Па-де-де назад

Звезды Большого закрыли сезон

Концерт балет

Внушительным гала-концертом ведущих солистов Большой театр отметил окончание сезона. ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА разглядела в нем весьма неприятные тенденции.

В Большом театре завершается пятилетка Алексея Ратманского — его контракт истекает 31 декабря, так что формально со следующего года (а фактически уже с сентября) у труппы Большого будет новый руководитель — Юрий Бурлака. Логично было бы предположить, что финальный гала станет своего рода отчетом уходящего худрука. Но то ли у него, за неделю до окончания сезона выпустившего "Пламя Парижа", не хватило времени на подготовку программы, то ли он намеренно отдал концерт на откуп ведущим солистам, только публика не увидела ни следа хореографии самого Ратманского, ни фрагмента из инспирированных им современных постановок. Как будто в Большом "эпохи Ратманского" и не было вовсе.

Не секрет, что у худрука не сложились отношения с ведущими артистами театра — большая часть "заслуженных" и "народных" демонстративно игнорировала его инициативы, так что главными ньюсмейкерами последних лет Большого стали совсем молодые артисты, которым в статусном гала места не нашлось. Звезды же, воспользовавшись возможностью выбрать репертуар сообразно своему вкусу, выступили единым фронтом — преимущественно в классических па-де-де и дуэтах Юрия Григоровича.

Спору нет, приятно было вновь увидеть на сцене вечно травмированного Андрея Уварова, станцевавшего Альберта со своим неизменным благородством. Но к нему прилагалась слезливая Жизель Анны Антоничевой, отчаянно ломавшая руки и приволакивающая ногу в косолапых па-де-бурре. Балерина Александрова опять танцевала па-де-де Обера в постановке Виктора Гзовского и вновь доказала, что не обладает столь необходимым для этого номера апломбом (умением стоять на одном пуанте без поддержки партнера), отчего регулярно запарывает ключевую диагональ в адажио. К тому же на сей раз госпожу Александрову сопровождал совсем юный и неумелый кавалер Артем Овчаренко. На фоне его инфантильной индифферентности ее комиссарская боевитость обрела явный комический оттенок. Балерина Шипулина тщетно пыталась отдаться безумной страсти в дуэте из "Легенды о любви" — ее партнер Егор Хромушин был непрошибаем, как шведская стенка. Однако не столь надежен: с верхних поддержек он сваливал балерину, как мешок картошки. Светлана Лунькина, славная своим лирическим дарованием (что артистка подтвердила исполнением номера "Гибель розы" в сопровождении Артема Шпилевского), решила вдруг сменить амплуа, выступив в "Кармен-сюите". Женственная Кармен, которая хочет отдаться, а не поиметь Хосе, для сцены Большого, конечно, неожиданность. Однако желания госпожи Лунькиной ограничились девичьим кокетством — об иных аспектах страсти ее Кармен и не догадывается.

В двух отделениях этого шамкающего, старческого концерта оказалось лишь два живых, активных и явно заинтересованных своей профессией артиста: Светлана Захарова и ее партнер Андрей Меркурьев. Лишь они исполняли номера XXI века, и лишь они танцевали то, что им подходило и явно нравилось. Статусная "классичка" Захарова давно жаждет современного репертуара и явно разочарована тем, что Алексей Ратманский не ставит для нее балетов. Тут уж ничего не поделаешь — индивидуальности хореографа и балерины не совпадают. Светлана Захарова на сцене склонна к необузданности: уж если швырять ноги, то за шпагат, уж если сгибаться, то в бараний рог, уж если любить, то взахлест. Тонкие нюансы хореографии Ратманского ее не прельщают, к тому же в его многофигурных балетах не бывает одной балеринской партии, а на меньшее титульная прима Большого не согласна. Неутомимой балерине приходится самой искать подходящих авторов. В дуэте поляка Пастора из "Тристана и Изольды" и особенно в броском номере итальянца Вентрильи "Black" Светлана Захарова сумела выложить все свои козыри: и роскошные ноги, и гибкое тело, и незаурядную координацию, и буйный темперамент. Даже Андрей Меркурьев, прошедший форсайтовский ликбез в Мариинском театре, стушевался на фоне неистовой партнерши.

Но живительное явление госпожи Захаровой, равно как и бодрящий финал в виде фрагмента из "Класс-концерта" Асафа Мессерера, не меняют обескураживающей ситуации. Если новому худруку Юрию Бурлаке не удастся приобщить своих "народных" подчиненных к европейской цивилизации и дисциплине, уход Алексея Ратманского отбросит Большой театр в прошлый век.


Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...