Коротко

Новости

Подробно

Лондон слезам не верит

"Больше Бена" на московских экранах

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премьера кино

Фильм "Больше Бена", снятый по одноименному русскому молодежному роману, не только сменил национальность, но и выпал из породившей его эпохи бандитских 1990-х. Смена гражданства пошла всей затее на пользу, обнаружил АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ.


Стоит напомнить, что "Больше Бена" был сетевым бестселлером 1999 года. А его авторы Сергей Сакин и Павел Тетерский — героями поколения новоиспеченных менеджеров и пиарщиков, облюбовавшего самую длинную барную стойку Москвы в кафе "Честерфилд" у Курского вокзала: там они роняли слезы в коктейль, когда их честные заработки вчетверо сократились в результате дефолта. Уже начав слегка презирать Англию с Америкой, ребята опять стали подумывать о том, не смыться ли на чужбину, а некоторые и впрямь проделали подобный трюк, в состав которого входили ограбления фирм на исторической родине, вешанье лапши на уши собеседникам из посольства, а на чужбине — подделки банковских счетов и вскрытие банкоматов. Плюс эксплуатация наива русской души, героинового драйва и сексуального обаяния, в равной степени присущего п...донкам с буквой "о" и с буквой "а". Все это великолепие нашествия коварных восточных варваров присутствует в романе и в несколько трансформированном виде перекочевало в фильм.

Могу представить, что было бы, поставь "Больше Бена" любой наш режиссер кроме, быть может, Алексея Балабанова, но последний уже снял "Брата-2". Ксенофобия, цинизм и реваншистский душок так бы и перли из истории о том, "как мы нагибали Лондон" (рекламный слоган картины). Однако за дело взялась британка-дебютантка Сьюзи Хейлвуд, а взращенные на школе социального гуманизма англичане органически не способны к таким пакостным вещам. Эта милейшая женщина сняла кино не про то, как два юных авантюриста из России пополнили мультиэтническую армию уголовников, а про зажравшийся город Лондон, который, совсем как Москва, слезам не верит. И еще большой — больше Бена — вопрос, кто кого в этом совокуплении двух культур употребил.

Появление режиссера-аборигена сняло и целый ряд чисто бытовых вопросов, ибо из русских кинематографистов пока никому не удалось аутентично изобразить на экране западный мегаполис. А тут все как положено: иммигранты всех цветов кожи, причем каждый тщится предстать перед другими более коренным, и весь этот интернационал увиден взглядом настоящей столичной уроженки. Ведь ксенофобия — это как раз болезнь понаехавших.

Конечно, большим событием большого кинематографа "Бен" не стал, как не стал даже гораздо более изощренный по режиссуре "Порок на экспорт" Дэвида Кроненберга, тоже живописующий русский наезд на Лондон, только в куда более зловещих красках. Но и претензий таких в данном случае не было: фильм даже особенно не стремится выйти из субкультурного ареала и легко помещается в схему комедийного зрелища для понимающих.

Утратив прямую актуальность, сюжет злоключений Спайкера и Собакки (под такими псевдонимами подают своих лирических героев авторы романа) стал восприниматься как своего рода ностальгический: как молоды мы были, как много пережили. Примерно такая же история случилась с экранизацией другого документа эпохи развитого консьюмеризма — "99 франков" Фредерика Бегбедера. Открытия уже нет, но есть приятное чувство фиксации своих маленьких радостей и горестей в истории. Есть и горький мотив распада мужского братства, похоже, автобиографический, во всяком случае на пресс-конференции по поводу премьеры "Больше Бена" на московском фестивале господа Сакин и Тетерский сидели в разных концах зала и не общались.

Разъединила судьба и двух сыгравших в фильме артистов. Бен Барнс (Собакка) и впрямь стал "больше" — взлетел до роли принца Каспиана в голливудских "Хрониках Нарнии", а наш Андрей Чадов (Спайкер) играет в скромнобюджетных португальских, чешских и польских фильмах. Что, надо полагать, не мешает обоим тепло вспоминать свой лондонский период, когда их герои гордо несли звание moscow scum — московской шпаны.


Комментарии
Профиль пользователя