компакт-диски, порой растягивалась на несколько дней",— вспоминает Алексей Васильев, гендиректор компании "Контр-Медиа груп", которая установила в читальном зале РГБ терминалы (вроде тех, что используются для оплаты телефонных разговоров) с функцией записи электронных документов на компакт-диск или флеш-карту. После 1 января работу терминалов пришлось свернуть — до тех пор пока не удастся заключить договоры с авторами диссертаций.

Президентский сканер


Не во всех российских библиотеках оцифровка фондов идет так бурно. По словам заместителя гендиректора по информатике Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. М. И. Рудомино (ВГБИЛ) Елены Крепковой, Иностранка занялась этим несколько лет назад и успела отсканировать лишь около 1 тыс. произведений. Все они авторским правом не охраняются. Впрочем, на сайте библиотеки есть и произведения современных авторов, но в виде ссылок на сайт www.lib.ru с нелегальным контентом. "В единичных случаях, когда подобные вопросы рассматривались, суд склонялся к тому, что само по себе размещение ссылки на произведение не может рассматриваться как использование произведения",— отмечает Василий Терлецкий. Финансировать оцифровку ВГБИЛ приходится за счет внебюджетных средств — государство на это денег не дает.

"Большинство моих коллег считают, что библиотекам масштабная оцифровка не нужна вовсе. Даже на Западе этим занимается по собственной инициативе лишь небольшое число библиотек,— рассказал корреспонденту "Денег" на условиях анонимности директор одной из московских библиотек.— Это делает, например, Библиотека конгресса США. Но это крупнейшее книгохранилище в мире, где произведения сканируют на специально выделенные из госбюджета средства. Другой пример — Французская национальная библиотека, которая занята оцифровкой исторических книг, не защищенных авторским правом". У нас ситуация иная. РГБ, главная российская библиотека, в Европе по числу оцифрованных текстов лидирует. "По данным CENL (Conference of European National Librarians) — организации, объединяющей директоров европейских национальных библиотек, РГБ является флагманом оцифровки фондов, — утверждает Виктор Федоров.— Хотя наша библиотека, как и любое другое крупное книгохранилище, не ставит целью оцифровать все единицы хранения". Произвести параллельно оцифровку книг для библиотеки им. Б. Н. Ельцина — амбициозная задача: здесь должна быть собрана вся литература о государственной власти. Рабочую группу по созданию библиотеки возглавил глава управделами президента Владимир Кожин. В нее вошли директор Российского государственного исторического архива Александр Соколов, глава Роскультуры Михаил Швыдкой, вице-губернатор Санкт-Петербурга Сергей Тарасов, директор "Мосфильма" Карен Шахназаров и главы крупнейших в стране библиотек — Владимир Зайцев из РНБ и Виктор Федоров из РГБ.

Сейчас, по словам Федорова, РГБ для Президентской библиотеки занимается оцифровкой тех единиц хранения, которые уже стали общественным достоянием. Чтобы процесс не остановился, когда все такие документы будут отсканированы, в Госдуму и внесен проект поправок к законам, регламентирующим работу библиотек. Это, кстати, уже вторая попытка. О первой "Деньги" писали в феврале (N9 за 2008 год). Тогда предлагалось обязать книгоиздателей наряду с бумажными экземплярами своей продукции отправлять также цифровые копии в РГБ, а к ее цифровому архиву подключить остальные библиотеки России. Андрей Логинов, заместитель председателя Общественного комитета содействия развитию библиотек России, полномочный представитель правительства в Думе, заверил корреспондентов "Денег" в том, что у этого законопроекта шансов нет. Виктор Федоров тоже настроен скептически: "Легко понять недовольство издателей: мы, конечно, не пираты, но злоупотребления здесь возможны. Да и самим библиотекам невыгодно получение такого количества электронных копий. В РГБ ежегодно поступает около 450 тыс. документов, и если все они будут дублироваться оригиналами макетов, наш штат не справится с обработкой".

Новые поправки к закону "О библиотечном деле", одобренные депутатами в первом чтении, незадолго до парламентских каникул, внесла группа депутатов во главе с руководителем комитета по культуре Григорием Ивлиевым и вице-спикерами Светланой Журовой и Олегом Морозовым. Этот законопроект предлагает признать ельцинскую библиотеку национальной и дать ей (наряду с РГБ и РНБ) право оцифровывать документы без согласия правообладателей и без выплаты им вознаграждения в целях "сохранности фондов". Оговаривается, правда, что библиотеки должны делать это через два года после поступления к ним обязательных экземпляров. Проект поддержал профильный комитет Госдумы по культуре, и шансы на его принятие, утверждают эксперты, велики. Виктор Федоров отмечает, что в практике развитых стран есть примеры разрешения возникающих противоречий: "В Скандинавии у национальных библиотек и ряда других крупных книгохранилищ есть право оцифровывать любые документы без договора с правообладателем. Читатель же, получая электронную книгу, берет на себя обязательство использовать ее в научных, культурных или образовательных целях. В Великобритании эта тема в законодательстве попросту отсутствует — и библиотеки могут работать так, как считают нужным".

Впрочем, на Западе иной потребитель и пиратский диск с музыкой не покупает только потому, что он пиратский. Российские же издатели полагают, что наделение наших библиотек особыми правами приведет к бесконтрольному распространению цифровой продукции.

Издательские волнения


"Не стоит создавать ажиотаж вокруг этих поправок,— уверяет Сергей Пархоменко, главный редактор издательской группы "Аттикус".— Право на электронное копирование получат лишь национальные библиотеки — и по истечении двух лет с момента получения обязательного экземпляра". Эксперт полагает, что утечка электронной версии книги скорее произойдет не из двух или трех национальных библиотек, а из типографий, которые перестали печатать с пленок и тоже перешли на "цифру".

Впрочем, Пархоменко явно выражает мнение меньшинства коллег — в целом издательский бизнес взволнован перспективами тотальной оцифровки в библиотеках.

"Если библиотеки хотят оцифровать книгу, пусть заключают с нами договор,— предлагает Олег Попов, директор издательства "Академия".— У нас небогатое издательство с тиражами около тысячи экземпляров, а этот закон сделает нас еще беднее. Мы ведь продаем не только книги, но и электронные версии книг, на сайте издательства их можно приобрести за 250 руб. Оцифровка наших книг библиотеками может больно ударить по продажам".

Не менее категорична и президент издательского дома "Слово" Наталия Аветисян: "Нарушается исключительное право автора — без его согласия копируется произведение. Ущемляются интересы издателя — лица, выплатившего вознаграждение автору". Трудно представить, объясняют эксперты свой скепсис, что информацию в компьютерах библиотек будут охранять более тщательно, чем государственные базы данных, из которых то и дело случаются утечки и в интернет, и в розницу.

ОЛЕГ ХОХЛОВ, КСЕНИЯ ГУЛИА


Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от 04.08.2008, стр. 32
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение